Елизавета Ивтушок

Редактор

Как же они говорят?

В минувшие выходные в Лос-Анджелесе в рамках конференции ISDC (International Space Development Conference), ежегодно проводимой Национальным космическим обществом, прошел открытый семинар, посвященный коммуникации с внеземными цивилизациями. Команда лингвистов обсудила все предпринятые на сегодняшний момент попытки контактов с инопланетянами (а также то, почему они не удались). Не обошлось и без упоминания Ноама Хомского с его универсальной грамматикой, а также доклада Дэвида Питерсона, создавшего знаменитый дотракийский язык из «Игры престолов». Кратко о попытках контактов с внеземными цивилизациями, а также о том, почему создание языка для контакта с инопланетянами — задача пока что невыполнимая, рассказываем в нашем блоге.


Многочисленные произведения научной фантастики дают нам понять, что представители внеземных цивилизаций — это гуманоидные (или относительно гуманоидные) разумные существа, у которых есть своя четко разработанная коммуникационная система, чем-то похожая на человеческий язык. Да, даже общение, состоящее из булькающих звуков, может быть основано на языке со своей грамматикой, а команда профессиональных полевых и компьютерных лингвистов найдет смысл и в исключительно письменном языке семиногих существ, отдаленно напоминающем пятна от чашек кофе. Но если все так просто, то почему контакт с другими цивилизациями все еще не установлен?

Как вы уже могли догадаться, ответ на этот вопрос достаточно прост: все, что мы знаем о внеземных языках, мы сами и придумали. Конструирование языков для произведений популярной культуры — процесс сложный и кропотливый, он требует понимания базовых законов синтаксиса и морфологии, создания письменности и, конечно, достаточного словаря, как минимум превосходящего небезызвестный список Сводеша. Именно поэтому все то, что мы слышим и видим на экране или же на страницах книг, кажется нам правдоподобным: даже существование вавилонской рыбки (или более технологического устройства) кажется нам вполне возможным. Вопрос о том, как нужно общаться с инопланетянами, на деле же, остается сугубо гипотетическим.

Под стать вопросу и наука, его изучающая, — она также считается гипотетической. Изучением языков внеземных цивилизаций занимается ксенолингвистика (от греч. ξένος — чужой и лат. lingua — язык), а большинство исследований в ее рамках — теоретические. В частности, самая горячая (и практически применимая) тема для обсуждений — доля схожести внеземных языков с земными. Понятно, что вероятность того, что инопланетяне пользуются нашей письменностью и схожей с нашей фонетической системой, очень мала, но вполне может существовать шанс того, что внеземные языки будут похожи на естественные концептуально — к примеру, своей универсальностью.

Теорию универсальной грамматики вот уже 60 лет активно пропагандирует (тут другое слово подобрать сложно) американский лингвист Ноам Хомский. Она заключается в том, что любой человеческий язык похож на другой рядом правил и принципов, например наличием языковых универсалий (гласных и согласных звуков, а также рекурсивности). А еще, по Хомскому, языки похожи тем, что способность к ним является у людей врожденной, а отвечает за нее единый и отдельный когнитивный модуль. Идея, разумеется, не без изъянов (ее неоднократно оспаривали многие лингвисты), но она может дать ключ к разгадке того, как подойти к общению с инопланетянами.

С одной стороны, можно предположить, что универсальность естественного языка (при условии ее существования на Земле) распространяется и на другие планеты, а значит, контакт возможен — и достаточно прост, так как система коммуникации будет основана на том, что нам уже известно. Сценарий не слишком вероятный, в особенности с учетом того, что даже на Земле есть язык пирахан, носителям которого ничего неизвестно о счете или рекурсивных структурах, а также язык сильбо гомеро, носители которого не говорят, а свистят.

С другой стороны, универсальность может быть иной — единой для внеземных языков. В таком случае не очень ясно, в рамках чего языки универсальны. В рамках одной планеты? Созвездия? Звездной системы? Ясно лишь, что возможность контакта практически пропадает: «универсальных грамматик» может быть миллиард. Наконец, универсальность может существовать и вне формализма земных языков, но все же быть понятна и нам, и им. Именно поэтому астрономы-энтузиасты, пытающиеся установить контакт с внеземными цивилизациями, обращают особое внимание на известные характеристики небесных тел, например на их электромагнитное излучение или химическую структуру.

Отправить сигнал инопланетянам (не зная ничего об их средствах коммуникации и даже не будучи уверены в их существовании) пытались неоднократно. Первопроходцам сразу же было понятно, что посылать рукописные или аудиосообщения бесполезно, а также — трудноисполнимо. Выбор пал на радиосигнал, и самое первое послание длиной чуть больше восьми минут ушло в направлении Венеры в 1962 году с территории СССР. Оно содержало слова «МИР», «ЛЕНИН» и «СССР» (все, что нужно знать о Земле и ее обитателях). Ответа, помимо отраженного от поверхности планеты сигнала, не последовало.

Без ответа осталась и более известная попытка контакта — «Послание Аресибо», запущенное из обсерватории Аресибо в Пуэрто-Рико в 1974 году в направлении звездного скопления M16, расстояние до которого — около 25 тысяч световых лет. Послание состояло из 1679 двоичных чисел (последовательностей нулей и единиц), его передача длилась чуть меньше трех минут, а само оно содержало информацию о человеке и человечестве, числах от 1 до 10, атомных числах основных химических элементов, Солнечной системе и структуре ДНК. При правильной расшифровке последовательности даже складываются в узнаваемые графические образы.

Как выяснилось почти сразу же, отправка сообщения была чисто символическим событием, приуроченным к открытию нового радиотелескопа и направленным на то, чтобы продемонстрировать его возможности. О символическом значении события говорит и то, что сообщение дойдет до адресата не раньше, чем через 25 тысяч лет, — и примерно столько же времени придется ждать ответа.

В создании «Послания Аресибо» принимал участие выдающийся американский астроном и популяризатор Карл Саган, который чуть ранее отправил еще два послания, на этот раз в виде алюминиевых пластин. Две одинаковые пластинки с изображением мужчины, женщины, нескольких небесных тел и двух состояний атома водорода отправили в космос с «Пионером-10» и «Пионером-11» — в 1973 и 1974 годах соответственно. В послании также есть информация о местоположении Земли: судя по тому, что с тех пор нас никто не нашел, сообщение было либо слишком сложным (за что Сагана неоднократно критиковали), либо адресовано несуществующему получателю.

Создание языка, который позволил бы нам свободно общаться с представителями внеземных цивилизаций (разумеется, при условии их существования), к сожалению, — все еще трудновыполнимая задача. Спекулировать об этом можно сколько угодно (и столько же — пытаться что-то сделать), но, кажется, самый реальный вариант — это дождаться контакта самим (правда, здесь возникает уже другой вопрос: как его распознать?). «Пока что языки для общения с внеземными цивилизациями — это всего лишь игра ума без практических результатов, которая, впрочем, хороша тем, что заставляет нас думать о свойствах языка и коммуникации вообще», — считает научный сотрудник Школы лингвистики НИУ ВШЭ и автор книги «Конструирование языков: От эсперанто до дотракийского» Александр Пиперски.

Энтузиастам же, мечтающим когда-нибудь стать настоящими ксенолингвистами, стоит набраться терпения — и коротать (вероятно, очень долгое) ожидание за изучением земных языков, благо всегда найдется, что изучать.

Ранее в этом блоге

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.