Изотопы цинка поместили иберийского неандертальца на вершину пищевой цепи

Биоархеологи исследовали моляр, найденный в пещере де-лос-Морос

Биоархеологи исследовали изотопный и элементный состав зубов животных, найденных во время раскопок испанской пещеры де-лос-Морос. Соотношение изотопов цинка в неандертальском моляре показало, что этот индивид занимал высший трофический уровень. Ученые предположили, что его рацион мог включать мясо и печень оленей и кроликов. Об этом сообщается в статье, опубликованной в журнале Proceedings of the National Academy of Sciences.

Неандертальцы (Homo neanderthalensis) на протяжении долгого времени считались специализированными хищниками, чья диета практически полностью состояла из мясной пищи. Такие представления подкреплялись результатами анализа стабильных изотопов азота и углерода в коллагене, которые помещали этих древних людей, вымерших в Европе около 40 тысяч лет назад, на высший трофический уровень. Действительно, неандертальцы добывали крупную дичь: лошадей, быков, оленей, мамонтов и шерстистых носорогов, но также употребляли и другую пищу. Например, в прибрежных районах они были не прочь полакомиться морскими продуктами. Кроме того, появились доказательства, что в Европе, на Ближнем Востоке и Алтае эти древние люди употребляли и растительную пищу, причем, вероятно, даже могли ее варить.

Лоурдес Монтес (Lourdes Montes) из Университета Сарагосы совместно с коллегами из Бразилии, Великобритании, Германии, Испании, Канады, Франции и ЮАР исследовала находки, сделанные во время раскопок испанской пещеры де-лос-Морос. На этом памятнике археологи нашли многочисленные останки хищных и травоядных животных, а также моляр неандертальца. С помощью анализа изотопного и элементного состава зубной эмали исследователи решили выяснить рацион древнего гоминина, сосредоточив свое внимание на соотношениях изотопов цинка, углерода, кислорода и стронция.

Ученые отметили, что обычно у травоядных животных наблюдается более высокое соотношение изотопов цинка, нежели у плотоядных. Среди всех рассмотренных животных из пещеры де-лос-Морос самое низкое соотношение отмечено у неандертальца. Исследователи пришли к выводу, что неандерталец из пещеры де-лос-Морос был плотоядным индивидом, занимавшим высший трофический уровень. По их расчетам, этот человек находился примерно на три трофических уровня выше, нежели местные травоядные животные. Похожий результат, но по изотопам азота, демонстрировали древние индивиды из Бельгии и Франции, например, из пещеры Ле-Котт. Кроме того, изотопный состав углерода и кислорода позволил предположить, что этот неандерталец обитал в окрестностях пещеры, где нашли его зуб.

Соотношение изотопов цинка, по мнению ученых, возможно, отражает специфику рациона неандертальца. Так, подобный показатель может наблюдаться при употреблении в пищу мяса и печени оленей и кроликов, исключая костный мозг и кровь. Вместе с тем следы от орудий на костях животных указывают на то, что неандертальцы с этой стоянки охотились на оленей и лошадей. Но останки кроликов также встречаются на этом памятнике, причем на некоторых из них видны надрезки. Кроме того, по мнению авторов работы, разделка тушки кролика требует минимального использования орудий, поэтому следы могут просто отсутствовать. Более высокие показатели по изотопам цинка у других плотоядных животных, например, у гиен или рысей, могут объясняться употреблением большего количества костей и крови, а также особенностями метаболизма у неандертальцев.

Ранее на N + 1 рассказывали о том, что неандертальцы около 65 тысяч лет назад охотились на птиц. К такому выводу пришли археологи, исследовавшие материалы из немецкой пещеры Холе-Фельс. Среди добычи древних людей оказались, например, белые куропатки (Lagopus lagopus).

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.
На Алтае обнаружили редкую коллекцию китайских бронзовых монет VI–VII веков

Их нашли в женских и детских погребениях, раскопанных в раннесредневековом могильнике

Сибирские археологи исследовали китайские бронзовые монеты, обнаруженные на Алтае в раннесредневековом могильнике. В общей сложности они нашли 29 артефактов конца VI – VII века нашей эры, которые присутствовали только в женских и детских погребениях. Похоже, местные жители использовали монеты не в качестве средства платежа, а для украшения костюма. Об этом сообщается в статье, опубликованной в журнале Археология, этнография и антропология Евразии.