Волки с острова на Аляске съели всех оленей и перешли на каланов

Впрочем, каланы здесь слишком многочисленны, чтобы волки полностью съели и их

Американские зоологи описали необычную стаю волков, которая кормится в основном каланами. В 2013 году эти хищники заселили небольшой остров Плезант на юго-востоке Аляски и за несколько лет съели почти всех местных оленей. Чтобы выжить, волкам пришлось перейти на кормление морскими животными, в том числе начать охотиться на каланов. Как отмечается в статье для журнала Proceedings of the National Academy of Sciences, в год стае нужно всего около 90 взрослых каланов, что составляет лишь небольшой процент от местной популяции вида. Таким образом, волкам на острове удалось найти стабильный источник корма. Возможно, до того, как люди истребили волков и каланов на островах Юго-Восточной Аляски, два этих вида связывали такие же отношения.

Каланы (Enhydra lutris) были почти истреблены людьми, которые охотились на них ради ценного меха. Однако в последние десятилетия численность некоторых их популяций растет благодаря усилиям по реинтродукции и охране. Это хорошая новость для прибрежных экосистем в северной части Тихого океана, поскольку каланы регулируют численность морских ежей, не позволяя им чрезмерно размножаться и уничтожать водорослевые леса. Возвращение каланов повлияло и на наземные природные сообщества — однако эта тема изучена намного хуже.

Разобраться в ней решила команда зоологов под руководством Гретхен Роффлер (Gretchen H. Roffler) из Университета штата Орегон. В центре внимания исследователей оказалась популяция каланов из расположенного на юго-востоке Аляски национального парка Глейшер-Бей и его окрестностей. Этих хищников реинтродуцировали сюда с Алеутских островов в 1960 годах, а к концу 2010 годов их численность здесь превысила 8000 особей. Предполагается, что именно столько каланов и может прокормить данная местность.

Несколько лет назад Роффлер и ее соавторы обнаружили, что на каланов, которые стали самыми многочисленными морскими млекопитающими Глейшер-Бей и его окрестностей, начали охотиться местные волки (Canis lupus) (также эти хищники поедают погибших и выброшенных на берег каланов). В частности, каланы стали важной частью рациона волков на двух участках, расположенных к востоку от национального парка: на острове Плезант площадью около 50 квадратных километров (волки заселили его в 2013 году) и в окрестностях поселения Густавус, которое находится на материке и отделено от Плезанта проливом.

Чтобы больше узнать о взаимоотношениях волков и каланов у восточных границ Глейшер-Бей, Роффлер и ее коллегам нужно было подробнее изучить рацион первых. Для этого исследователи с 2015 по 2020 годы собрали около 700 образов волчьего помета на Плезанте и в окрестностях Густавуса и изучили их с помощью метабаркодирования ДНК. Кроме того, авторы провели изотопный анализ 14 образцов волчьей шерсти, найденной на острове и материке. В дополнение к этому они оценили численность волков и копытных млекопитающих в разные годы.

Оказалось, что в первые годы после заселения на Плезант местные волки в основном охотились на чернохвостых оленей (Odocoileus hemionus). Судя по генетическому анализу экскрементов, в 2015 году эти копытные составляли примерно 75 процентов потребляемой ими пищи, а каланы — 25 процентов. Однако уже к 2017 году доля оленей в волчьей диете сократилась до семи процентов, а доля каланов, наоборот, выросла до 57 процентов. Кроме того, волки теперь поедают и других морских млекопитающих и рыб. При этом состав их добычи остается примерно одинаковым летом и зимой.

Анализ концентрации изотопов 13С и 15N в шерсти волков с острова Плезант также подтвердил, что в 2015-2016 годах они в основном охотились на наземных животных, а затем перешли на пищу морского происхождения. Согласно данному методу, в 2015-2016 годах доля оленей в рационе волков составляла 84,8-89,7 процента, однако к 2017 году упала до 0,8 процента. В последующие годы она не превышала 10,6 процента. В то же время доля каланов в волчьей диете резко выросла и в 2017-2020 годах колебалась от 86,5 до 97 процентов.

Авторы связывают столь быстрые изменения волчьих предпочтений с падением численности оленей на Плезанте. До 2015 года эти копытные оставались на острове обычными, однако к 2016 году их численность сократилась на 72 процента. После 2017 года, когда численность волчьей стаи на Плезанте достигла пика в 13 особей (впоследствии она снизилась), оленей стало еще меньше. В 2018 и 2021 годах специалистам и вовсе не удалось обнаружить на острове ни одного оленя — всю или почти всю популяцию съели волки.

