Сумчатых куниц уличили в поедании человечины

Пятнистохвостая сумчатая куница (Dasyurus maculatus)

Wikimedia Commons

Сумчатые куницы охотно кормятся человеческими останками. К такому выводу пришел австралийский зоолог Дэвид Пикок, проанализировав почти тридцать тысяч газетных статей XIX и XX веков. В них исследователь обнаружил 111 упоминаний о сумчатых куницах, которые объедали трупы людей. Хотя большинство таких сообщений основаны на предположениях, в нескольких случаях очевидцам удалось застать падальщиков во время кормления или обнаружить их следы и помет. При этом Пикок не нашел упоминаний о поедающих трупы сумчатых куницах в газетах, которые вышли после 1960 годов. Вероятно, это связано с падением численности этих животных. Результаты исследования опубликованы в статье для журнала Australian Mammalogy.

До того, как Австралию заселили люди, плацентарных хищников здесь не было. Их ниши занимали разнообразные хищные сумчатые. Самые крупные из них — сумчатые львы (Thylacoleo carnifex) и сумчатые волки (Thylacinus cynocephalus) — вымерли по вине человека. Однако более мелкие сумчатые хищники живут в Австралии и сегодня. Среди них, например, пятнистые сумчатые куницы (Dasyurus), разные виды которых занимают ниши куньих и кошек. Их рацион включает насекомых, а также позвоночных мелкого и среднего размера. Порой сумчатые куницы поедают и падаль.

Зоолог Дэвид Пикок (David E. Peacock) из Аделаидского университета задался необычным вопросом: как часто сумчатые куницы кормятся человеческими останками? Многие другие хищные и всеядные млекопитающие, от енотов-полоскунов (Procyon lotor) до песцов (Vulpes lagopus) и, реже, тасманийских дьяволов (Sarcophilus harrisii) охотно объедают трупы людей. Тем не менее, о подобном поведении у сумчатых куниц известно немного. Лишь дважды ученым удалось обнаружить человеческие волосы в помете самых крупных сумчатых куниц — пятнистохвостых (D. maculatus). Оба этих случая приходятся на 1990 годы.

Чтобы разобраться в этом вопросе, Пикок проанализировал около двадцати семи тысяч новостных статей, опубликованных в 861 австралийской газете начиная с XIX века. Исследователь искал в них любые упоминания сумчатых куниц, в том числе под народными названиями, такими как «дикая кошка» («native cat») или «тигровая кошка» («tiger cat»). Затем он отобрал публикации, в которых сообщалось о случаях, когда эти хищники объедали человеческие останки.

В общей сложности Пикоку удалось обнаружить 111 свидетельств того, как сумчатые куницы кормились человечиной. Почти все они относятся к 1831–1916 годам (за исключением двух сообщений с неясной датировкой, напечатанных в 1940 и 1960 годах). В большинстве случаев вывод о том, что на останках кормились именно сумчатые куницы, был сделан по характеру нанесенных повреждений. Это значит, что относиться к их достоверности следует с осторожностью. Однако трижды сумчатых куниц — скорее всего, крапчатых (D. viverrinus) — удалось застать во время кормления на трупах: взрослого человека и двоих детей. А в наиболее драматичном случае умирающий мужчина сообщил, что сумчатые куницы отгрызли ему пальцы и нос. Кроме того, дважды около человеческих тел находили следы и помет этих животных.

Несмотря на то, что в XIX и в начале XX века сумчатые куницы были распространены по территории Австралии намного шире, чем сегодня, сообщения о поврежденных ими человеческих останках ограничены юго-восточной частью континента и Тасманией (один случай также был отмечен на острове Кинг). Именно здесь в те годы жило больше всего людей. Около половины случаев приходится на штат Виктория. Чаще всего сумчатые куницы поедали человечину зимой (41 процент случаев) и осенью (28 процентов). Вероятно, в это время года они сталкивались с нехваткой пищи. Кроме того, в холодное время года люди чаще погибали в дикой природе, умирая от голода или замерзая после ранений и несчастных случаев.

Мужские трупы сумчатые куницы объедали чаще, чем женские (85 процентов случаев против 15 процентов). Скорее всего, это связано с тем, что в XIX и начале XX века австралийские мужчины чаще бывали в дикой местности и чаще там умирали. В 36,5 процента случаев сумчатые куницы объедали лица трупов, в частности, нос и уши, что осложняло опознание. При этом обычно они кормились на относительно свежих телах людей, умерших в течение нескольких часов до этого.

Пикок заключает, что при возможности сумчатые куницы охотно кормятся человеческими останками — и даже телами еще живых, но не способных защитить себя людей. Помимо исторических свидетельств, в пользу этого говорят уже упомянутые находки человеческих волос в помете этих животных, а также недавний случай, когда путешественника в Тасмании разбудила пятнистохвостая сумчатая куница, дергавшая его за волосы.

С начала XX века упоминаний о сумчатых куницах, поедающих человеческие останки, становится все меньше. После 1960 годов такие сообщения исчезают из газет полностью. Пикок связывает это с сокращением численности сумчатых куниц из-за отстрела, разрушения среды обитания и инвазивных видов. Например, крапчатые сумчатые куницы и вовсе вымерли в материковой части Австралии, сохранившись лишь на Тасмании (сейчас специалисты по охране природы пытаются вернуть их обратно). В результате эти животные реже стали объедать трупы людей. Кроме того, поскольку австралийцы теперь редко видят сумчатых куниц, они больше не приписывают им повреждения на останках людей. Для сравнения, их предкам, которые постоянно сталкивались с сумчатыми куницами, казалось само собой разумеющимся, что они объедают человеческие трупы. 

Ранее мы рассказывали об исследовании австралийских зоологов, которые проанализировали более 1200 сообщений о встречах с сумчатыми волками. Исследователи пришли к выводу, что эти животные, вероятно, вымерли не в 1936 году, а намного позже — на рубеже 1990 и 2000 годов. Более того, есть крошечная, но не нулевая вероятность, что сумчатые волки все еще живут в отдаленных районах на западе и юго-западе Тасмании.

Сергей Коленов

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.