Глобальное обезлесение и сопровождающую его международную торговлю нанесли на карту

Nguyen Tien Hoang and Keiichiro Kanemoto / Nature Ecology & Evolution, 2021

В результате международной торговли страны большой семерки тратят в среднем четыре дерева в год на душу населения, в Канаде и Норвегии тратится уже по 16 деревьев, а в Швеции — 22. При этом 46-57 процентов следов обезлесения обнаруживается в тропических лесах, вырубка которых обеспечивает поставки мяса крупного рогатого скота, сою, кофе, какао, пальмовое масло и древесину. Статья опубликована в журнале Nature Ecology & Evolution.

Леса покрывают почти треть суши, оказывают ценные экосистемные услуги людям и поддерживают биоразнообразие. Наиболее продуктивными считаются тропические леса, в которых может обитать от 50 до 90 процентов всех наземных видов. В течение последних 25 лет площадь лесов в мире ежегодно сокращалась. Глобальное обезлесение набирает обороты на фоне роста населения, развития экономики и международной торговли. При этом до сих пор нет мировой карты вырубки лесов, которая бы отражала связь обезлесения с цепочками поставок товаров сельского и лесного хозяйства.

Нгуен Тьен Хоанг (Nguyen Tien Hoang) и Кейчиро Канемото (Keiichiro Kanemoto) из Института человечества и природы в Киото создали карту следов обезлесения (deforestation footprint), на которой отражена связь между торговлей и прямыми и косвенными потерями леса, к которым она приводит. Для этого ученые воспользовались разработанной ими глобальной моделью цепочек поставок и данными спутниковых наблюдений Landsat с 2001 по 2015 годы. Международная торговля учитывалась с помощью баз данных FAOSTAT и Eora MRIO. Модель включала внутренние и международные торговые операции в 15 тысячах отраслей промышленности в 190 странах мира.

Созданные карты подтвердили предположения о том, что страны большой семерки и некоторые другие (например, Сингапур), ответственны за обезлесение, которое происходит преимущественно в развивающихся странах. На каждого жителя стран G7 ежегодно тратится в среднем четыре дерева или 58 квадратных метров леса, при этом на жителя Швеции уходит 22 дерева, а на жителей Канады и Норвегии — по 16 деревьев. Наибольший ущерб за 15 лет международная торговля нанесла лесам в Бразилии, Мадагаскаре, Аргентине, Индонезии, Вьетнаме и Кот-д’Ивуаре. Эти страны экспортируют мясо крупного рогатого скота, сою, кофе, какао, пальмовое масло и древесину.

Анализ выявил неожиданные следы, которые оставляют страны-потребители на мировой карте обезлесения. К примеру, в небольшую по площади страну Сингапур товары, связанные с лесным хозяйством, поступают не только из Юго-Восточной Азии, но и с востока Мадагаскара, а также из бассейна реки Петен в Гватемале. В то же время потребление хлопка и кунжута жителями Японии в начале XXI века привело к вырубке прибрежных лесов в Танзании. От 46 до 57 процентов следов обезлесения, которые оставили Япония, Германия, Франция, Великобритания и Италия, пришлись на биом тропических лесов. При этом в большинстве стран-крупных потребителей из G7 и G20 за 15 лет произошел прирост площади местных лесов — даже на территориях Индии и Китая.

Авторы исследования отметили, что в будущем спрос на товары, производство которых зависит от лесов, увеличится, и замедлить темпы обезлесения будет возможно лишь с помощью финансовой ответственности производителей и потребителей, усиления мер по охране тропических лесов и введения обязательной экологической сертификации таких товаров.

Ранее ученые предложили концепцию виртуального опыления — учета всех экстерналий, связанных с биотическим опылением, которые возникают при производстве экспортной сельскохозяйственной продукции. Они пришли к выводу, что экспорт такой продукции несет риски утраты биоразнообразия в соседних с опыляемыми плантациями экосистемах. Одним из наиболее затратных продуктов с точки зрения виртуального опыления, как и в случае с обезлесением, оказался кофе.

Марина Попова

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.