Генетики разобрались в родственных связях чулымцев

В их генофонде нашли много общего с самодийскими народами

Российские генетики исследовали ДНК чулымцев — малочисленного народа, проживающего в Томской области и Красноярском крае. По всей видимости, после миграции в бассейн реки Чулым тюркоязычные предки современной популяции находились в генетической изоляции от хакасов, с которыми они говорят на родственных языках. Придя на новые земли, они смешались с местными самодийскими народами (с кетами и, возможно, селькупами), а позднее — с европеоидным населением. На это, в частности, указывают обнаруженные у чулымцев Y-хромосомные гаплогруппы. Об этом сообщается в статье, опубликованной в Russian Journal of Genetics.

Чулымцы (также можно встретить названия чулымские тюрки, чулымские татары, томские карагасы и некоторые другие) представляют собой коренной малочисленный народ, который сегодня проживает в нескольких населенных пунктах Томской области и Красноярского края, расположенных в бассейне реки Чулым и ее притоков. По данным переписи 2010 года, всего насчитывалось 355 чулымцев, хотя еще в 2002 году их численность достигала 656 человек. Чулымско-тюркский язык — бесписьменный, относится к уйгуро-огузской группе восточно-хуннской ветви тюркских языков. Родственными языками выступают хакасский и шорский.

По данным исследователей, предки чулымцев начали переселяться из Южной Сибири в районы, где они проживают сегодня (до прихода русских их ареал был обширнее), в XIV–XV веках. Традиционное хозяйство этого народа основывалось на рыболовстве. Кроме того, они занимались охотой, собирательством, держали домашний скот и были знакомы с мотыжным земледелием. В их культуре ученые видят влияние хакасов-кызыльцев, самодийцев (селькупов и кетов), а также томских татар. По своему антропологическому типу, чулымцы сегодня ближе к селькупам, проживающим на Нижнем Чулыме, и томским татарам.

Лариса Валихова (Larisa Valikhova) из НИИ медицинской генетики Томского НИМЦ РАН совместно с российскими коллегами исследовала структуру генофонда современных чулымцев, а также изучила их происхождение в контексте генетического разнообразия автохтонного населения Сибири. Для этого ученые взяли образцы крови у 107 чулымцев, проживающих в Тегульдетском районе Томской области (n = 56) и Тюхтетском округе Красноярского края (n = 51), а также привлекли данные по другим популяциям: хакасам-сагайцам, хакасам-качинцам, южным алтайцам, кетам, томским татарам, тувинцам и хантам.

Анализ главных компонент показал, что популяции чулымцев, кетов и томских татар более гетерогенны, чем хантов, хакасов, южных алтайцев и тувинцев. По данным исследователей, это связано с тем, что в течение последних поколений первые смешивались с другими группами, включая переселенцев, имевших восточноевропейское происхождение. На графике чулымцы оказались примерно равноудалены от кетов, хакасов и томских татар. При этом хакасы-сагайцы ближе к ним, нежели хакасы-качинцы.

Затем генетики смоделировали происхождение интересующих их популяций на уровне десяти предковых компонент. Оказалось, что основная доля генофонда чулымцев приходится на енисейскую компоненту (около 92 процентов). Она также очень велика у кетов (около 65 процентов), тувинцев (около 28 процентов), хакасов-качинцев (около 25 процентов), у южных алтайцев (около 16 процентов) и томских татар (около девяти процентов). По всей видимости, ассимиляция чулымцев происходила медленней, чем кетов, хотя и последние сохранили значительную часть енисейской компоненты, несмотря на поток генов от европейцев. При этом ученые отметили, что большая доля енисейских предков у чулымцев не противоречит тому, что они генетически близки к хакасам.

Исследование идентичности по происхождению (IBD) показало, что больше всего общих сегментов чулымцы разделяют с кетами (11 процентов), затем следуют хакасы-качинцы (десять процентов), тувинцы (девять процентов), ханты (восемь процентов) и хакасы-сагайцы (семь процентов). Кроме того, генетики более детально остановились на изучении Y-хромосом 50 чулымцев, 17 из которых оказались носителями гаплогрупп европейского происхождения. Остальные чулымские мужчины принадлежали к сибирским гаплогруппам: Q1b1a3b1a (n = 13) и N1a2b1b1 (n = 20), причем одна из линий в ранее изученных популяциях еще не встречалась.

По данным исследователей, гаплогруппа Q1b1a3b в генофондах современных популяций Южной и Западной Сибири служит индикатором енисейского происхождения. Возможно, среди чулымцев она распространилась не благодаря недавнему смешению с кетами или селькупами, а из-за того, что она присутствовала в тюркоязычной предковой группе, пришедшей на Чулым. Гаплогруппа N1a2b чаще всего встречается среди самодийцев, а также хакасов и тувинцев. Тем самым ученые заключили, что чулымцы (как хакасы-качинцы и хакасы-сагайцы) по отцовской линии генетически родственны народам, говорящим на самодийских языках. Видимо, после миграции тюркоязычного населения на Чулым оно находилось в генетической изоляции от родственных хакасских групп, а также смешивалось с коренным населением — кетами и, может быть, селькупами.

Ранее на N + 1 рассказывали о других исследованиях народов, проживающих в разных уголках России. Так, генетики не нашли у современных кавказцев связанной с аланами предковой компоненты. Кроме того, они обнаружили, что геномы удмуртов и бесермян отличаются вкладом одной предковой компоненты, которую ученые назвали «удмуртской».

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.
Российские палеогенетики прочитали ДНК человека из слоя верхневолжской культуры

Останки этого мужчины позднего мезолита нашли в Ярославской области