Сенокосцы не стали альфа-самцами из-за утерянных в юности конечностей

Путь в бета-самцы для них тоже оказался закрыт

Самцы новозеландских сенокосцев Forsteropsalis pureora, потерявшие одну или две конечности в молодости, остаются мелкими даже достигнув половой зрелости. Вместо того, чтобы участвовать в брачных турнирах с более крупными и хорошо вооруженными сородичами, они активно ищут самок и спариваются с ними незаметно. Результаты исследования опубликованы в статье для журнала Behavioral Ecology.

Взрослые самцы некоторых видов насекомых и паукообразных делятся на разные морфы, которые отличаются размерами, формой тела и поведением. Например, среди мужских особей новозеландских сенокосцев Forsteropsalis pureora есть три морфы. Альфа-самцов и бета-самцов можно узнать по крупным размерам, при этом хелицеры, которые используются как турнирное оружие во время сражений за самок, у первых широкие и короткие, а у вторых — длинные и тонкие. Гамма-самцы намного мельче (они могут быть в семь раз легче альф и бет), а хелицеры у них крошечные. Вместо того, чтобы драться за самок с соперниками, они стараются незаметно подобраться к незанятым партнершам и оплодотворить их.

Команда зоологов, которую возглавила Эрин Пауэлл (Erin C Powell) из Оклендского университета, решила выяснить, почему одни самцы F. pureora становятся альфами или бетами, а другие — гаммами. Исследователи предположили, что на судьбе мужских особей сказывается потеря ног в молодом возрасте. Сенокосцы часто отбрасывают конечности, чтобы спастись от хищника — но отрастить их заново уже не могут, что отрицательно сказывается на их дальнейшей жизни. Возможно, неполовозрелые самцы F. pureora, лишившиеся одной или нескольких ног, вырастают в гамм, а их сородичи, которые избежали этой участи, могут стать альфами или бетами.

Чтобы проверить данную идею, Пауэлл и ее соавторы поймали 86 взрослых самцов Forsteropsalis pureora. 63 из них оказались альфами и бетами (их в данном исследовании рассматривали вместе), а 23 — гаммами. 48 пойманных особей в течение жизни пережили потерю одной конечности, а две особи — двух. По внешнему виду шрамов, оставшихся после аутотомии, исследователи установили, какие самцы лишились одной или нескольких ног на ранних этапах развития (их оказалось 25), а какие — после достижения половой зрелости.

Среди гамма-самцов часто встречались особи, потерявшие ноги в молодости. Их доля составила 82,6 процента. В то же время среди альф и бет оказалось лишь 9,5 процента особей, переживших аутотомию до достижения половой зрелости. По расчетам авторов, потеря одной или двух конечностей на ранних стадиях развития в 45 раз повышает вероятность, что самец вырастет гаммой. Эта закономерность сохраняется независимо от того, какая именно нога — сенсорная или ходильная — была утрачена.

Таким образом, потеря конечностей в раннем возрасте действительно заставляет сенокосцев-самцов вырастать в мелких гамм с небольшими хелицерами. Какой именно механизм отвечает за развитие по этому пути, пока не до конца ясно. Возможно, мужские особи, которые лишились ног в молодости, не способны достаточно эффективно искать пищу, поэтому им не хватает ресурсов, чтобы стать крупной альфой или бетой. С другой стороны, не исключено, что мужские особи без части конечностей обречены проигрывать турниры за самок, так что им бессмысленно вырастать крупными. Стратегия гамма-самца остается для них единственной возможностью продолжить род. В таком случае аутотомия может напрямую запускать в организме физиологические изменения, из-за которых мужская особь остается мелкой.

Авторы надеются, что в будущем им удастся отследить развитие F. pureora в неволе и выяснить, какая из этих версий верна.

Ранее мы рассказывали, как зоологи обнаружили в Аргентине новый вид пещерных сенокосцев. Он получил латинское название Otilioleptes marcelae. Вероятно, это реликтовый вид, так как климат местности вокруг пещеры, где его нашли, мало подходит для обычно влаголюбивых сенокосцев.

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.
Австралийцы спасли считавшуюся вымершей улитку с острова Норфолк

Популяция вида в неволе достигла около 300 особей