Клады железного века указали на проблемы финикийцев из-за падения Ассирии

Ученые определили аналитическими методами происхождение серебра в кладах времен позднего железного века из Южного Леванта. Оказалось, что в конце этого периода иберийское серебро в основном уступило место металлу, добытому в Эгейском регионе. Исследователи связали этот процесс с политическими событиями в конце VII века до нашей эры на Ближнем Востоке, из-за которых в торговле серебром финикийцев потеснили греческие купцы. Эти перемены, вероятно, затронули финикийские колонии в Западном Средиземноморье и могли способствовать их отделению от родины. Об исследовании сообщает статья в журнале Archaeological and Anthropological Sciences.

Эпоха позднего железного века (VIII — начало VI века до нашей эры) стала для Ближнего Востока временем частых политических потрясений. Обстановка в этом регионе зависела главным образом от того, насколько прочными были позиции Новоассирийского царства — сильнейшей на тот момент ближневосточной державы. В войнах IX — первой половины VIII веков ассирийцы расширяли свою экспансию в Передней Азии, стремясь включить в число подвластных территорий и Левант. С установлением контроля, а со второй половины VIII и до конца VII века до нашей эры — и прямого господства над Левантом ассирийцы стали пользоваться флотом финикийских городов-государств и существенно обогатились, получая ценные товары, которые привозили финикийцы из Египта, Малой Азии и Западного Средиземноморья. Когда Новоассирийская держава пришла в глубокий упадок, Левант на короткое время (с 630-х по 604 год до нашей эры) попал под влияние египетских правителей XXVI (Саисской) династии, затем сделался объектом соперничества между Египтом и поднимающимся Нововавилонским царством, которое во втором десятилетии VI века до нашей эры одержало верх в этой борьбе.

Города Финикии, согласившись обслуживать нужды ассирийских завоевателей и выплачивая им дань, сохранили относительную внутреннюю самостоятельность и даже извлекали выгоду из своего положения за счет активной торговли, в том числе и с южными областями Леванта (территория современного Израиля). И если в Ассирию тек главным образом поток предметов роскоши, драгоценных металлов и другого важного сырья, то предметом левантийской торговли финикийцев были в первую очередь продукты сельского хозяйства, такие как вино и масло. При этом в руках местных торговцев оседало значительное количество серебра, которое еще со времен бронзового века сделалось основным средством расчетов при крупных торгово-меновых операциях.

Собственных источников серебра в Леванте нет. Считается, что до XII века до нашей эры главными поставщиками этого металла были месторождения в Анатолии и Эгеиде. Однако системный цивилизационный кризис, известный как катастрофа бронзового века, привел к разрушению древних связей, и он же выдвинул Финикию на позицию монополиста морской торговли. По-видимому, именно поиски новых источников серебра побудили финикийцев к дальним экспедициям, и на западе Средиземноморья они добились успеха, найдя драгоценный металл на Сардинии и в Иберии, где уже в VIII веке до нашей эры приступили к колонизации.

Серебро вывозилось в финикийские города, откуда и попадало на юг Леванта. О его притоке можно судить по кладам в керамических сосудах, которые часто хранили под полом жилых и общественных построек. Сейчас из раскопок на территории Израиля ученым известны около 40 таких кладов. Однако до последнего времени внимание ученых к средиземноморской торговле серебром сосредоточивалось на ранних этапах финикийских морских походов на запад, и происхождение металла из кладов позднего железного века изучено недостаточно подробно. Известно, что в Левант попадало серебро из разных месторождений, но изменялась ли хронологически география источников металла, оставалось неясно.

Группа израильских исследователей во главе с Циллой Эшель (Tzilla Eshel) из Университета Хайфы проанализировала серебро из кладов эпохи позднего железа, найденных во время раскопок иудейских городов Эштемоа, Эйн-Геди и Арад, а также три слитка, найденных вне кладов в крепости Хорбат-Уза неподалеку от Арада. Содержимое этих кладов — кусочки серебра стандартного веса, нарезанные из слитков, и серебряный лом (фрагменты украшений). Ученые определили соотношение изотопов свинца и элементный состав примесей в 41 образце. Датировку кладов уточняли, тщательно анализируя археологический контекст, а в одном случае — радиоуглеродным методом по сохранившейся ткани, в которую было завернуто серебро.

Самым распространенным источником серебра во всем Средиземноморье в древности были свинцовые руды, и при выплавке драгоценного металла свинец попадал в него в качестве примеси. Поскольку он не подвергается значительному изотопному фракционированию в металлургическом процессе, анализ соотношения изотопов свинца в серебряном изделии позволяет установить, на каком месторождении была добыта руда. Эшель с коллегами учитывали, что в некоторые периоды серебро могли портить намеренно, добавляя в него неблагородный металл, добытый в другом месте. Обнаружить такую добавку помогает присутствие в серебре других примесей, таких как медь, висмут или золото. Исследователям пришлось учесть также и то, что концентрация примесей зависит от производственного процесса и истории самих образцов. Например, повышенное содержание золота наблюдается в переплавленных ювелирных изделиях.

Анализ соотношения изотопов 206Pb/204Pb, 207Pb/204Pb и 208Pb/204Pb выявил две основных группы образцов, которые четко различаются по возрасту и происхождению. В первую попали предметы из более ранних кладов в Эштемоа и Араде, датируемых временем ассирийского господства (приблизительно 815—640/630 годы до нашей эры). Большинство их оказались выплавлены из руды, добытой на Пиренейском полуострове, и лишь несколько происходят из Эгейского региона или Анатолии. Вторая группа — более поздние образцы из Эйн-Геди и Хорбат-Уза, которые относятся к эпохе египетского господства (640/630—600/586 годы до нашей эры). Здесь распределение руд по месту добычи противоположное: преобладает серебро из рудников Лавриона в Аттике и с острова Сифнос на юге Эгейского моря. Эшель и ее коллеги указывают, что эти результаты согласуются с изотопными данными для находок, сделанных в филистимском городе Экрон (Тель-Микне в Центральном Израиле).

По результатам химического анализа изученные предметы образовали две аналогичные группы. В более ранних кладах из Эштемоа и Арада серебро содержит до 2,7 процента меди и до 2,6 процента свинца. В образцах из Эйн-Геди и Хорбат-Уза обеих примесей больше: 3,7–5,9 процента меди и 2,0–4,9 процента свинца. Лишь три образца из 41 выбиваются из общей картины, и нетипичные концентрации примесей в них исследователи объясняют переплавкой украшения или возможной порчей серебра.

Полученную картину исследователи дополнили изотопными данными, полученными ранее для 86 образцов из других южно-левантийских кладов, в том числе более древних (1, 2), и показали, как в эпоху железного века менялась финикийская торговля серебром в зависимости от политической обстановки. Сделавшись на рубеже II–I тысячелетий до нашей эры единственными поставщиками ценного металла на Ближний Восток, финикийцы сохранили это исключительное положение и во времена ассирийского владычества. При этом почти все серебро в Левант поступало из финикийских колоний в Западном Средиземноморье. Для торговцев из Эгейского региона доступ на Ближний Восток был почти закрыт. Это подтверждается археологическими данными (отсутствие греческой керамики) и письменными источниками (упоминания в ассирийских анналах о борьбе Тира с ионийскими пиратами). Сухопутное сообщение с анатолийскими рудниками также было затруднено из-за противодействия враждебного Ассирии государства Урарту.

Падение Новоассирийского царства и кратковременный период египетского присутствия в Леванте в конце VII — начале VI века до нашей эры открыли грекам путь на Восток. Сюда проникает серебро из Лавриона и Сифноса, а в археологических слоях появляется восточно-греческая керамика. Как полагают авторы исследования, сокращение спроса на иберийский металл заставило финикийцев искать новые рынки на Западе Средиземноморья и в конечном итоге привело к тому, что связь колоний с родиной стала ослабевать.

Ранее N + 1 уже рассказывал о том, что финикийцы до создания колоний в Иберии в течение ста лет жили в поселениях местных племен. Также мы сообщали о результатах археологических исследований в Израиле: о найденных в долине Тимна пурпурных тканях времен царя Соломона, о раскопанной в Лахише древнейшей алфавитной надписи Южного Леванта и об обнаружении места, где была прорвана крепостная стена библейского города Геф.

Винера Андреева
Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.
Палеогенетики прочитали древнейшие геномы людей из Британии

В финале палеолита здесь проживали две популяции охотников-собирателей

Палеогенетики прочитали два древнейших генома людей, чьи останки нашли в Британии в пещерах Гофа и Кендрика. Они выяснили, что в финале палеолита (около 15–13 тысяч лет назад) здесь проживали две популяции охотников-собирателей. Первые оказались генетически близки к индивиду из бельгийской пещеры Гойе, а вторые — к кластеру Виллабруна и мезолитическим охотникам-собирателям Западной Европы. Об этом сообщается в статье, опубликованной в журнале Nature Ecology & Evolution.