Нашлись общие редкоматерные звуки для разных языков

Это щелевые сонорные

Психологи изучили, как используют обсценную лексику носители разных далеких друг от друга языков. Оказалось, что люди чаще всего считают щелевые сонорные звуки, соответствующие буквам l, w, y и r, менее подходящими для нецензурной лексики, чем другие, — и это не зависит от языка, на котором они говорят. Исследование опубликовано в Psychonomic Bulletin & Review.

Один из главных принципов теории знака, описанный еще в XX веке Фердинандом де Соссюром, гласит: связь между двумя компонентами знака — означающим (акустическим образом) и означаемым (понятием) — произвольна, то есть никакие свойства означаемого не выражаются в означающем. Это значит, что звучание слова никак не связано с его значением. Но бывают исключения: например, между звучанием и значением звукоподражаний (гав-гав) есть вполне определенная связь. Да и некоторые другие слова на разных языках звучат очень похоже. Так, например, в разных языках в слове нос часто (но не всегда) встречается носовой звук [n]. А гласный звук [i] и другие высокочастотные звуки часто связаны с чем-то маленьким. Это так называемая звуковая символика.

Возможно, нецензурная лексика тоже подчиняется подобным закономерностям: какие-то звуки делают ругательства более ругательными, а другие, наоборот, — менее. Некоторые авторы полагают, что матерные слова богаты взрывными звуками, такими как [b], [p], [t], [k], но эти выводы основаны только на нескольких индоевропейских языках.

Теперь исследователи с факультета психологии Ройял Холлоуэй Лондонского университета Шири Лев-Ари (Shiri Lev-Ari) и Райан Маккей (Ryan McKay) решили выяснить, есть ли фонетические закономерности в ругательствах разных языков. Для этого они провели три исследования.

В пилотное исследование ученые пригласили по 20 носителей пяти далеких друг от друга языков: иврита, хинди, венгерского, корейского и русского. Участников попросили вспомнить «самые вульгарные» выражения, которые используют люди, когда очень расстроились или когда хотят кого-то сильно оскорбить. В окончательные списки принимались только те слова и фразы, которые предлагали минимум двое носителей из группы. После исключения повторов (вроде fuck, fucking, fucker) и расовых оскорблений на каждом языке осталось от 14 (венгерский) до 34 выражений (иврит); на русском в финале осталось всего 26 оскорблений.

Каждый согласный звук ученые отнесли к какой-либо фонетической группе. Так, например, фрикативы — что-то вроде всем знакомых шипящих: сюда относятся звуки, которые соответствуют буквам s, z, h, f, x и подобные, их обозначают так: [s], [z], [ʃ], [ȝ], [f], [v], [θ], [ð], [x], [ɣ], [h], [ɦ], [χ], [ħ] и [ʕ]. Аффрикаты — звуки букв c и j — [ʦ], [ʣ], [ʧ], и [ʤ]. Носовые — обозначаемые как [m], [n], [ŋ] и [ɲ]. Аппроксиманты или щелевые сонорные — звуки букв l, w и y, которые обозначают как [l], [ʟ], [ʅ], [ʎ], [w], [j], и все звуки, которые можно обозначить буквой r.

Чтобы выяснить, как часто звуки из разных фонетических групп встречаются в ругательствах, авторы сравнивали частоту встречаемости каждой фонетической группы в обсценных выражениях с частотой их встречаемости в контрольных словах — списках Сводеша. Оказалось, что чаще всего в ругательствах не хватает звуков-аппроксимантов, обозначаемых буквами l, r, w, и y.

В следующем исследовании авторы проверили, чувствуют ли эту звуко-символическую ассоциацию носители разных языков. В нем 215 человек — носители арабского, китайского, финского, французского, немецкого и испанского — оценивали пары незнакомых иноязычных слов. Людям сказали, что одно слово в паре ругательное, а другое — нет, и нужно определить, где какое. На самом же деле оба слова были псевдословами, основанными на существующих. Так, например, из русского слова спина получилась версия с аппроксимантом — спила, и без — спича. Зачитывал слова робот, а не человек — это было сделано, чтобы не давать участникам интонационных подсказок. Гипотеза ученых подтвердилась: если в слове были аппроксиманты, люди реже относили слово к нецензурным. Причем так поступали даже носители французского, хотя в их языке нецензурные выражения нередко включат аппроксиманты. По мнению ученых это значит, что такое ощущение языка не отражает лингвистические знания, а затрагивает основные когнитивные предубеждения.

В завершение авторы составили список «смягченных ругательств» на английском. Он содержал 67 слов, которые произошли от 24 более грубых ругательств. Так, например, мягкие версии fuck — frigging и effing. Анализ всех этих слов показал, что в смягченных ругательствах содержалось гораздо больше аппроксимантов, чем в оригинальных словах. Возможно, эти звуки и делают ругательства не такими грубыми. То есть если человек хочет сделать слово менее обидным — он скорее всего добавит в него звуки, соответствующие буквам l, r, w или y.

Авторы считают, что звуковая символика, которая связывает определенные звуки с конкретными значениями, более распространена, чем считалось прежде.

Поправка

Раньше в заметке было написано, что в пилотном исследовании участвовали носители пяти неродственных языков. Это не совсем так: русский и хинди — из одной языковой семьи.

Подобная чувствительность к языку проявляется в эффекте «буба-кики»: резко-звучащие псевдослова люди обычно ассоциируют с чем-то острым, а мягкие и округлые — с круглым. А вот шимпанзе, гориллы и бонобо, эту связь, видимо, не чувствуют.

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.
«Искренность после коммунизма: культурная история»

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора