Лисьи кузу научили сородичей находить лакомство в головоломке

Это первый пример социального обучения у этих сумчатых

Зоологи выяснили, что лисьи кузу способны к социальному обучению. В ходе экспериментов эти сумчатые пять ночей наблюдали за сородичами, которые пытались найти лакомство в головоломке с пятью отсеками, накрытыми разноцветными крышками. Когда кузу-наблюдателям самим предложили поискать награду, все они открыли правильные отсеки уже в первую ночь. Для сравнения, среди кузу-демонстраторов успеха в первую ночь достигли лишь 25 процентов особей. Результаты исследования опубликованы в статье для журнала Biology Letters.

Многие животные способны к социальному обучению — то есть они получают новые навыки, наблюдая за сородичами. Среди них разнообразные плацентарные млекопитающие, птицы, некоторые рептилии и даже рыбы. Например, несколько лет назад зоологи продемонстрировали, что живущие в неволе восточные бекоготные выдры (Aonyx cinereus) учатся друг у друга добывать лакомства, спрятанные в головоломках. А в нескольких популяциях больших желтохохлых какаду (Cacatua galerita) из австралийских пригородов за счет социального обучения распространилось умение открывать крышки мусорных баков.

Команда зоологов под руководством Эммы Годфри (Emma J. Godfrey) из Университета Кентербери решила больше узнать о способностях к социальному обучению у сумчатых млекопитающих. Традиционно представители этой группы считаются не слишком умными. Тем не менее, эксперименты показывают, что их интеллектуальные способности могут быть недооценены. Например, небольшие кенгуру Евгении (Notamacropus eugenii), научившись остерегаться инвазивных лисиц, распространяют эту реакцию и на кошек. Более того, эти сумчатые учатся избегать лисиц, наблюдая за опытными сородичами.

Годфри с соавторами сосредоточили внимание на лисьем кузу (Trichosurus vulpecula) — одном из самых успешных видов сумчатых. Представители этого вида успешно заселили австралийские города. Кроме того, они колонизировали Новую Зеландию, куда люди привезли их в середине XIX века. На этом архипелаге нет опасных для кузу хищников, поэтому их плотность здесь более чем в шестнадцать раз выше, чем в Австралии.

Исследователи предположили, что если лисьи кузу могут учиться, наблюдая за сородичами, то ярче всего эта способность должна проявляться у особей из Новой Зеландии. Дело в том, что благодаря высокой плотности новозеландской популяции ее представители чаще сталкиваются с сородичами, чем их предки с материка, что дает им больше возможностей для социального обучения. Кроме того, поскольку в Новой Зеландии кузу считают вредителями и активно используют для борьбы с ними яд и ловушки, здесь у этих сумчатых есть сильный стимул приобретать новые навыки.

Чтобы оценить способности новозеландских лисьих кузу к социальному обучению, Годфри и ее коллеги в течение 2021 года поймали 36 особей данного вида: тридцать — весной и еще шесть — в ноябре-декабре. В каждой из двух когорт животных разделили на демонстраторов и наблюдателей. Кузу-демонстратор сидел в центральном отсеке, а два его сородича могли наблюдать за ним из боковых отсеков. Все эксперименты проводились по ночам — потому что лисьи кузу ведут ночной образ жизни.

В течение пяти ночей каждому кузу-демонстратору давали головоломку, состоящую из пяти отсеков с разноцветными крышками. В отсеках с розовой и желтой крышками, обе из которых были дополнительно помечены точкой из блестящего лака, находилась награда — два грамма шоколадно-ореховой пасты. В отсеки с зеленой, синей и голубой крышками пасту тоже положили (так исследователи гарантировали, что кузу не найдут лакомство по запаху), однако ее трудно было достать из-под двух слоев скотча. Поведение подопытных животных фиксировалось с помощью двух камер.

Из восьми кузу-демонстраторов только двое открыли правильные отсеки в первую ночь. К четвертой ночи с головоломкой разобрались уже пять особей, а еще трое так и не поняли, как получить пасту. При этом кузу, добравшиеся до лакомства уже в первую ночь, на следующую ночь решали эту задачу быстрее. Таким образом, они учились методом проб и ошибок.

На следующем этапе авторы предложили кузу-наблюдателям ту же головоломку с лакомством под желтой и розовой крышками. Как и в первом случае, испытания длились пять ночей и фиксировались на камеру. Уже в первую ночь все пятнадцать кузу, участвовавших в опытах (шестнадцатая особь заболела и была исключена из экспериментов), открыли хотя бы один из двух отсеков с лакомствами. Семь из них добрались до награды в течение минуты, а еще трое — в течение трех минут.

В целом успех кузу-наблюдателей в первую ночь достиг ста процентов. Для сравнения, среди их сородичей-демонстраторов с заданием в первую ночь справились лишь 25 процентов особей. Вероятно, кузу-наблюдатели запомнили, из-под крышек какого цвета доставали лакомство их сородичи-демонстраторы, а под какими крышками угощения не было. После того как им самим предоставили доступ к головоломкам, они быстро нашли и подняли нужные крышки.

Три кузу-демонстратора, которые так не научились доставать награду из головоломки на первом этапе эксперимента, могли наблюдать за тем, как ищут лакомство их сородичи-наблюдатели. В результате двое из них освоили данный навык и продемонстрировали его при повторном тестировании.

Результаты исследования подтверждают, что лисьи кузу способны получать новые навыки, наблюдая за сородичами. Годфри и ее соавторы отмечают, что это первый пример такого поведения у данного вида сумчатых. Возможно, именно способность к кузу к социальному обучению объясняет, почему новозеландцам так непросто бороться с этим инвазивным видов.

Ранее мы рассказывали о том, как сокращение численности тасманийских дьяволов (Sarcophilus harrisii) изменило привычки лисьих кузу. Там, где дьяволы вымерли из-за трансмиссивного рака, кузу стали смелее. Например, в таких местах они стали охотнее искать пищу вдали от деревьев.

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.