Михаил Котов

Журналист

Чем обернется для российской космонавтики авария «Союза»?

Комиссия по расследованию аварии ракеты «Союз-ФГ» сегодня объявила, что причиной аварии стало повреждение одного из датчиков ракеты, причем поврежден он был уже при сборке ракеты на космодроме. Что означают результаты расследования и как долго российская космонавтика будет восстанавливаться после него, рассказывает космический и военный журналист Михаил Котов.

Сегодня, 1 ноября 2018 года, состоялась пресс-конференция, на которой были опубликованы результаты расследования аварии при запуске ракеты-носителя «Союз-ФГ» с транспортным пилотируемым кораблем «Союз МС-10». Как установила госкомиссия, причиной аварии стала нештатная работа одного из боковых ускорителей. Во время разделения он ударил вторую ступень ракеты. Сам же ускоритель не смог отделиться штатно, потому что у него не открылась крышка сопла увода, а это, в свою очередь, не произошло из-за деформации штока датчика контакта разделения.

Что произошло?

Чтобы разобраться в хитросплетениях чиновничье-технического языка госкомиссии, начнем с самого начала. У ракеты «Союз-ФГ» три ступени. Первая ступень — это четыре конических ускорителя, прикрепленных к основному блоку ракеты, бóльшую часть которого составляет вторая ступень. Третья ступень располагается выше второй, место их отделения можно определить по ажурной конструкции переходной фермы.

Вторая и первая ступени работают вместе, но в первой горючее и окислитель заканчиваются раньше, поэтому примерно в конце второй минуты полета происходит сброс первой ступени — боковых ускорителей. Сначала разрываются нижние связи боковых блоков, и за счет собственной тяги нижние части боковых ускорителей начинают отделяться от ракеты. После отхода нижней части на достаточное расстояние сначала открываются клапаны бака окислителя, чтобы придать блокам дополнительное движение, а затем открывается клапан бака горючего, и он окончательно — за счет реактивной тяги — отбрасывает блоки от ракеты носителя.

В данном случае неполадка произошла на этапе открытия бака окислителя — для одного из блоков (блока «Д») он просто не сработал. Блок остался в креплении, его закрутило и ударило о топливный бак второй ступени, что и спровоцировало аварию. Система аварийного спасения, ее вторая часть (первая — штанга на самом верху ракеты — к тому времени уже отделилась) при помощи двигателей увода, расположенных на головном обтекателе, перевела космический корабль в режим приземления по баллистической траектории. Дальше вы все знаете.

Кто виноват?

Судя по информации, опубликованной комиссией, виновата бригада монтажников, собиравшая ракету в монтажно-испытательном корпусе (МИК) космодрома Байконур. Именно там произошла поломка во время сборки ракеты. Согласно данным комиссии, монтажники повредили шток датчика контакта разделения при сборке, отогнув его на шесть с половиной градусов.

Монтажная бригада, соединяющая ракеты-носители «Союз» и полезную нагрузку в одно целое, всего одна. Именно она и ездит по разным космодромам, собирая ракеты из заранее подготовленных пакетов. Теперь придется разобрать и перепроверить две уже готовые ракеты, одну — на космодроме Куру во Французской Гвиане (полезная нагрузка — спутник MetOp-C), а вторую — на Байконуре (полезная нагрузка — грузовой корабль «Прогресс»).

О хорошем и плохом

На самом деле для российской космонавтики произошедшее — это один из наиболее «удачных», если это слово применимо, вариантов. Гораздо хуже, если бы брак был более серьезным, допущенным при производстве и потребовавшим бы полной перепроверки всех пакетов уже готовых ракет-носителей «Союз». Это могло бы сильно затормозить все запуски и сдвинуть уже намеченные старты, поставив под удар работу экипажей на Международной космической станции.

Проверка и пересборка готовых пакетов могла бы занять несколько месяцев. Сейчас же ликвидировать отставание получится достаточно быстро. Ошибку можно исправить, маловероятно, что она возникнет вновь, а это облегчает дальнейшую работу «Роскосмоса».

Что могло бы произойти, если бы комиссия выяснила, что брак появился на стадии производства? Это можно понять, если вспомнить события 2016-2017 годов. Тогда после аварии грузового космического корабля «Прогресс МС-04», произошедшей 1 декабря 2016 года, на ракетах-носителях «Союз-ФГ» и «Союз-У», предназначенных для запуска пилотируемого корабля «Союз МС-04» и грузового корабля «Прогресс МС-05», пришлось менять двигатели РД-0110 производства Воронежского механического завода.

Дальше — больше: выяснилось, что при сборке двигателей на заводе использовали менее жаростойкий припой, чем это требуется по регламенту. После этого «Роскосмос» отозвал на Воронежский механический завод все двигатели второй и третьей ступени всех уже готовых ракет-носителей «Протон-М». В итоге перерыв в запусках составил несколько месяцев, а перенос коснулся коммерческих пусков «Роскосмоса».

В нынешней ситуации остается лишь убедить страховые компании в том, что это случайность, упросить их сильно не поднимать страховые премии, и тогда можно считать, что произошедшую аварию удалось пережить малой кровью. Космонавты живы и здоровы, проблема найдена и устранена, полеты скоро продолжатся, можно выдыхать. Впрочем, поживем — увидим.


Ранее в этом блоге

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.