К похожим выводам привел анализ сообщений охотников. В 2006-2013 годах они добывали на Плезанте в среднем 23 оленей в год, а в 2014-2019 — всего 1,2 оленя в год. Моделирование также подтвердило, что на острове живет достаточно волков, чтобы истребить местную популяцию оленей. Впрочем, несмотря на почти полное отсутствие копытных, волчья стая на Плезанте сохранилась, а ее численность в 2013-2021 годах колебалась от двух до тринадцати членов и достигала необычно высокой плотности. Судя по всему, хищникам удалось выжить на острове благодаря охоте на каланов и других морских животных. Возможно, волки смогли поддерживать достаточную для истребления оленей численность именно за счет притока питательных веществ и энергии из моря.

Материковые волки из окрестностей поселения Густавос с годами также стали потреблять больше пищи морского происхождения, в том числе морских млекопитающих. Например, в 2015-2020 годах средняя доля каланов в их рационе составляла 13 процентов. Тем не менее, основным источником пищи для материковых особей остаются копытные, в первую очередь лоси (Alces alces), составляющие 30 процентов их рациона. Волки из национального парка Глейшер-Бей поедают еще больше морских животных, чем их сородичи с Плезанта, однако не так зависят от каланов, на которых приходится 28 процентов их диеты.

Роффлер и ее соавторы предположили, что волки с Плезанта время от времени покидают остров, чтобы поохотиться на копытных на материке, а волки с материка напротив, посещают остров в поисках пищи. Гипотеза звучит логично, поскольку эти хищники неплохо плавают и способны преодолевать морские проливы шириной до 13 километров. Однако анализ данных с GPS-передатчиков, которыми снабдили четырех островных и девятерых материковых особей, показал, что члены плезантской стаи никогда не покидают свой остров, а их материковых сородичи никогда его не посещают. Анализ ДНК из собранных экскрементов подтвердил изоляцию островных волков.

Таким образом, волки с Плезанта круглый год проводят на острове, где почти нет копытных. Вместо того, чтобы охотиться в лесу, они ищут еду на пляжах и в приливно-отливной зоне. Именно пища морского происхождения, особенно ставшие многочисленными каланы, позволяет этой группе выживать без привычной добычи и на территории, площадь которой необычно мала для волков с юго-востока Аляски. Более того, в 2018-2021 годах в стае даже ежегодно появлялись детеныши.

Какой будет судьба волчьей стаи с острова Плезант, пока неясно. Исследователи упоминают классическую экспериментальную работу 1960 годов, в ходе которой волков заселили на остров Коронейшн на юго-востоке Аляски. Вскоре хищники съели всех местных оленей, перешли на пищу морского происхождения, а затем начали убивать и поедать друг друга. Через восемь лет от стаи, в которой на пике было 13 членов, осталась всего одна особь.

Впрочем, авторы сомневаются, что волков с Плезанта ждет такая же печальная участь. Дело в том, что во время эксперимента на Коронейшне численность каланов на Аляске еще не восстановилась, так что у местной стаи не было возможности охотиться на них. На Плезанте же эти морские млекопитающие многочисленны и уже стали основным источником пищи для волков. По оценкам исследователей, стае с Плезанта необходимо всего около 90 взрослых каланов в год, что составляет лишь малую долю от их численности в местных водах. Таким образом, хотя волки и съели всех островных оленей, на каланов они могут охотиться без вреда для популяции этих морских млекопитающих.

Возможно, до того как люди почти истребили каланов на островах Юго-Восточной Аляски, отношения между этим видом и местными волками были такими же, как в наши дни на Плезанте. И по мере того, как популяции каланов вдоль побережья Аляски восстанавливаются, история плезантской стаи может повториться и на других островах.

Несколько лет назад ученые впервые всесторонне рассмотрели экономические последствия от восстановления популяций каланов на примере тихоокеанского побережья Канады. Оказалось, что плюсы от роста численности данного вида перевесят убытки от поедания его представителями крабов, морских ежей и двустворчатых моллюсков. С возвращением каланов продуктивность экосистем, которые они населяют, вырастет на 37 процентов, а прибыль от экологического туризма, которую обеспечат любители природы, будет в шесть раз выше, чем денежные потери от сокращения добычи морепродуктов.

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.
Три популяции анолисов независимо приобрели сходные мутации для городской жизни

Некоторые мутации сделали их лапы более длинными и цепкими