Артем Ефимов

Записки экономического историка

Джон Лоу и его «система»

В прошлом выпуске этого блога его автор Артем Ефимов, историк и ведущий телеграм-канала «Пиастры!», обещал рассказать о «системе Лоу» — попытке ввести во Франции в начале XVIII века бумажные деньги и развернуть с их помощью ажиотажную торговлю акциями заморской компании. В чем-то предприятие преуспело — Франция на пару лет стала очень богатой страной. Правда, затем все рухнуло. Читайте о том, как это было.


Джон Лоу (1671–1729) был сыном шотландского банкира, богатым денди. В 1694 году он угодил под суд за дуэль и бежал на континент. Стал довольно преуспевающим спекулянтом в Амстердаме. В 1705 году Лоу даже предлагал шотландскому парламенту денежную реформу, но безуспешно.

В 1715 году Лоу осел в Париже. В его доме шла крупная карточная игра. Захаживал, среди прочих, Филипп, герцог Орлеанский, брат короля Людовика XIV. Вскоре король умер, и Филипп стал регентом при малолетнем короле Людовике XV.

Бесконечные войны и придворные празднества Короля-Солнца истощили французскую казну. Но регент больше интересовался танцами, картами, женщинами и мужчинами, нежели финансами. И как только Лоу проявил интерес, с радостью отдал это дело ему на откуп.

Лоу часто изображают как авантюриста и афериста, но это несправедливо. Он был шалопаем, конечно, но оригинальным экономическим мыслителем, во многом опередившим свое время. Штука в том, что в экономике опережать свое время — значит ошибаться. Однако даже ошибки Лоу имели большое значение для дальнейшего развития экономической теории и финансовой политики.

Лоу основал банк, который получил королевскую привилегию на печатание собственных бумажных денег, обеспеченных золотом. Стандартная схема требовала, чтобы номинальная сумма выпущенных бумажных денег не превышала сумму запасов золота — это было гарантией, что бумагу по первому требованию можно обменять на звонкую монету, и тем самым обеспечивало покупательную способность бумажных денег.

Вместе с тем это ограничивало рост денежной массы. Лоу полагал, что недостаток денег в обращении подавляет деловую активность: экономике попросту не хватает денег на все сделки (примерно такая же идея лежит в основе современных фиатных денег, даже формально не обеспеченных никакими товарными запасами). Поэтому Лоу считал возможным и даже необходимым печатать деньги в неограниченных количествах.

Казна принимала бумажные деньги Лоу в уплату налогов, доверие к ним было выше, чем к старым деньгам, и поначалу все шло хорошо.

Параллельно Лоу основал Компанию Миссисипи, которая получила монопольное право на торговлю с французскими колониями в Северной Америке. Затея была вполне в духе тогдашнего европейского меркантилизма, который во многом держался на деятельности огромных привилегированных торговых компаниях. Чтобы привлечь инвесторов, Лоу распустил слухи, будто в колониях найдены месторождения золота.

Акции пользовались бешеным спросом и росли в цене. Лоу выпускал все новые акции, а поскольку предприятие все никак не начинало приносить доходы, выплачивал дивиденды старым акционерам теми деньгами, которые получал от новых, — классическая финансовая пирамида. Кредиты на покупку акций Компании Миссисипи выдавал банк Лоу. Именно тогда во французском языке появилось слово millionaire (миллионер).

Вся эта схема лопнула в 1720 году. Ажиотажный спрос на акции Компании Миссисипи привел к тому, что многие акционеры стали их распродавать, и цены рухнули с 15 до 4 тысяч ливров. Обманутые вкладчики оккупировали площадь Людовика Великого (ныне Вандомскую) — финансовый центр Парижа — и с дубьем нападали на банкиров. Лоу бежал.

Он успел еще пожить в Брюсселе, Лондоне, а также Венеции, где и умер в 1729 году от пневмонии. Финансовая система Франции была окончательно подорвана.

Это была одна из тех историй, которые приучили европейцев XVIII века к крайней осторожности при обращении с бумажными деньгами.

Про «систему Лоу» есть забавный и очень толковый десятиминутный канадский мультик (на английском языке).


Ранее в этом блоге

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.