Белые медведи не смогли избежать похудения на суше в летний период

Потеря веса не зависела от того, экономили медведи энергию или тратили ее на добычу пищи

Исследователи из Канады и США наблюдали за белыми медведями у западного побережья Гудзонова залива в периоды, когда лед в заливе тает и медведи перебираются на сушу. На суше, в условиях нехватки пищи, медведи вели себя по-разному: кто-то старался меньше двигаться и экономить энергию, а кто-то активно искал пропитание и даже плавал. Однако независимо от выбранной стратегии и физической формы животные теряли вес — от 4 до 11 процентов массы тела за три недели. Несколько молодых особей, согласно прогнозам исследователей, могли умереть от голода до того, как в заливе снова появится лед. Поскольку период без льда в морях Арктики год от года увеличивается, ученые опасаются, что это скажется на выживаемости белых медведей. Исследование опубликовано в Nature Communications.

Сезонное таяние льдов в морях Арктики вынуждает живущих там белых медведей (Ursus maritimus) мигрировать вслед за льдами на север или на несколько месяцев перебираться на сушу. Из-за изменения климата периоды, когда льда нет, увеличиваются. Так, в западной части Гудзонова залива с 1979 по 2015 год безледный период увеличился на три недели — и медведи стали проводить на суше примерно по 130 дней в год. С пищей на суше непросто: охотиться на морских млекопитающих без льда медведи не могут, поэтому голодают, либо едят растения, падаль, и если повезет — охотятся на наземных животных. Увеличение безледных периодов может поставить под угрозу выживаемость и репродуктивный успех белых медведей.

Чтобы предположить, смогут ли белые медведи адаптироваться к более длительным периодам отсутствия льда, Энтони Пагано (Anthony Pagano) из Научного центра Аляски и его коллеги из Канады и США три года наблюдали за медведями в западной части Гудзонова залива с конца августа по середину сентября. Всего в исследовании участвовало 20 медведей: 13 взрослых и 7 молодых. Ученые оценивали их рацион, активность, энергетические затраты и состав тела — на каждого медведя вешали ошейник с камерой, GPS-трекером и акселерометром, а также в начале и в конце наблюдений измеряли их массу.

В условиях недостатка пищи животные могут прибегать к двум стратегиям — постараться снизить активность, сохранить энергию и выжить на запасах или направиться на поиски пищи. Здесь белые медведи использовали обе стратегии, и их ежедневные затраты энергии различались в зависимости от массы тела: самые тяжелые предпочитали экономить энергию, а те, кто весил мало, были вынуждены искать пищу, а значит — расходовать энергию. В соответствии с этим больше всего энергии тратили молодые самки, за которыми следовали молодые самцы, а меньше всего — взрослые самцы и беременные самки. Впрочем, прямой связи между процентом жира в организме и ежедневными затратами энергии ученые не обнаружили; они предположили, что молодые медведи могут быть более активными еще потому, что у них не так много опыта выживания в период без льда. В целом примерно 70 процентов медведей искали пищу, тогда как 30 предпочли сохранять энергию.

Неполовозрелые медведи двигались (ходили, плавали и ели) в среднем в 1,2–2,1 раза больше, чем взрослые, а самки были в 2–3 раза активнее самцов (во многом потому, что тратили больше времени на еду). В целом 94 процента медведей питались травами и водорослями, 56 процентов — ягодами, 39 процентов — тушами птиц, 33 процента жевали кости и 17 процентов жевали рога северных оленей. Изредка медведи добывали птичьи яйца, грызунов, арктического беляка, тюленя и белуху.

Несмотря на то, что активность медведей сильно различалась, и они все тратили разное количество энергии, почти все похудели за время исследования: 19 из 20 медведей потеряли от 4 до 11 процентов массы тела. Лишь один неполовозрелый самец прибавил в весе 13,6 процента — 32 килограмма. Его камера, к сожалению, перестала работать за несколько дней до сбора данных, но когда исследователи поймали его в конце наблюдений, его желудок был полным. С учетом того, что, пока камера была выключена, медведь передвигался вдоль побережья, ученые предположили, что он мог полакомиться тюленем, трупом белухи или другим крупным млекопитающим. Что касается всех остальных медведей, которые похудели, половина из них потеряла больше мышц, чем жира.

На основе питания, активности, затрат энергии и потерь веса ученые подсчитали, доживут ли эти медведи до 30 ноября, когда в западной части Гудзонова залива встает лед. Согласно прогнозу, две неполовозрелые самки могли умереть от голода раньше. Молодой самец, которому повезло найти еду и набрать 32 килограмма, изначально тоже мог не дожить до появления льда. Все остальные медведи, как было предсказано, должны были пережить оставшуюся часть летнего периода при условии, что будут тратить энергию в том же режиме.

И хотя поведение медведей сильно различалось, ни одна из энергетических стратегий не была полезнее других для выживания на суше. Ученые предположили, что увеличение безледного периода может поставить под угрозу выживаемость по крайней мере молодых белых медведей. Также в исследовании не участвовали самки, выкармливающие детенышей: они тратят намного больше энергии, поэтому длинное лето может быть опасно и для них. Кроме того, увеличение времени на суше может привести к тому, что медведицы станут кормить детенышей меньше или вовсе перестанут это делать — в таком случае некоторые детеныши могут не выжить.

Ранее ученые выяснили, как белые медведи из Юго-Восточной Гренландии, где безледный период длится в среднем 250 дней, адаптировались к нехватке морского льда: в летние месяцы они охотятся на тюленей с пресного льда, который приносят сползающие ледники.

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.
У шмелей нашли способность к логическим суждениям

Они успешно справились с парадигмой двух чашек и ее вариациями