Гиоргий Нацвлишвили

Клинический психолог

Был ли Чарльз Мэнсон маньяком и серийным убийцей

В воскресенье, 19 ноября, в больнице города Бейкерсфилд, Калифорния, в возрасте 83 лет скончался один из самых знаменитых преступников XX века — Чарльз Мэнсон. Он известен в первую очередь деятельностью своей коммуны «Семья» (The Manson Family). Это было объединение, на первый взгляд, вполне безобидных хиппи, коих в 70-е водилось достаточно много. Но на поверку оказалось, что это не совсем коммуна, а скорее некий культ, члены которого совершили несколько жестоких убийств. Мэнсон был вдохновителем, идеологом и бессменным лидером этого культа. Но был ли он, как принято считать, маньяком и серийным убийцей?

Чарльз Мэнсон — личность разносторонняя, и чем ближе знакомишься с историей его деятельности, тем удивительнее кажется то, что он проворачивал с людьми, втянутыми в «Семью». Одним из самых известных преступлений, совершенных его коммуной, несомненно, является нападение на дом режиссера Романа Полански и убийство всех, кто там находился, в том числе беременной жены режиссера Шэрон Тейт. Дословно пересказывать историю Чарльза Мэнсона здесь не имеет смысла. О нем и его секте существует множество книг, статей и документальных фильмов. Хотелось бы, однако, развеять миф о Чарльзе Мэнсоне, которого нередко называют маньяком и серийным убийцей.

Дело в том, что термин «маньяк» является исключительно литературным и журналистским. Это сборная солянка из множества других терминов, в том числе «серийный убийца» и «психопат». Потому я предлагаю отказаться от этого термина и перейти к обсуждению оставшихся двух.

Кто такие серийные убийцы

Описание феномена серийных убийств очень спорно. Если обратиться к юридическим источникам, то мы неизбежно столкнемся с опорой на количественный фактор. Если человек совершил три и более преступлений с примерно одинаковым modus operandi, то это, несомненно, серийные убийства.

Но все не так просто. Возьмем, к примеру, обычного киллера. Он с разными временными промежутками совершает убийства с примерно одинаковым modus operandi. Значит ли это, что его убийства можно назвать серийными, а его самого — серийным убийцей? Нет.

Серийные убийцы отличаются тем, что все преступления совершают сами; их modus operandi, с увеличением опыта в этом деле, постепенно развивается; в убийстве несомненно присутствует компонент сексуального удовлетворения, причем необязательно имеет место сексуальный контакт; они не могут остановиться сами; между убийствами возникает период отдыха, который постоянно сокращается. А также может возникнуть почерк убийцы — некая деталь оставленная на месте преступления, которая на первый взгляд не имеет абсолютно никакого смысла, например цветок на трупе, но позволяет сказать наверняка: «Да, эти преступления совершил один и тот же человек».

В общественном представлении существует множество мифов о серийных убийцах. Они якобы являются выходцами из неблагополучных семей, у них высокий уровень интеллекта, позволяющий обманывать следствие и водить всех за нос, к тому же они обязательно невменяемые, нерациональные, не сознающие своих действий и тому подобное. Здесь проще сослаться на классику — Ганнибала Лектера, персонажа из фильма Джонатана Демми «Молчание ягнят», сыгранного блестящим актером Энтони Хопкинсом.

Именно такими обыватели видят всех серийных убийц. Но это не более чем заблуждение. Настоящие серийные убийцы в большинстве своем не являются гениями, могут расти в самых обычных семьях (не всегда благополучных, но в тех же, откуда выходят и обычные люди, не совершающие подобные преступления), а подавляющее большинство из них не страдает психотическими расстройствами.

В основном серийные убийцы — это скучные персонажи, зачастую с парафилиями, повышенной тревожностью, неуверенностью в себе и недоверием к окружающим. И все это никак не мешает их рациональности, умению прятать улики и планировать свои действия (здесь важно отметить, что ничего не планирующие преступники-шизофреники также существуют и яркий пример — это Ричард Чейз). Они никак не соотносятся с теми загадочными гениями преступного мира, которых мы видим в кино. В основном их долго не могут предать правосудию из-за непрофессионализма полицейских и свидетелей, нашедших труп и затаптывающих улики. Исходя из сказанного, можно сделать следующий вывод: серийные убийства — не самый простой феномен и каждый случай требует отдельного подробного изучения.

Кто такие психопаты

Что касается термина «психопат», то он также содержит множество различных смыслов, которые необходимо прояснить.

