Ольга Добровидова

Редактор

Нас не спросили

Ведущие российские климатологи на этой неделе обратились к президенту РАН Александру Сергееву с письмом (есть в распоряжении N + 1), из которого стало понятно, что публичная позиция Академии по вопросу изменения климата фактически формируется без их участия. Это крайне любопытно с учетом того, что многие подписанты письма считаются одними из лучших в мире специалистов в своих областях и постоянно участвуют в подготовке международных докладов. Что не понравилось российским ученым, читайте в нашем блоге.

Giphy

В письме упоминается высказывание президента России на Международном форуме «Российская энергетическая неделя», назвавшего возможной причиной глобального потепления, которое мы, «видимо», наблюдаем, «космические изменения, сдвиги какие-то, невидимые для нас, в галактике» (об эмоциональной реакции некоторых представителей научного сообщества на эти слова мы уже писали).

Подписанты деликатно интересуются, какую роль сыграла РАН в формировании такой позиции (если сыграла) и как формировалось мнение самой академии. «Ни один из подписавших это письмо не был каким-либо образом вовлечен в это. Не переоценивая своих научных заслуг, мы все же считаем, что хотя бы часть из нас заслуживает того, чтобы быть привлеченной к выработке позиции РАН по вопросам климатических изменений», — говорится в письме, которое подписали, в частности, научный руководитель Гидрометцентра России Роман Вильфанд, директора Главной геофизической обсерватории имени Воейкова, Института глобального климата и экологии имени академика Израэля и Института географии РАН, а также председатель Научного совета РАН по теории климата Земли и десяток авторов оценочных докладов Межправительственной группы экспертов по изменению климата.

Кроме того, в письме говорится, что 20 декабря на отчетной конференции по программе Президиума РАН «Изменение климата: причины, риски, последствия, проблемы адаптации и регулирования» его подписанты выяснили, что РАН, оказывается, рекомендовала не ратифицировать Парижское соглашение. В этом академия наук внезапно разошлась с одним из основных противников ратификации — Российским союзом промышленников и предпринимателей (РСПП), который, напротив, недавно уведомил министерства о том, что больше не возражает против нее.

В числе причин, озвученных РАН, первой фигурировала «значительная неопределенность в оценках изменения климата, особенно в отношении определения тенденций его изменения и прогнозов будущего состояния климатической системы», а также «отсутствие единого мнения в мировом и российском научных сообществах о причинах глобального потепления и способах борьбы с ним». Подписанты письма снова деликатно интересуются, кто из ученых был привлечен к выработке такой позиции РАН и почему никто из них в этой работе не участвовал.

Интересно, что это не первый громкий случай, когда Российская академия наук публично выступает с, мягко говоря, странной и противоречащей научным данным позиции по вопросу изменения климата. Климатические «отрицатели» в России и за рубежом любят вспоминать, как в 2004 году академия не рекомендовала ратифицировать Киотский протокол, так как он якобы лишен научного обоснования, а «потепление климата в России — самой холодной стране мира — имеет ряд серьезных положительных эффектов» и протокол о борьбе с потеплением дискриминирует Россию (?!) как самую холодную страну.

«Александр Михайлович, Вам как активно работающему физику отлично известно, что обоснованность научных результатов может быть подтверждена только публикациями в рецензируемых изданиях. Анализ публикаций в ведущих российских профильных журналах (Доклады РАН, Известия РАН (серия Физика атмосферы и океана), Океанология, Метеорология и гидрология) показывает, что российские ученые своими исследованиями как раз утверждают обратное. Это же следует и из анализа зарубежной научной периодики. На основании чего тогда сформировалась абсолютно противоположная позиция РАН?», — спрашивается в письме.

Авторы письма считают целесообразным обсудить механизм выработки позиции РАН по вопросам климатических изменений. «Вам решать, в каком формате это должно быть обсуждено, например, в рамках Научного совета РАН по теории климата Земли. Важно, чтобы результатом стал работающий механизм, который обеспечит высокий научный уровень экспертной деятельности РАН в данной области», — говорится в письме.

Своим своеобразным подходом (шутка ли — главные специалисты по климату в стране спрашивают, кто пишет позицию академии по вопросам изменения климата) РАН сильно отличается, например, от американской Национальной академии наук, которая постоянно ведет обсуждение проблемы, публикует доклады, проводит семинары и вообще всячески участвует в ее публичном обсуждении. Аналогично себя ведет британское Королевское общество, которое вместе с академиями наук Содружества в 2018 году выпустило совместное заявление о проблеме изменения климата.

Пресс-секретарь президента РАН Светлана Попова заявила N + 1, что ничего не знает о письме климатологов в адрес Сергеева. Референт президента РАН в телефонном разговоре подтвердила, что письмо получено в понедельник, 21 января, и находится на рассмотрении. С самим президентом академии нам связаться пока не удалось.

Ранее в этом блоге

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.