Ранненеолитическое поселение Кёртик-тепе назвали крупным центром развития духовной культуры

Abu B. Siddiq et al. / Archaeological Research in Asia, 2021

Ученые рассказали о результатах предварительного исследования покрытых символическими изображениями костяных пластинок из погребений ранненеолитического поселения Кёртик-тепе на юго-востоке Турции. Оказалось, что по характеру изображений и по морфологии они отличаются от аналогичных находок из других археологических памятников той же эпохи в Передней Азии. Это позволило исследователям предположить, что в начале неолита Кёртик-тепе был крупным и самобытным центром развития духовной культуры. При этом его жители поддерживали контакты с соседними поселениями, участвуя таким образом в формировании общих черт в облике неолитических культур, сообщает статья в издании Archaeological Research in Asia.

Основу современных представлений о ближневосточных культурах раннего неолита заложили исследования в Иерихоне (Палестина). В середине XX века здесь были раскопаны остатки протогородского поселения, сооруженного в IX тысячелетии до нашей эры. По-видимому, оно было региональным центром, объединявшим местные общины, осуществившие в IX–IX тысячелетиях до нашей эры переход от охоты и собирательства к ранним формам производящего хозяйства и оседлому образу жизни. О нем говорят находки остатков домов, зернохранилищ, каменных вкладышей для серпов, зернотерок и других предметов, связанных с примитивным сельскохозяйственным бытом. Однако эти люди еще не освоили изготовление керамики, поэтому самый ранний период становления земледелия и скотоводства на Ближнем Востоке получил название докерамического неолита.

Характерной чертой погребального ритуала у жителей древнейшего Иерихона были захоронения под полом жилищ. С этой же особенностью археологи встретились и при раскопках других поселений того же периода в разных районах Леванта, Юго-Восточной Анатолии и Северной Месопотамии. Такие памятники переходной эпохи и докерамического неолита, как Тель-Мурейбет, Гёбекли-тепе, Халлан-Чеми и другие, принесли немало данных (1, 2, 3) не только о хозяйственной жизни, но и о духовной культуре первых земледельцев. Помимо погребений, в них были найдены остатки культовых построек, антропоморфные и зооморфные фигурки, а также пластинки из кости, покрытые изображениями животных и геометрическим орнаментом. Сравнительные исследования всех этих находок показывают, что на рубеже плейстоцена и голоцена самые ранние оседлые группы в Передней Азии контактировали, обмениваясь идеями и верованиями, и часто использовали близкую символику. А изобразительные традиции, возникшие на заре неолита, обнаруживают сходство с более поздними артефактами, найденными в таких крупных поселениях, как Чайоню и Чатал-Хююк (Чатал-Хёюк).


Один из памятников докерамического неолита и эпохи, непосредственно предшествовавшей ему, был обнаружен на холме Кёртик-тепе в юго-восточной Турции, на территории ила (провинции) Диярбакыр. Он находится вблизи места впадения реки Батман в Тигр. Археологи раскапывали холм с 2000 по 2018 год в рамках работ, предшествовавших строительству плотины. После ее возведения подъем воды привел к затоплению археологической площадки. С середины XI до конца X тысячелетия до нашей эры здесь существовало большое поселение: ученые нашли на холме остатки более 450 круглых в плане домов.


Жители Кёртик-тепе занимались систематическим сбором дикорастущих пшеницы-однозернянки, ржи, ячменя, бобовых и, возможно, уже постепенно переходили к их целенаправленному выращиванию; собирали они и мелкосемянные дикие злаки, и орехи. По-видимому, они уже приручили овец и коз. Правда, значительная часть останков животных представлена костями благородного оленя, и это говорит о том, что охота продолжала играть заметную роль в хозяйстве местной общины. В поселении нашли свыше 2000 домашних захоронений с необычным для этого периода большим количеством погребального инвентаря. В могилах Кёртик-тепе были обнаружены каменные сосуды, бусы и более 125 орнаментированных костяных пластинок.


Турецкие исследователи под руководством Абу Сиддика (Abu B. Siddiq) из Университета Артуклу в Мардине опубликовали первые результаты изучения графики на пластинках из погребений Кёртик-тепе. Большинство их покрыты гравированным орнаментом и иногда имеют отверстия, вероятно, для подвешивания. Меньшая часть находок — всего 11 — представлена расписными пластинками. Геометрические мотивы и изображения животных нанесены на них битумом; оборотная сторона раскрашена с помощью битума и красной охры. Ученые отметили еще одну особенность этих редких для эпохи докерамического неолита предметов — большие размеры: от 109 до 241 миллиметра в длину и от 22 до 62 миллиметров в ширину. Анималистические мотивы на расписных табличках включают изображения диких козлов, змей (судя по узору на спине и характерным выступам на голове — предположительно, рогатых гадюк) и скорпионов.


Находки гравированных костяных табличек весьма часты для памятников протонеолита и раннего неолита: их обнаруживают и в Сирии, и в Юго-Восточной Анатолии, и в Северном Ираке. А вот изделия, аналогичные по технике исполнения расписным пластинкам из Кёртик-тепе, известны археологам только по раскопкам поселений Хасанкейф-Хёюк и Гусир-Хёюк, расположенных в нескольких десятках километров ниже по течению Тигра. И только здесь археологам встречалась символика, связанная с образами скорпионов и диких козлов. Вероятно, она берет начало в сугубо местных традициях палеолитического шаманизма и в дальнейшем не находит широкого распространения в развитых культурах неолита. В Кёртик-тепе стилизованные змеи и козлы изображались не только на табличках из кости, но и на каменных сосудах, которые помещали в могилы.


Что касается змей, то сопряженная с ними изобразительная традиция присутствует как в протонеолитических, так и в более поздних памятниках по всей Верхней Месопотамии. По-видимому, в погребальных ритуалах образ змеи как существа, находящегося в тесной связи с подземным миром, играл исключительно важную роль и оказался очень устойчив. Сиддик и его коллеги полагают, что распространенность «змеиной» символики обусловлена не одними лишь особенностями восприятия, общими для людей любой культуры. В большой мере ее можно объяснить и устойчивыми контактами между раннеземледельческими общинами. При этом духовный обмен затронул не только элементы обрядовой практики, но и наиболее употребительные изобразительные техники. Это косвенно подтверждается частым и повсеместным обнаружением костяных табличек с гравировкой.


Использование богато орнаментированных битумным пигментом и охрой пластинок могло ограничиваться в Кёртик-тепе особыми обстоятельствами погребения или статусом умершего. Их присутствие в нескольких могилах, по мнению авторов исследования, подчеркивает самобытность местной протонеолитической культуры. А весь набор изобразительных памятников, найденных здесь, указывает на один из путей, которым шло развитие признаков, сближающих культуры развитого неолита Ближнего Востока.

Ранее археологи раскопали в окрестностях Иерусалима остатки крупного поселения докерамической эпохи, насчитывающего около 10,5 тысяч лет, а генетики установили, как изменялся состав домашних погребений в поселениях неолитической Анатолии с точки зрения генетического родства.

Винера Андреева

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.