Факультет психологии МГУ

Коллективное, сознательное

Свобода и детерминизм

Как современная психология представляет себе проблему свободы воли? Можно ли «заглянуть» себе в голову, чтобы понять, как работает механизм порождения желаний и долженствований? Кто в конечном итоге принимает решения, — от рутинных до судьбоносных, — которыми определяется наша жизнь? Мы сами? Наш мозг, действующий независимо? Или обстоятельства? Судьба или случайность? Попробуем разобраться.

Широко известен случай женщины, которая вследствие отравления угарным газом потеряла способность воспринимать форму объектов. Имея приблизительное представление об их цвете, она все же не могла узнавать вещи. Однако исследователи Дэвид Милнер и Мел Гудейл заметили некоторое несоответствие между тем, что женщина была способна видеть, и тем, что она могла делать.

Испытуемой предлагалось ответить, как расположена палочка в руке экспериментатора. Из-за перенесенной травмы с этой частью задачи она не справлялась. Но когда ей протягивали ту же палочку, женщина брала ее безошибочно, заранее подставляя ладонь нужным образом [Milner, Goodale, 1996]. Это яркий пример того, как мозг может знать об окружающем мире больше, нежели сознание.

Существуют и другие эксперименты, доказывающие, в частности, что решение пошевелить пальцем мы принимаем до того, как осознаем намерение сделать это [Libet, 2012]. Возникает вопрос: можно ли утверждать, что все наши решения принимаются с минимальным участием непосредственно сознания и, следовательно, свободы воли не существует?

Гарри Франкфурт в своей известной работе [Frankfurt, 1969] привел хороший пример, непосредственно касающийся этой проблемы. Представим себе неких Джонса и Блэка. Решение должен принять Джонс, однако у Блэка есть пульт управления, позволяющий в последний момент изменить решение Джонса в пользу того, чего хочется Блэку. Если Джонс сам хочет того же, что и Блэк, пульт остается без применения. Если желание Джонса расходится с желанием Блэка, Блэк нажимает на переключатель. Можно ли говорить, что в тех случаях, когда Блэк не пользуется пультом, Джонсом руководит его свободная воля, если поступить иначе он в любом случае не сможет?

Чтобы ответить на этот вопрос, следует уточнить, что такое свобода воли. Договоримся, что это способность действовать автономно, вне зависимости от внешних обстоятельств. Рассмотрим такую ситуацию: Х любит курить, Х знает, что курение вредно, более того, его убеждают не курить, но Х все равно курит, потому что для него это важнее. Такое поведение мы привыкли называть автономным. Таким же автономным будет поведение Х, не желающего курить и поэтому не курящего.

Получается, что воля — умение действовать в согласии со своими желаниями. А если между желаниями происходит конфликт? Например, Х беспокоится о своем здоровье и хочет избавиться от курения, однако при этом продолжает курить. Обычно такое поведение называют безвольным, хотя на самом деле тут просто одно желание берет верх над другим. Тогда получается, что о воле мы будем говорить только при условии, что из двух желаний человек выбирает наименее инстинктивное. Но наименее инстинктивное — еще не значит недетерминированное. Разве желание быть здоровым не диктуется нашей биологией? И потом, можно ли говорить о свободе и воле при отсутствии выбора между такими двумя желаниями, которые были бы для человека одинаково значимы?

Здесь можно вспомнить рассуждение Артура Шопенгауэра о воде в пруду. Может ли вода вздыматься волнами? Вполне. Может ли бить фонтаном? Разумеется. Может ли потоком катиться вниз? Да. Но вода в пруду ничего этого не делает и «добровольно» пребывает тихой и гладкой. Если говорить о воле как о способности действовать вне зависимости от внешних обстоятельств, то ее аналогом будет океан, сохраняющий спокойствие в шторм. Исходя из той же логики, волны на поверхности штормового океана — пример зависимости.

Но можно посмотреть и по-другому. Разве штормовая волна или струя водопада не иллюстрируют проявление закона о сопротивлении среде? Ветер «хочет» поднять воду в небо, но она лишь вздымается в виде волны и снова устремляется вниз. И так будет всегда, пока на нее действует закон тяготения. Человек тоже живет по определенным законам, его психика работает по определенным правилам, которые изначально помогают ему сопротивляться среде. Но, получается, они же и забирают у него собственную волю? 

Отличие человека от воды состоит в том, что он может эти правила использовать, если откроет их для себя. Зная тот же закон тяготения, можно использовать его, чтобы подняться в воздух. Построение летательных аппаратов без этого знания было бы немыслимо. Возвращаясь к истории о Джонсе и Блэке, эту идею можно повернуть так: Джонсу стоит взглянуть на Блэка со стороны и постараться понять, какую кнопку пульта тот хочет нажать, если он хочет ее нажимать вообще.

Тогда возникает следующий вопрос: по чьим законам мы живем? Являются ли они общими для всех или индивидуальны для каждого? Условно говоря, будет ли разными людьми (да и вообще всеми живыми существами) управлять один и тот же Блэк? На этот философский вопрос существует несколько ответов, которые мы коротко перечислим.


Детерминизм

Если мы действительно живем по всеобщим, глобальным законам, то можно заключить, что каждый момент настоящего, в котором пребывает мир, полностью вытекает из предыдущего. Таким образом можно обнаружить симметричность прошлого и будущего: первое так же закономерно, как и второе. Обладая всеми сведениями о мире, можно было бы точно рассчитать, какие события произойдут в тот или иной момент времени. Такой позиции придерживаются жесткие детерминисты, в психологии к ним можно было бы отнести Зигмунда Фрейда и Берреса Фредерика Скиннера.

