Белые медведи с юго-востока Гренландии из-за нехватки морского льда перешли на пресный

Зоологи выяснили, что во фьордах на юго-востоке Гренландии обитает изолированная субпопуляция белых медведей, представители которой научились выживать в условиях нехватки морского льда. В летние месяцы они охотятся на тюленей, используя в качестве опоры пресный лед, который приносят сползающие в море ледники. Как отмечается в статье для журнала Science, ситуация с морским льдом на юго-востоке Гренландии соответствует той, что прогнозируется для большей части Арктики на конец XXI века. Существование здесь субпопуляции белых медведей демонстрирует, что в определенных местах эти хищники смогут выжить даже если море будет оставаться открытым большую часть года. Правда, насколько долго медведи продержатся в таких рефугиумах, неясно.

Белые медведи (Ursus maritimus) идеально приспособлены к жизни на морском льду, где они охотятся на тюленей. Однако в летние месяцы море во многих частях Арктики вскрывается, лишая этих хищников возможности добывать пищу. Безледный период им приходится проводить на берегу, полагаясь в основном на жировые запасы. При этом по мере того, как Арктика нагревается из-за антропогенных изменений климата, продолжительность безледного периода растет, вынуждая медведей голодать все дольше.

Согласно недавнему исследованию, к концу XXI века на большей части ареала белых медведей море будет свободным ото льда так долго, что 13 из 19 субпопуляций вида окажутся на грани исчезновения. Подобные предположения основаны на климатических прогнозах и данных о том, сколько дней медведи могут прожить без еды. Тем не менее специалисты допускают, что в отдельных частях Арктики могут возникнуть рефугиумы, поддерживающие небольшие популяции белых медведей даже в условиях долгих безледных периодов.

Команде зоологов под руководством Кристин Лейдре (Kristin L. Laidre) удалось найти подтверждение этой идеи. Начиная с 2011 года исследователи изучали восточно-гренландскую субпопуляцию белых медведей, представители которой живут вдоль в основном необитаемого побережья длиной 3200 километров. В частности, животных помечали спутниковыми передатчиками для отслеживания их перемещений.

Неожиданно для себя Лейдре и ее коллеги обнаружили, что белые медведи, живущие в Юго-Восточной Гренландии, а именно южнее 64 параллели северной широты, не пересекаются с сородичами, которые обитают к северу от этой границы. 27 взрослых самок из этого региона, которых ученые пометили в 2015–2021 годах, не совершали дальних миграций, а круглый год держались во фьордах и у фронта спускающихся в море ледников. Одни самки годами жили в одном и том же фьорде, а другие перемещались между соседними фьордами. Медианная скорость местных самок за четыре дня составила 10 километров. Для сравнения, для самок белых медведей с северо-востока Гренландии этот показатель составляет 40 километров, а за год они преодолевают около 1500 километров по морскому льду.

Современная ледовая обстановка на юго-востоке Гренландии кажется совершенно неподходящей для белых медведей. Хотя в местные фьорды периодически приносит паковый лед, его концентрация слишком мала, чтобы с него можно было охотиться на тюленей. Кроме того, он быстро исчезает. С февраля по май местные белые медведи охотятся с припайного льда, который образуется вдоль берегов, однако он существует в среднем лишь 89 дней в году. В среднем на юго-востоке Гренландии море свободно ото льда 250 дней в году. При этом считается, что белые медведи могут голодать лишь по 100-180 дней в году.

Лейдре с соавторами смогли выяснить, как именно белые медведи из Юго-Восточной Гренландии переживают долгие безледные периоды. Оказалось, что эти хищники охотятся на тюленей, используя в качестве опоры пресноводный лед, который приносят во фьорды сползающие в них ледники, Так они могут находить пищу даже летом, когда белые медведи обычно голодают или мигрируют на север вслед за морским льдом.

