Ученые не нашли признаков торговли панголинами на уханьских рынках

Яванский панголин (Manis javanica).

budak / Flickr

Китайские исследователи выяснили, что в течение двух с половиной лет до начала пандемии SARS-CoV-2 на уханьских рынках не продавали панголинов. Таким образом, эти млекопитающие вряд ли были промежуточными хозяевами вируса. Тем не менее, как отмечается в статье для журнала Scientific Reports, на семнадцати рынках Уханя в больших количествах продавались дикие животные тридцати восьми видов, причем содержались они в антисанитарных условиях и не имели карантинных сертификатов. В такой среде коронавирусы животных легко могли передаться людям.

Установить точное происхождение коронавируса SARS-CoV-2 не удалось до сих пор. Большинство специалистов полагают, что предок вируса циркулировал в популяциях летучих мышей, а затем через некого посредника — скорее всего, дикое животное — перескочил на человека. Однако кем именно был этот промежуточный хозяин, неясно. Долгое время в качестве наиболее вероятных кандидатов на эту роль называли панголинов, у которых есть коронавирусы, похожие на SARS-CoV-2. Более того, мясо и чешуи панголинов популярны в восточной медицине и кулинарии, так что при содержании этих млекопитающих в неволе для продажи и их приготовлении вирус вполне мог передаться человеку. Тем не менее сейчас данная гипотеза находит все меньше поддержки у экспертов.

Команда исследователей, которую возглавил Чжао-Минь Чжоу (Zhao-Min Zhou) из Западного педагогического университета Китая, решила больше узнать о том, какие животные могли быть промежуточными хозяевами SARS-CoV-2. Они сосредоточили внимание на рынках города Ухань, с которыми были связаны первые случаи заболевания ковидом. Интересно, что комиссия ВОЗ, работавшая в Китае в январе-феврале 2021 года, также интересовалась уханьскими рынками — однако к этому времени все местные мокрые рынки, на которых велась торговля животными и их мясом, были закрыты уже четыре месяца. Попытка ретроспективно выяснить, какие именно виды здесь продавали, закончилась неудачей.

Чжао-Минь Чжоу и его коллеги давно занимаются проблемой торговли дикими животными в Китае, поэтому, в отличие от экспертов ВОЗ, в их распоряжении есть подробная информация об ассортименте местных мокрых рынков. С мая 2017 по ноябрь 2019 года члены команды изучали, представителей каких именно диких видов — пойманных в природе или выращенных в неволе — можно купить на семнадцати рынках Уханя. Методы исследования включали опросы продавцов и осмотр товара. Первоначальной целью этих работ была попытка установить, какие животные служат естественным резервуаром переносимой клещами острой лихорадки с тромбоцитопеническим синдромом (SFTS).

В общей сложности за два с половиной года продавцы уханьских рынков сообщили исследователям, что продали 36295 особей наземных диких животных, принадлежащих к 38 видам. Если учесть особей, которые продавались на вес, объем продаж увеличивается до примерно 47381 особей. Примечательно, что панголинов в ассортименте уханьских рынков не было. Исследователи сомневаются, что продавцы скрывали продажу панголинов, поскольку о незаконной торговле другими охраняемыми видами они рассказывали совершенно открыто. Скорее всего, отсутствие панголинов на рынке связано с тем, что торговля этими животными в Центральном Китае в последние годы практически прекратилась (отчасти из-за резкого падения численности этих млекопитающих по вине браконьеров). Летучих мышей и крыланов на уханьских рынках также не продавали. Впрочем, специалисты никогда и не рассматривали всерьез гипотезу о прямой передаче коронавируса человеку через поедание мяса рукокрылых (несмотря на ее популярность в социальных сетях). Интересно, что стоимость мяса диких животных на уханьских рынках была в несколько раз выше, чем у свинины, домашней птицы и рыбы. Таким образом, эти продукты покупали ради поддержания статуса, а не из-за бедности.

Почти все животные, которых можно было купить на рынках Уханя, содержались в клетках, в основном в плохих условиях. Примерно у тридцати процентов млекопитающих шести видов, которых осмотрели исследователи, остались раны от огнестрельного оружия или ловушек — свидетельства, что их добыли в дикой природе. При этом продавцы предлагали покупателям услуги по забою и разделке купленных животных. В целом санитарные условия на рынках были неудовлетворительными. У тринадцати из семнадцати рынков была лицензия на торговлю разрешенными к продаже дикими животными, например, фазанами (Phasianus colchicus) и амурскими ежами (Erinaceus amurensis). Однако ни один из рынков не мог предоставить данные о происхождении товара и прохождении карантина, что делало всю торговлю дикими животными незаконной.

Не все животные на уханьских рынках продавались на мясо. Например, обыкновенных (Sciurus vulgaris) и краснобрюхих (Callosciurus erythraeus) белок, а также хохлатых майн (Acridotheres cristatellus) — птиц, способных имитировать человеческую речь — можно было купить в качестве домашних питомцев.

Таким образом, если SARS-CoV-2 действительно происходит с рынков Уханя, то панголины вряд ли участвовали в его передаче человеку. Тем не менее здесь продавались представители многих диких видов, а санитарные нормы серьезно нарушались. Все это создавало благоприятные условия для передачи коронавирусов, а также других вирусных и бактериальных инфекций, от животных к человеку.

В феврале 2020 года китайское правительство ввело постоянный запрет на торговлю дикими животными и их употребление в пищу. Однако Чжао-Минь Чжоу и его соавторы предполагают, что жители Китая продолжат покупать мясо диких животных, даже если это связано с нарушением закона, ведь это свидетельствует о высоком статусе. Таким образом, риск распространения новых зоонозных инфекций в ближайшем будущем сохранится.

Многие специалисты надеялись, что пандемия коронавируса затормозит торговлю дикими животными в социальных сетях. Однако анализ более двадцати тысяч постов из индонезийских и бразильских групп в Facebook, посвященных купле и продаже экзотических питомцев, показал, что этого не произошло. Лишь 0,44 процента постов содержали упоминания о пандемии, и почти никто из их авторов и комментаторов не сообщал, что торговля дикими животными повышает риск распространения новых инфекций. Более того, некоторые торговцы использовали карантин в качестве повода расширить продажи.

Сергей Коленов

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.