Украшенный головной убор бронзового века назвали приданым и связали с охранной магией

Реконструкция женского головного убора из могильника Ново-Ябалаклинский-1

Эмма Усманова и др. / Археология Евразийских степей, 2022

Археологи повторно исследовали набор бронзовых украшений из погребения срубной культуры третьей четверти II тысячелетия до нашей эры и пришли к выводу, что это детали импортного головного убора, пришедшего, по-видимому, из андроновской культуры. Ученые выдвинули гипотезу, что этот элемент костюма мог принадлежать женщине-андроновке, которую выдали замуж за представителя срубной культуры. Сам же головной убор мог символизировать культ плодородия и выступать средством магической защиты. Об этом сообщается в статье, опубликованной в журнале Археология Евразийских степей.

В эпоху поздней бронзы, около XIX/XVIII–XIV/XIII веков до нашей эры, в степной и лесостепной зоне от Днепра до Урала существовала срубная археологическая культура (культурно-историческая общность). Свое название она получила благодаря характерному устройству некоторых погребений – иногда в могильных ямах сооружались деревянные срубы высотой в один–три венца. Однако обычно людей хоронили без них. Своих умерших срубники укладывали в скорченном положении с небольшим количеством сопроводительного инвентаря. Обычно он включал каменные артефакты, например, наконечники стрел, глиняные сосуды или металлические предметы, такие как бронзовые ножи и шилья.

Встречаются на памятниках срубной культуры и нерядовые погребения, которые чаще всего представлены двойными или тройными захоронениями. Среди них обращают на себя внимание двойные парные погребения, в которых останки людей находились лицом друг к другу. Известны в могильниках срубной культуры и такие ритуальные практики, как связывание трупа, обезвреживание, сооружение кенотафов и вторичных погребений. В частности, обряд обезвреживания покойного предусматривал умышленное нанесение увечий, например, отсечение головы или конечностей. На некоторых памятниках исследователи также обращают внимание на присутствие влияния других культур в погребальном обряде. В основном это проявлялось в виде найденных импортных украшений, например, височных колец, подвесок или браслетов.

Эмма Усманова (Emma Usmanova) из Карагандинского университета совместно с коллегами из Казахстана и Узбекистана исследовала набор украшений, который был найден еще в 1973 году во время раскопок курганного могильника Ново-Ябалаклинский-1, расположенного в Республике Башкортостан. Этот памятник, датированный третьей четвертью II тысячелетия до нашей эры, относится к срубной археологической культуре. Однако в украшениях найденных в этом могильнике ученые видят параллели с андроновской культурой.

Находки были сделаны во время раскопок двойного погребения, в котором находились останки женщины и девочки. Рядом со скелетом взрослого человека археологи обнаружили комплект украшений, изготовленных из бронзы. Он включал два кольца с золотой обкладкой, семь круглых блях, шесть накосников ножевидной формы, около четырех десятков пронизей, одну подвеску, более сотни бусин и один браслет. Первоначально этот гарнитур был интерпретирован как нагрудное украшение, а листовидные подвески — как накосники. Однако накопленный за последние годы объем украшений, найденных в погребениях андроновской культуры, позволил пересмотреть этот вывод.

Ученые отметили, что характерной чертой андроновского женского головного убора выступают подвесные гарнитуры из воедино собранных элементов. По всей видимости, среди носителей срубной культуры это новшество появилось от андроновцев. Опираясь на прошлые находки, археологи предположили, что этот головной убор представлял собой шапочку или налобный венчик из кожи, который украшался красивыми подвесными ювелирными гарнитурами, изготовленными из бронзы. Химический анализ металла указал на то, что украшения были сделаны из оловянистых бронз. Это дополнительно подтвердило импортный характер этих вещей. Такое сырье было популярно среди андроновцев, использовавших рудные источники Центрального Казахстана и Рудного Алтая.

По мнению ученых, не вызывает сомнений, что найденный комплект украшений имеет андроновское происхождение. Возможно, он оказался в среде носителей срубной культуры в результате обмена или брачных связей. Этнографические данные показывают, что головной убор выступал одним из главных элементов женской одежды и часто не только символизировал культ плодородия, но и служил средством магической защиты. На это, в частности, указывают и орнаменты на бляшках лицевой подвески, изображающие вариации креста и зигзага. Археологи выдвинули гипотезу, что эта женщина могла быть представительницей андроновской культуры, которую выдали замуж за мужчину срубной культуры, а найденный головной убор выступал приданым и оберегом. По этой причине его могли поместить в ее могилу после смерти в качестве знака, напоминающего о ее происхождении. Однако останки этой женщины недоступны для изотопных анализов, поэтому подтвердить гипотезу о ее происхождении нельзя.

Ранее на N + 1 рассказывали о других исследованиях, посвященных эпохе бронзы. Так, археологи уточнили хронологию бронзового века в Минусинской котловине, а палеогенетики выяснили, что древние сибиряки были предками таримских мумий.

Михаил Подрезов

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.