Но применяя такую систему к человеку, можно довести ее до абсурда. Взять ту же ситуацию с решением пошевелить пальцем и предшествующим ему возбуждением участков мозга. Ведь можно сказать, что решение совершить движение сформировалось даже не в момент активности коры, а тогда, когда испытуемый узнал о том, что ему нужно будет шевелить пальцем, или тогда, когда он принял решение участвовать в эксперименте. Таким образом, сознательные причины могут порождать бессознательные, а не наоборот? Кроме того, как справедливо заметил Жан-Поль Сартр, полная детерминированность человека невозможна: мотивированное извне сознание стало бы чистой внешностью и таким образом сознанием быть перестало бы.

Еще одна проблема теории детерминизма: по какому праву мы можем оценивать нравственность человеческих поступков? Убийство, совершенное душевнобольным, мы воспринимаем гораздо мягче, чем восприняли бы умышленное убийство, совершенное вменяемым, ответственным за свои поступки человеком. Но критерий ответственности теряет значение, если все наши действия обусловлены. Мозг душевнобольного неким образом вынудил его совершить убийство. Но и мозг здорового человека тоже проделал предварительную работу, обусловившую преступление. Можем ли мы разграничивать подобные случаи?


Индетерминизм

Стали бы мы свободнее, если бы причинности не существовало? Думается, что если бы мы жили в мире, в котором не действуют законы физики и закономерности психических процессов, мы не приобрели бы ни больше воли, ни больше контроля. Скорее, мы стали бы пленниками случайностей. Если вернуться к ситуации Блэка и Джонса, то мы поймем, что в таком мире управление Блэка потеряло бы всякую логику, осуществлялось бы в непредсказуемом порядке. Изменился бы Блэк, но не Джонс.

Даже если предположить, что Блэк не руководствуется целесообразностью — не стремится улучшить жизнь Джонса, не толкает его на выгодные ему же поступки, разве от этого он становится менее властен?


Самодетерминация

В норме мы принимаем решения, бессознательно руководствуясь какими-либо сведениями. Полная информация находится у Блэка, а часть ее — и у Джонса. И в любом случае эта информация будет индивидуальна. Могут ли быть индивидуальными законы, по которым строятся наши действия и мысли?

Вероятно, могут. Но это произойдет только в случае вмешательства самого Джонса. Возможно, изначально Блэк действительно располагает только набором заданных закономерностей поведения, но в принципе эти закономерности можно менять. Можно возразить, что вряд ли мы можем быть иными, чем есть на самом деле, что все это — лишь уловки и самообман. Но если наше «на самом деле» — в какой-то мере продукт среды, то следует вспомнить, что окружение никогда не влияет на конечную цель наших желаний, а воздействует лишь на средства ее достижения. Мы обладаем способностью управлять ими в ровно такой же степени. В психологии это называется словом «самодетерминация».

Существует парадокс, подтверждающий ее существование: чем меньше человек сознательно верит в свободу воли, тем меньше его потенциал готовности к самоизменению. Чем больше — тем потенциал выше. Безусловно, мы способны сами вызывать у себя какие-либо мысли. Желание вызывания, конечно, может быть чем-то продиктовано, но непосредственно сам акт будет исходить скорее из области сознательного, чем из под- или бессознательного. А если мы можем сознательно вызывать у себя какую-то мысль или переходить от одной мысли к другой, то можем по своей воле менять и их нейродинамические носители.

Таким образом, способность управлять мыслями приводит нас к выводам о:

  • способности контролировать энергообеспечение этих операций (биохимическая регуляция);

  • способности изменять программы действий (субъективные нейродинамические «коды» тех или иных ситуаций);

  • способности расширять границы психической регуляции (в том числе и вегетативных функций).

  • Иными словами, мы можем контролировать то, что управляет нами и что, в свою очередь, направляет нас. Как сказал Ролло Мэй: «Любое расширение свободы рождает новый детерминизм, а любое расширение детерминизма рождает новую свободу. Свобода есть круг внутри более широкого круга детерминизма, который, в свою очередь, находится внутри еще более широкого круга свободы, и так далее до бесконечности» [Мэй, 2013].

    Так существует ли свобода воли в ситуации выбора? Можно ли понять, чем именно диктуется то или иное наше желание? Возможно, эти вопросы утратят смысл, если Блэк сам станет в некотором роде продуктом Джонса.Тогда между их желаниями не будет противоречий, и пульт окажется не нужен.

    Евгения Юдина

    Библиография:

    Дубровский А. И. Проблема «сознание и мозг»: Теоретическое решение. — М.: 2015.

    Леонтьев Д. А. Психология свободы: к постановке проблемы самодетерминации личности //Психологический журнал, Том 21, №1. — М., 2000.

    Мэй, Ролло Рис. Свобода и судьба /Пер. с англ. А. Багрянцевой. — М., 2013.

    Свендсен, Ларс. Философия свободы /Пер. с англ. Е. Воробьевой. — М., 2015.

    Фрит, Крис. Мозг и душа: Как нервная деятельность формирует наш внутренний мир /Пер. с англ. П. Петрова. — М., 2010.

    Libet, Benjamin. L’esprit au-delà des neurones: Une exploration de la conscience et de la liberté. — Paris, 2012.

    Milner A. D. , Goodale, M. A. The Visual Brain in Action. — Oxford UP, 1996.

    Frankfurt, Harry. Alternate Possibilities and Moral Responsibility //The Journal of Philosophy, Vol. 66. — N.Y.,1969.




    Ранее в этом блоге

    Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.