Шимпанзе и бонобо узнали старых знакомых на фото

Они рассматривали фотографии бывших членов своей группы дольше, чем снимки незнакомых обезьян

Ученые из Великобритании, Бельгии и Японии обнаружили, что бонобо и шимпанзе узнают своих знакомых, даже если не видели их много лет. Это показали эксперименты, в которых обезьяны рассматривали фотографии знакомого и незнакомого сородичей. И шимпанзе, и бонобо чаще задерживали взгляд на фотографиях своих старых товарищей, что исследователи интерпретировали как узнавание. Вероятно, такая длительная социальная память досталась и нам, и шимпанзе с бонобо от нашего общего предка. Результаты опубликованы в Proceedings of the National Academy of Sciences.

Способность помнить и узнавать знакомых сородичей очень важна для видов со сложными социальными сетями. Такая способность облегчает сотрудничество: встречая сородича после долгой разлуки полезно понимать, был он другом или врагом и стоит ли с ним иметь дело. У людей долговременная социальная память хорошо развита: мы можем помнить других людей десятилетиями, даже если последний раз видели их еще в детстве. Мало кто из нечеловеческих животных может похвастаться тем же. Рекордсмены в этом смысле дельфины: они помнят вокализации сородичей, которых не видели и не слышали 20 лет. Овцы помнят лица других овец более двух лет, а бонобо способны распознавать голоса знакомых спустя пять лет после последней встречи. Сравнивая память нечеловеческих животных (и особенно приматов) с человеческой, ученые могут делать предположения о том, когда такая длительная социальная память возникла у людей.

Лаура Льюис (Laura Lewis) из Сент-Эндрюсского университета вместе с коллегами из Великобритании, Бельгии и Японии решила выяснить, как долго шимпанзе и бонобо могут помнить своих знакомых. В исследовании участвовали обезьяны из зоопарка Планкендаль в Бельгии, Эдинбургского зоопарка и японского заповедника обезьян в Кумамото. Их посадили перед монитором, на который выводили портреты других бонобо и шимпанзе. На одной фотографии была незнакомая обезьяна того же вида, а на другой — сородич, с которым сидящая перед монитором обезьяна прожила не менее года в одной группе, но которого давно не видела. Исследователей интересовало, как долго испытуемые будут смотреть на каждую из фотографий — это оценивали с помощью айтрекеров. Ожидалось, что шимпанзе и бонобо будут дольше смотреть на лица своих знакомых: это бы означало, что они их узнали. Чтобы испытуемые посидели перед экраном, ученые предлагали им попить сока через трубочку (она была прикреплена рядом с монитором).

Шимпанзе и бонобо дольше разглядывали фотографии знакомых сородичей, которых не видели от нескольких месяцев до нескольких лет (обычно не более десяти). Причем это не зависело от того, была ли знакомая обезьяна родственником испытуемого. Также узнавание не зависело от того, как давно обезьяны видели своих знакомых. Дольше всего помнила товарищей бонобо по имени Луиза, которая не видела свою сестру Лоретту и племянника Эрина более 26 лет. Когда их фотографии появлялись на экране, Луиза смотрела на них значительно дольше, чем на фотографии незнакомых бонобо. Иногда шимпанзе и бонобо переставали пить, рассматривая изображение старого товарища.

Также авторы обнаружили, что и шимпанзе, и бонобо дольше смотрели на тех сородичей, с которыми они были дружны (то есть с теми, с кем у них было больше положительных взаимодействий) — по сравнению с обезьянами, с которыми конфликтовали.

Судя по всему, шимпанзе и бонобо помнят тех, кого знали раньше, — даже если не видели их много лет. Пока не понятно, специфична ли эта память только для социальной информации или может распространяться на различные объекты и события, но ясно, что на нее влияют социальные факторы — сам факт знакомства и характер взаимодействия. Учитывая то, что одна обезьяна помнила своих родственников даже спустя 26 лет, социальная память некоторых человекообразных обезьян может быть сравнима с человеческой. А поскольку шимпанзе и бонобо — наши ближайшие родственники, долгосрочная социальная память, по мнению авторов, могла возникнуть как минимум 6–9 миллионов лет назад у нашего последнего общего предка. Такая память, вероятно, могла способствовать развитию сотрудничества и кооперации.

А недавно исследователи, наблюдавшие за двумя группами бонобо в заповеднике Колопори, обнаружили, что эти обезьяны сотрудничают не только с сородичами из их группы, но и с чужаками. При этом в партнеры по грумингу или обмену пищей бонобо чаще выбирали тех обезьян, которые тоже были склонны к сотрудничеству.

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.
Двух американских охотников назвали первыми возможными жертвами прионной болезни оленей среди людей

Впрочем, пока убедительных доказательств в пользу этой идеи нет