Антон Сомин

Лингвист

Белорусский

Продолжаем представлять читателям N + 1 книгу «Сто языков: Вселенная слов и смыслов» («Издательство АСТ», 2018), авторами которой выступили известные российские лингвисты — Максим Кронгауз, Александр Пиперски, Антон Сомин и другие. Сегодня речь пойдет о языке, который ближе всего к русскому, но в отличие от него пользуется фонетическим письмом и существует в двух вариантах.

Один из трех восточнославянских языков славянской группы индоевропейской языковой семьи. Наряду с русским является государственным в Республике Беларусь, однако услышать его в живом общении в крупных белорусских городах можно лишь изредка: почти вся общественная жизнь в Беларуси проходит по-русски. Белорусский язык изучается в школах, и в той или иной степени им владеют около 10 миллионов человек, однако, по данным последней переписи (2009), родным его считает только около 60 процентов живущих в стране белорусов, а языком повседневного общения называют лишь 30 процентов — примерно 2,3 миллиона человек. При этом белорусским языком опрошенные называли не только литературный язык, но и диалекты, и трасянку — смешанную русско-белорусскую речь.

Современный литературный белорусский язык, основанный на живых народных говорах, появляется только в XIX веке. Существовавший с XIV по XVII век старобелорусский, или западнорусский письменный язык, бывший языком делопроизводства Великого княжества Литовского, со временем был вытеснен польским. До 1920-х годов (а в западной Беларуси — до 1930-х) на письме использовали как кириллицу, так и латиницу (лацінку): например, все номера газеты «Наша Ніва» до 1911 года выходили в двух вариантах. Сейчас латиницей транслитерируются топонимы. Кроме того, до нас дошло большое количество диалектных белорусских (и польских) текстов XVII—XIX веков, записанных арабской вязью, — так называемые китáбы. Так писали татары, жившие на этой территории, забывшие свой язык, но сохранившие религию и традиции.

Белорусская орфография преимущественно основана на фонетическом принципе, то есть на письме передаются многие особенности произношения, включая яканье в предударном слоге: малако ‘молоко’, бяжыш ‘бежишь’, вясна ‘весна’, ёгурт ‘йогурт’, цэлы ‘целый’, радасны ‘радостный’, Расія ‘Россия’, баяцца ‘бояться’. Звук [р] в белорусском языке всегда твердый: рыс ‘рис’, мора ‘море’, рэкі ‘реки’, как и звук [ч]: чысты ‘чистый’, чэк ‘чек’. Наиболее узнаваемая буква — ў (у краткое или у неслоговое), которая обозначает звук, средний между [в] и [у] и похожий на английский [w]: быў ‘был’, аўтобус ‘автобус’, любоў ‘любовь’. Роль твердого знака играет апостроф: пад’езд ‘подъезд’, з’еш ‘съешь’.

В 1933 году была проведена реформа, приблизившая белорусский язык к русскому. Однако в 90-х годах в общественную жизнь вернулся дореформенный стандарт, и с тех пор белорусский язык существует в двух вариантах, различающихся орфографией, а также некоторыми аспектами фонетики, грамматики и лексики: один официальный, другой — нет (тарашкéвица — по имени Бронислава Тарашкевича, автора первой белорусской грамматики; хотя этим термином в первую очередь называют систему орфографии). Так, например, существует две белорусских Википедии — каждая на своем варианте языка.


Белорусская грамматика в целом схожа с русской, но есть ряд различий в частностях. Например, выбор окончания родительного падежа существительного зависит от его конкретности / абстрактности (няма стала ‘нет стола’, но няма снегу ‘нет снега’; галіна дуба ‘ветвь дуба’, но ложак з дубу ‘кровать из дуба’), а предложного падежа — от того, обозначает ли слово человека или нет (аб хлопцу ‘о парне’, но аб канцы ‘о конце’).

Классиками белорусской литературы считаются поэт и драматург Янка Купала и поэт и прозаик Якуб Колас, писавшие в первой половине XX века; а также Владимир Короткевич, известный в первую очередь своими историческими романами и повестями, опубликованными в 1960—1980-е годы, и Василь Быков, писавший в жанре военной прозы во второй половине XX века.

Ранее в этом блоге

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.