Тарас Молотилин

редактор

В тридесятом хеше

Вообразим, что в глубинке на просторах нашей необъятной страны есть деревня, в которой живут мужики Архип, Борис, Влад и Гаврила. И так случилось, что единственный банк в их райцентре закрылся, а деньги, что бумажки, что монетки, как-то со временем потерялись, поистрепались, да и вовсе закончились. Меняться по бартеру мужикам неудобно, а жить как-то надо, вот и порешили: приходит Архип к Гавриле, покупает курицу, да в свой блокнот пишет: «Третьего дня отдал Гавриле одну денежку». И Гаврила к себе про то же самое пишет. А если встретит на улице Бориса или Влада, то им тоже расскажет и они к себе в блокноты все занесут. А по выходным мужики блокноты сравнят, и все, что в большинстве сошлось, запишут в Гроссбух. И поначалу все было чудесно: Гаврила спьяну блокнот потерял, так мужики помогли — новый завели, Влад перепутал что-то — помарку нашли и в Гроссбух она не попала.

Bodleian Library

Но как-то Архип насторожился: а что если кто Гроссбух сопрет, да в нем все поначеркает и страницы подменит — как концы с концами свести? Почесали репу, да сообразили: надо на каждую страничку снизу хитрую штуку писать— взять по первой букве от каждого слова, да в абракадабру соединить. Например: «В субботний день Архип выдал две денежки Борису на водку», — значит «всдАвддБнв» надо писать. А на следующей странице взять от этой нелепицы одну букву и добавить к новой абракадабре — и так далее, чтобы точно убедиться, что никто странички не поменял и порядок не испортил. Порадовались мужики, сверили блокноты, да и по домам разошлись.

Так хороша была система, что и другие мужики прознали и попросились к четырем друзьям в компанию. И был среди новеньких Демьян-хитрюга, который быстро смекнул, как остальных обмануть. Пришел как-то в воскресенье Демьян, а с собой сразу пять блокнотов принес, дескать, друзья свои тоже передали. А в блокнотах и написано, что Архип и компания, все должны Демьяну по 100 денежек. Те аж опешили, морду Демьяну кулаками побили, но призадумались крепко. Раз Демьян такой мастак в блокнот строчить, того и гляди еще кто умный найдется, быть беде. Чтоб лишних долгов не наплодилось, стал каждый свои траты во всех блокнотах подписывать собственной рукой. И подписи все придумали себе хитрые, с вензелями, чтобы, значит, не подделать.

А Демьян все никак не угомонится, теперь вот что удумал: придет к Гавриле, купит курицу, денежку перепишет. А потом тотчас бежит к Архипу, ту же самую денежку ему за каравай отдает, а про Гаврилу — ни слова. А потом носится по деревне, всем рассказывает, что у Архипа был, каравай купил, а курицу кум из соседней деревни привез. В выходные Гаврила приходит, в гроссбух заглядывает, за голову хватается: «Как? А денежка, что Демьян мне за курицу давал?» — а остальные удивляются, да не было ж никакой денежки, ты что! Он же ее Архипу за каравай отдал, вот, посмотри — и свои блокноты показывают. Смекнул, конечно, народ, что опять Демьян за старое взялся, морду ему опять кулаками побили, но и сами кумекать сели. И удумал Влад такую штуку: чтоб народ серьезней все это дело воспринимал, надо к блокноту еще какое-то доказательство прикладывать, что работал, мол, усердно, чужие записи проверял и за циферки готов отвечать, как до Гроссбуха дело дойдет. Решили даже: не только проверять станем, но еще и судоку решать будем. А кто первым решит, тому и в Гроссбух писать. Ну и чтоб народ вообще не плюнул на это дело, стали первому умнику лишнюю денежку за труды давать.

Демьян было порадовался, но оказалось, что не так-то просто судоку первым решить. Бывало, что и решит, и денежку получит, и намухлюет всласть, а следующий умник посмотрит в Гроссбух повнимательнее, скажет: «Эээ, опять Демьян проказничает, откуда же ему столько денег взять!» — да и не станет вслед за его страничкой ничего писать. И пойдет тогда в сторону цепочка абракадабр, да уже без демьяновых трудов. Пробовал было Демьян тренироваться, чтоб точно всегда судоку первым отгадывать, так и другие мужики не дураки — денежку всем хочется, так что тоже за ум взялись. Головоломки-то приходилось все сложнее делать, да и награду за решение давали все меньше и меньше, а когда-нибудь и совсем перестанут — чтоб народ не только судоку решал, но и на работу ходил. Так и еще плюс в этом: денежек новых бесконечно плодить не хочется, пусть их уже будет, скажем, тыща на всю деревню, так легче, ей-Богу, без этой вашей инфляции.
 
А Демьян посмотрел-посмотрел, да и плюнул. Судоку все равно решал, а хулиганить перестал. Денег не меньше, а рожа целее. На том и сказке конец.

Ранее в этом блоге

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.