Учение о психопатиях было разработано отечественным психиатром П.Б. Ганнушкиным. Он выделил множество различных психопатий и писал следующее: «Психопатическими называются личности, с момента формирования представляющие ряд особенностей, которые отличают их от так называемых нормальных людей и мешают им безболезненно для себя и для других приспособляться к окружающей среде. Присущие им патологические свойства представляют собой постоянные, врожденные свойства личности, которые хотя и могут в течение жизни усиливаться или развиваться в определенном направлении, однако обычно не подвергаются сколько-нибудь резким изменениям. <…> речь идет о таких чертах и особенностях, которые более или менее определяют весь психический облик индивидуума, накладывая на весь его душевный уклад свой властный отпечаток».

Резюмируя сказанное и опять же ссылаясь на П.Б. Ганнушкина, повторим вслед за ним три важных критерия психопатий: их влияние тотально (они накладывают отпечаток на всю личность), статично (патологические свойства личности не меняются в течение ее жизни) и вызывают социальную дезадаптацию. Несомненно, учение о психопатиях сильно развилось с тех пор, как их описал П.Б. Ганнушкин, но здесь, к сожалению, не имеет смысла делать подробный разбор каждого автора и его подхода. Достаточно знать об этих трех важных критериях, описанных автором, — они пригодятся нам в дальнейшем.

«Семья» Чарльза Мэнсона

Вернемся к Чарльзу Мэнсону. Его нельзя назвать ни маньяком, ни серийным убийцей. Преступления он совершал не своими руками, modus operandi у него не было — хотя, отметим справедливости ради, был свой почерк. Все это не позволяет назвать Чарльза серийным убийцей в классическом понимании слова.

Но его вполне возможно назвать психопатом. Правда, для постановки точного диагноза необходима личная беседа которая, увы, невозможна. Сама история Чарльза Мэнсона полна различных сложностей, как семейных (нежеланный ребенок, родился у матери-воровки, пытавшейся обменять его на пинту пива), так и социальных (почти два десятка лет, еще до «Семьи», Чарльз провел в тюрьме), которые, несомненно, наложили отпечаток на его личность. Здесь, с известной долей уверенности, можно говорить о социальной дезадаптации.

Но несмотря на это, Мэнсон умело манипулировал людьми, подстраивался под разных людей, от школьниц до байкеров (на что, конечно, повлиял его личный опыт столкновения с абсолютно нестабильной социальной средой), понимал, как необходимо обустроить взаимодействие со своей коммуной, чтобы заставлять ее членов делать все, что ему необходимо. Каким образом это у него получилось?

Дело в том, что Мэнсон находил и приглашал в семью так называемых «потерянных» подростков и молодых людей, которые легко поддавались влиянию харизматичных лидеров. Его культ был достаточно закрытой системой, коммуна жила отдельно, на ранчо, где их никто не тревожил. Мэнсон вводил в практику членов коммуны различные ритуалы, которые скрепляли коммуну еще сильнее.

Согласно теории социальных систем (которая активно используется в системной семейной психотерапии), существуют две крайности — открытая и закрытая системы. Открытая система взаимодействует с окружающим миром, ее участники являются носителями устоев не только этой системы, но и общества в целом. Общество максимально влияет на эту систему, и заставить ее членов сделать нечто девиантное куда сложнее, чем в случае с представителями закрытой системы.

У закрытой системы контакт с обществом минимален, границы «нормальности» размыты, и в ней можно создавать свои правила и нормы. Для усиления подобного эффекта, как показал Филип Зимбардо своим стэнфордским тюремным экспериментом, можно обезличить участников этой системы. В эксперименте Зимбардо это было сделано при помощи присуждения идентификационных номеров испытуемым-заключенным и облачения их в одинаковую одежду. В «Семье Мэнсона» все ее члены, кроме Мэнсона, были коротко острижены. Это дополнительно выделяло лидера коммуны среди остальных, а его подопечные все больше теряли возможность критично относится к происходящему и соглашались на все более изощренные преступления.

Несомненно, Мэнсону ни к чему было специально знакомиться с тюремным экспериментом Зимбардо, сталкиваться с историей тюрьмы «Абу-Грейб» или изучать теории открытых и закрытых социальных систем. Он понимал их законы, если можно так выразиться, на интуитивном уровне.

Мэнсон был умным, начитанным человеком, не стеснявшимся излагать свою позицию на различные социальные проблемы, политику и тому подобное. Он вдохновлял множество деятелей искусства, таких как Мэрилин Мэнсон (сделал его фамилию частью своего псевдонима), рок-группу System of A Down (их композиция A.T.W.A посвящена Мэнсону), группу Kasabian (ее название совпадает с фамилией одной из девушек — членов «Семьи») и другие.

Несмотря на все сказанное, не стоит переоценивать Чарльза Мэнсона. Он, конечно же, был преступником и недостоин восхищения, которым его удостоили фанаты серийных убийц. Они видели в Мэнсоне лидера, чьи идеи приведут их к новому, прекрасному миру, тогда как он был отличным манипулятором, лидером культа, но никак не новым мессией и спасителем.

Ранее в этом блоге

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.