Ученые нашли доказательства масштабной добычи изумрудов в римском Египте

Joan Oller Guzmán et al. / Journal of Near Eastern Studies, 2021

Археологические исследования на юго-востоке Египта показали, что местные изумрудные месторождения наиболее активно разрабатывались в позднеримскую эпоху. В районе, где располагались античные копи, археологи раскопали храмовые и жилые постройки, а также изучили несколько предполагаемых шахт и подтвердили, что эти сооружения использовались для добычи изумрудов. О результатах исследований сообщает статья в издании Чикагского университета Journal of Near Eastern Studies.

Изумруд — прозрачная разновидность берилла зеленых оттенков, приобретенных благодаря примеси оксида ванадия или оксида хрома, — высоко ценился как самоцветный камень уже в древности. Самый ранний известный историкам район его добычи находился в Аравийской пустыне Египта, в районе современного национального парка Вади эль-Гемаль. О существовании копей под названием Mons Smaragdus («Изумрудная гора») к востоку от Асуана, поблизости от побережья Красного моря известно из сочинений античных авторов — Страбона, Плиния Старшего, Клавдия Птолемея. О добыче изумрудов в регионе между Нилом и Красным морем упоминает и арабский историк и географ X века ал-Масуди.

Начало добычи местного драгоценного камня ученые относят к позднеэллинистическому времени (I век до нашей эры), хотя не исключают, что месторождение было знакомо еще древним египтянам. Наиболее активно его разработка велась, по-видимому, в римский период и византийскую эпоху. Историки полагают, что копи Аравийской пустыни в это время были основным источником изумрудов. Добыча здесь велась и после арабского завоевания Египта в VII веке, и даже после установления османского владычества в 1517 году, — вплоть до XVI века, когда появление более качественных изумрудов, обнаруженных в Колумбии, привело к окончательному упадку египетских копей.

Заброшенное месторождение было обнаружено в 1818 году французским путешественником и естествоиспытателем Фредериком Кайо (Frédéric Cailliaud), но к его изучению археологи приступили лишь в конце XX века. Раскопками 1990-х годов установлено, что в районе добычи в древности существовало несколько поселков, самый крупный из которых находился в местности Вади Сикаит. Остатки этого поселения, четко делившегося на западный и восточный районы, занимают участок размером 560 × 270 метров, и насчитывают от 150 до 200 сооружений. Вади Сикаит был населен с I по VI век, но основная часть построек появилась в IV–V веках.

Группа испанских археологов под руководством Жоана Ольера Гусмана (Joan Oller Guzmán) из Автономного университета Барселоны сообщила о результатах очередного этапа раскопок на участке Вади Сикаит, начатого в 2018 году. Ученые обнаружили остатки трех крупных строений, получивших условные наименования «Административное здание», «Большой храм» и «Постройка с шестью окнами».

Первое из них расположено на юго-западной окраине поселения. Оно состояло из трех комнат; стены его сохранились и местами достигают в высоту четырех метров. Внутри сооружения археологи нашли фрагменты каменной курильницы и стеклянной мозаики, а также фигурки и граффити, изображающие птиц. Датировать постройку помогло обнаружение 19 монет. Одна из них отчеканена в Александрии при царе Птолемее III Эвергете (246/245 — 222/221 годы до нашей эры), что может указывать на очень раннюю дату появления «административного здания» в Вади Сикаите. Остальные монеты датируются временем правления императора Константина I Великого (306 — 337 годы; установил свою власть над восточными провинциями империи в 324 году) и его ближайших преемников. Возможно, в промежутке между этими эпохами постройка не использовалась, а в конце IV — начале V века была окончательно заброшена. Археологи предположили, что в действительности она представляла собой храм, а фигурки птиц и монеты служили вотивными дарами.

Одно из наиболее хорошо сохранившихся в Вади Сикаит сооружений — «Большой храм» — было раскопано в юго-восточной части поселка. Вероятнее всего, оно также имело культовое назначение. К входу в храм поднималась мощеная стеатитовыми плитами дорога; внутренние помещения были вырублены в скале восточного склона вади, и в них сохранились элементы декора, включая следы позолоты. Раскопки в Большом храме принесли большое количество находок: каменные и бронзовые вотивные предметы, среди которых — фигурки богини и бога, сидящего верхом на не определенном животном, а также амулеты и фрагменты керамики. Еще одна находка — обломок культовой стеатитовой чаши с резным изображением бога Хора в облике сокола в двойной короне. Были здесь и римские монеты: одна отчеканена в 144–145 годах, во время правления Антонина Пия, другая — в 66–67 годах, то есть в эпоху Нерона. Однако археологи обнаружили на фасаде сильно поврежденный греческий текст, а внутри святилища — остатки иероглифической надписи, что позволяет отнести его возведение к более раннему периоду.

Третий раскопанный памятник — «Постройка с шестью окнами» — находится на северо-восточном краю поселка. Это комплекс из двух сооружений, расположенных на разных уровнях склона вади и соединявшихся лестницей. В них ученые нашли множество керамических фрагментов, украшения и монеты в основном позднеримского времени, благодаря которым смогли установить, что комплекс наиболее активно использовался в IV–V веках и, по-видимому, представлял собой жилой дом. После расчистки одной из комнат открылся вход в подземное помещение, оказавшееся несколько старше основной постройки (ее стена частично перекрывает доступ в подвал). В материале, заполнявшем эту камеру, присутствовала берилловая крошка, поэтому не исключено, что подвал мог служить хранилищем для добытых самоцветов.

Археологи изучили в Вади Сикаит еще три сооружения, идентифицированные в ходе предшествующих раскопок как возможные шахты. Выяснив их строение и основные этапы развития, ученые смогли подтвердить первоначальное предположение. Сначала для добычи драгоценного камня выкапывалась траншея, а далее древние горняки, следуя за изумрудоносной жилой, уводили выработку под землю. В результате образовались сложные сети туннелей шириной от 0,50 до 2,50 метра и высотой 0,75–1,00 метра, прорытых на разной глубине, с выбитыми в некоторых местах нишами для масляных светильников. В шахтах археологи нашли остатки соломенных корзин для выемки породы, а возле одного из входов — латинскую надпись LOC VI, которую можно интерпретировать как locus («место») VI.

Наличие обширной сети выработок показывает, что добыча изумрудов в копях Вади Сикаит велась долгое время и — по крайней мере, периодически — достигала широкого размаха. Исследователи отмечают, что отправление культа, вероятно, играло большую роль в жизни обитателей горняцкого поселения. Известно, что культ Хора был распространен среди блеммиев — нубийского кочевого племени, населявшего южную часть Аравийской пустыни в III–VI веках и нередко совершавшего набеги на Верхний Египет. В этой связи особый интерес вызывает вопрос о принадлежности копей в позднеримский и ранневизантийский периоды. Так, в начале V века историк Олимпиодор упоминал, что посещение копей Mons Smaragdus было невозможно без разрешения царя блеммиев.

Гусман и его коллеги полагают, что будущие исследования в Вади Сикаит предоставят новые данные о различных аспектах жизни населения поселка, объемах добычи и организации работ, хранения и вывоза изумрудов. Это поможет ученым в реконструкции социальной и экономической истории египетских изумрудных копей, а также связанных с ними политических событий.

Ранее археологи сообщили об обнаружении римских катакомб I–II веков в египетском некрополе Саккара и рассказали, как в этот же период жители порта Береника, располагавшегося примерно в 60 километрах к юго-востоку от Вади Сикаит, заботились о своих домашних питомцах.

Винера Андреева

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.