Генетический анализ показал, что белые медведи из Юго-Восточной Гренландии, которых авторы предлагают считать отдельной, двадцатой, субпопуляцией, являются самой изолированной группой этого вида. От соседних субпопуляций Северо-Восточной Гренландии и Дэвисова пролива они отличаются сильнее, чем две любые соседние субпопуляции белых медведей друг от друга. Исследователи также выяснили, что для местных медведей характерно низкое генетическое разнообразие. В частности, уровень гетерозиготности у них самый низкий среди всех белых медведей.

Возможно, изоляции белых медведей на юго-востоке Гренландии способствует быстрое Восточно-Гренландское течение, которые ограничивает их возможность расселяться на север (а на юге подходящие местообитания почти отсутствуют — кроме того, здесь живут люди, которые охотятся на медведей). Впрочем, иногда на юго-восток Гренландии попадают медведи из других субпопуляций, которым удается приспособиться к местным условиям. Авторам удалось выявить двух потенциальных иммигрантов. Судя по генетическим данным, один из них прибыл из Моря Бофорта или с Аляски, а другой — с северо-востока Гренландии.

Рождаемость у белых медведей с юго-востока Гренландии оказалась ниже, чем у их сородичей с северо-востока острова и из большинства других регионов Арктики. Возможно, это связано со сложным гористым рельефом, который мешает самцам и самкам находить друг друга. При этом размер помета у медведиц здесь такой же, как в Северо-Восточной Гренландии, что указывает на примерно одинаковые уровни выживаемости детенышей. Масса взрослых самок, которая определяет количество и выживаемость детенышей, в Юго-Восточной Гренландии ниже, чем в некоторых других субпопуляциях, но примерно соответствует той, что наблюдается в Северо-Восточной Гренландии и Баренцевом море. Дизайн исследования не предполагал оценку численности белых медведей, живущих на юго-востоке Гренландии, Однако исследователи полагают, что в местной популяции может быть несколько сотен особей.

Лейдре с коллегами полагают, что юго-восточная гренландская субпопуляция белых медведей оказалась в изоляции несколько столетий назад. Самые ранние упоминания о том, что эти хищники обитают в Юго-Восточной Гренландии, относятся к XIV веку, а первые письменные сообщения о том, что они живут во фьордах, появились в 1830 годах. А судя по генетическим данным, последний общий предок местных белых медведей, образцы которых использовались для анализа, жил около 200 лет назад. Таким образом, по крайней мере в начале XIX века субпопуляция уже была изолированной.

Исследователи отмечают, что ситуация с морским льдом на юго-востоке Гренландии примерно соответствует той, что прогнозируется для большей части Арктики на конец XXI века, Существование здесь изолированной популяции белых медведей подтверждает, что при определенных условиях эти хищники могут выжить, даже если море остается свободным ото льда большую часть года, Рефугиумы для медведей могут сформироваться там, где ледники сползают во фьорды и где круглый год водятся кольчатые нерпы (Pusa hispida), например, в других частях Гренландии и на Шпицбергене. Это, впрочем, не означает, что отдельные субпопуляции белых медведей защищены от последствий глобального потепления. Даже в рефугиумах их популяции будут небольшими и генетически ослабленными — а также могут столкнуться с нехваткой пищи, Как долго они смогут существовать в условиях продолжающихся изменений климата, остается неясным. Не исключено, что и популяция с юго-востока Гренландии уже живет на пределах возможностей.

Ранее мы рассказывали, как биологи секвенировали геном древнего белого медведя, жившего 130–115 тысяч лет назад, и сравнили его с геномами 65 современных белых, бурых и черных медведей. Оказалось, что белые и бурые медведи разделились более миллиона лет назад, но при этом довольно долго продолжали активно скрещиваться. Кроме того, выяснилось, что белые медведи утратили генетическое разнообразие — и это делает их уязвимыми перед потеплением климата.

Сергей Коленов

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.
Малый веретенник пролетел рекордные 13560 километров без остановки

Предыдущий рекорд составлял около 13000 километров