Генетики нашли предков скифов на Алтае и Урале

Карта распространения восточного скифского и западного сарматского генетических компонентов в IX-II веках до нашей эры

Gnecchi-Ruscone et al. / Science Advances, 2021

Ученые получили данные из 111 древних геномов и определили два основных источника влияния на генетический фонд кочевников евразийских степей - это горный Алтай и Урал. Работа по палеогенетическому анализу представителей скифских и оседлых культур Центральной Азии опубликована в журнале Science Advances.

Древние кочевые народы степей Евразии, известные под собирательным названием скифы, сотни лет наводили ужас на своих соседей. Не имея собственной письменности и потому не оставив после себя летописей, скифы неоднократно упоминались в письменных источниках древних греков и римлян, китайских царств и Персидской империи. Они принесли в цивилизованный мир новшества, связанные с конной ездой и военным искусством: например, новые типы железного оружия и седла. Однако скифы не были однородным этносом, они объединяли различные культуры, и история их генетических связей с предшествующими им народами и между ними самими все еще полна белых пятен.

Существуют три гипотезы происхождения скифов. На понтийско-каспийские степи указывали предполагаемые иранские языки скифов. Источник в казахских степях подтверждался археологическими находками. Кроме того, возможно происхождение от генетически независимых популяций, объединенных общими культурными чертами.

Согласно более ранним исследованиям, пять тысяч лет назад в степной части Евразии происходили масштабные миграции населения, сопровождавшиеся смешением популяций из различных регионов. Но к периоду своего упадка (то есть, к концу эпохи бронзы, XII-XI века до нашей эры) оседлое пастушье население степей бронзового века, предшественники скифов, уже обладало относительно однородным генофондом.

Группа археологов, антропологов и генетиков из Германии, России, Казахастана, Узбекистана, Венгрии и Южной Кореи под руководством Йоханнеса Краузе из Института Макса Планка представила результаты изучения 111 древних геномов из 39 археологических памятников, расположенных в степи на территории России, Киргизии и Казахстана. Они смогли проследить, когда произошли существенные изменения в генофонде скифов и их оседлых соседей, и установить источники притока нового населения Евразии в раннем железном веке (начало I тысячелетия до нашей эры) — в период, когда доминирование в регионе перешло от оседлых пастухов эпохи бронзы к воинственным кочевым племенам.

Набор данных, полученных в результате исследования, охватывает временной промежуток от VIII века до нашей эры до IV века нашей эры. Он позволил определить два основных источника влияния на генетический фонд скифов. Один из них располагался в горном Алтае, где находятся самые древние (IX век до нашей эры) захоронения железного века, связанные с кочевниками. Этот восточный компонент распространялся в западном и южном направлениях вместе с миграциями населения. К самым ранним основным археологическим культурам кочевых воинов относится тасмолинская, представители которой обитали в центральном и северном Казахстане в VIII-VI веках до нашей эры. Затем (с VI до II века до нашей эры) в юго-восточном Казахстане и горах Тянь-Шаня появляются сакские культуры, а в горах Алтая — знаменитая пазырыкская культура (V-I века до нашей эры).


Не меньшее влияние на биологическую историю скифов оказали и древние популяции, жившие на Урале. Из этого, одновременного первому, источника кочевники также мигрировали на запад и юг, заселив степи Прикаспия и Причерноморья. Именно этот — западный — компонент обнаружен в геномах представителей ранних сарматских культур. Исследователи также отметили, что последние генетически довольно однородны, несмотря на рассеянность по довольно большой территории и широкий временной диапазон существования.


В свою очередь, кочевые популяции оставили след и в генетике своих оседлых соседей, например, носителей саргатской культуры, проживавших в лесостепи Зауралья и Западной Сибири. Этот факт согласуется с гипотезой о происхождении саргатцев в результате смешения местного населения и пришлых групп кочевников.

Также специалисты обнаружили еще один генетический след в изученных скифских геномах — он ведет в южные регионы Кавказа и Ирана или в Туран (так называют географическую область на юге Средней Азии). Пропорции этого вклада в геномах скифов увеличиваются с течением времени и с востока на запад.

Результаты этого исследования по-новому освещают до сих пор дискуссионный вопрос происхождения скифских культур. Гипотеза о понтийско-каспийском происхождении не находит здесь поддержки совсем. В то же время работа доказывает, что и предположение о единственном источнике, сформировавшем генофонд скифов, несостоятельно. Кочевые популяции евразийских степей железного века (то есть, конца I тысячелетия до нашей эры) имели минимум два независимых генетических источника, расположенных довольно далеко друг от друга.

К рубежу тысячелетий восточно-скифские культуры пришли в упадок. Его связывают с усилением активности в регионе племен хунну и сяньби, а также кангюев. Новые обитатели степей сохраняют кочевой образ жизни, что подтверждается археологией, а вот демографические изменения степного населения остаются малоизученными. Исследователи считают, что благодаря распространению кочевников хунну и сяньби произошел новый приток восточного компонента, а с экспансией кангюев можно связать небольшую примесь из иранского источника.


Также авторы исследования сопоставили полученные данные с генофондом современных казахов. Из истории кочевников Центральной Азии известно, что после распада Золотой орды в XV веке казахские роды объединились в три племенных союза — Старший, Средний и Младший жузы. Единого мнения относительно причин разделения нет. Предположительно, это был политический и религиозный компромисс между многочисленными племенами распавшегося государства, направленный на защиту от внешних врагов. Обособление орд способствовало сужению генетического разнообразия населения Казахстана. Ученые предполагают, что оно может быть следствием соблюдения древних традиций, корни которых уходят во времена образования жузов. Одной из них является запрет на близкородственные браки — «Жети-ата», который долгое время регулировал правила брачевания внутри племенных казахских групп.

Исследователи отмечают, что решение вопроса о происхождении скифов невозможно на основании одного генетического проекта, но полученные результаты демонстрируют, как менялся генофонд евразийских популяций с течением времени, и лягут в основу будущих работ по изучению генетических связей между народами Евразии и их вкладу в современные популяции.

Ранее мы рассказывали, как генетики прояснили происхождение скифов и сарматов, а также связали происхождение скифов с алтайскими народами.

Юлли Улётова

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.