Морж доплыл до юга Ирландии

На юго-западном побережье Ирландии обнаружили моржа. Вероятно, зверь прибыл сюда из Арктики, уснув на льдине, отмечает издание Irish Examiner. Хотя находки моржей на ирландском побережье случались и раньше, они все равно оказываются здесь крайне редко.

Моржи (Odobenus rosmarus) — одни из самых известных обитателей Арктики. Существует два подвида этих ластоногих: тихоокеанский (O. r. divergens) населяет север Тихого и восток Северного Ледовитого океана, а атлантический (O. r. rosmarus) встречается от канадской Арктики и Гренландии до Шпицбергена и Таймыра (раньше в отдельный подвид также выделяли популяцию из моря Лаптевых). В прошлом, однако, моржи были распространены куда шире: около двадцати восьми тысяч лет назад они доходили на юг до Северной Калифорнии, а до XIII-XIV века жили в Исландии.

Постепенно изменения климата заставили моржей переселиться ближе к северу. При этом некоторые популяции, например, исландскую, истребили люди. Тем не менее и в наши дни этих животных изредка можно увидеть далеко от полярных морей. Например, встречи с моржами иногда фиксируют на севере Шотландии (одна из последних произошла в 2018 году). А 14 марта 2021 года этого зверя обнаружили еще дальше на юге — на юго-западном побережье Ирландии.

Моржа нашли житель острова Валеншия Алан Хулихен (Alan Houlihan) и его пятилетняя дочь, которые прогуливались по морскому побережью. Сначала они приняли зверя за тюленя, которые обычны вдоль ирландского побережья, однако затем поняли, что он намного крупнее, и увидели бивни. Морж выбрался на прибрежные скалы, затем ненадолго нырнул в море, после чего вернулся к месту отдыха. По словам мужчины, зверь подпустил к себе наблюдателей на пятьдесят метров и им удалось снять его на видео.


Морской биолог Кевин Фланнери (Kevin Flannery), который руководит океанариумом города Дингли, утверждает, что это первая документальной подтвержденная встреча моржа в Ирландии. Однако в действительности известен целый ряд находок этих ластоногих на ирландском побережье — первая из них произошла еще в 1897 году. Начиная с 1980 годов пришло по меньшей мере двадцать сообщений о встречах с моржами, причем весной 1999 года одну особь даже сфотографировали. Тем не менее, находка моржа на острове Валеншия интересна, поскольку это одна из самых южных точек регистрации данного вида в Европе.

Судя по размеру бивней, морж еще молод. На видеозаписи зверь выглядит уставшим и истощенным. По мнению Фланнери, он мог прибыть с восточного побережья Гренландии — возможно, уснул на льдине и оказался в открытом океане, откуда нашел путь до Ирландии. Менее вероятно, что зверь перебирался от острова к острову, например, через Исландию и Шетландские острова, пока не достиг Валеншии.

Фланнери надеется, что морж сможет восстановить силы и вернуться в Арктику, хотя довольно сложно представить себе, как он это сделает. По словам Алана Хулихена, в понедельник он уже не нашел моржа на скалах, где тот отдыхал днем ранее.

Люди на протяжении столетий охотились на моржей, что привело к значительному снижению численности последних. Например, средневековые жители колонии викингов в Гренландии убивали моржей и продавали их бивни в Европу. Согласно недавнему исследованию, гренландцы обладали почти полной монополией на эту торговлю.

Сергей Коленов

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.
Биоритмы сна и долговременная память появились одновременно при развитии личинок дрозофил

Это произошло после формирования нейронной связи между клетками циркадных часов и Dh44-нейронами

Биологи определили момент, в который циркадные часы начинают управлять циклами сна и бодрствования у личинок плодовых мушек. Оказалось, это происходит в начале третьего дня развития под влиянием новой связи между нейронами циркадных часов и клетками Dh44, которые контролируют бодрствование личинок. Кроме того, после формирования этой связи у личинок появилась долгосрочная память. Исследование опубликовано в журнале Science Advances. Циркадные ритмы у многих видов формируются еще на самых ранних этапах развития. Так, например, у млекопитающих клетки супрахиазматического ядра детеныша синхронизируют свою ритмическую активность еще во время беременности. Однако многие матери новорожденных могут подтвердить, что дети в этом возрасте редко спят ночью и бодрствуют днем — в основном их сон равномерно распределен по суткам. Исследования подтверждают, что циклы сна и бодрствования у младенцев чаще всего появляются от трех до двенадцати месяцев. До сих пор не было понятно, почему, несмотря на работу клеток циркадных часов, циклы сна и бодрствования формируются довольно поздно и как этот процесс влияет на другие функции мозга — например, долговременную память. Исследователи из университета Пенсильвании под руководством Эми По (Amy R. Poe) изучили аналогичный процесс на дрозофилах. Биологи отследили момент, в который у личинок мушек появляются циклы сна и бодрствования — это произошло в начале третьего дня развития. Чтобы понять, что именно происходит с циркадными ритмами в этот момент, исследователи изучили активность нейронов мозга у личинок. Прежде всего они проверили нейроны, которые производят нейропептид Dh44, поскольку они расположены в области циркадных часов у взрослых мушек.Для этого они создали трансгенных насекомых, у которых эти клетки синтезировали теплочувствительный ионный канал. Таким образом, когда личинок помещали в теплую среду, в Dh44-нейронах начинался ионный ток и те активировались. Оказалось, что эти клетки действительно участвуют в регуляции циклов сна: после их активации личинки на второй стадии меньше спали в течение суток (p < 0,0001). Тогда исследователи решили изучить, как активность этих клеток меняется при переходе со второй стадии личинок на третью — в момент появления ритмов сна. Оказалось, активность Dh44 не отличается на первой и второй стадии, но снижается в начале третьей. Это согласовывалось и с повышенным количеством сна у личинок в этот день: активность нейронов снизилась и они перестали оказывать свое бодрящее действие на личинок. Биологи предположили, что в этот момент Dh44-нейроны связываются с клетками, которые задают общий циркадный ритм организму мушек. Для этого они отследили нейронные связи этого мозгового центра. И действительно, при переходе со второй стадии на третью Dh44-нейроны сформировали связь с одной из клеток часов — DN1a. Ученые также подтвердили, что активация DN1a действительно «включает» Dh44 и увеличивает длительность бодрствования у личинок. Тогда исследователи решили проверить, как появление связи циркадных ритмов с циклами сна и бодрствования влияет на другие процессы в мозге насекомых. Зная, что переход памяти из кратковременной в долговременную происходят во время сна, биологи протестировали оба типа памяти у животных. Для этого они использовали стандартный для таких задач тест — проверяли, как личинки запоминают отвратительные запахи. И на второй, и на третьей стадии личинки одинаково хорошо проходили тесты на кратковременную память, а вот долговременная память появилась лишь при переходе между ними. При этом активация Dh44-нейронов, которые снижали количество сна у личинок, нарушала процессы долговременной памяти. Так, биологи не только в подробностях описали, как клетки циркадного ритма начинают контролировать циклы сна и бодрствования, но и показали, что этот процесс очень важен для развития таких сложных когнитивных функций как долговременная память. Сон и память действительно тесно связаны — депривация сна способна даже стирать воспоминания. Недавно мы писали об исследовании, в котором такие воспоминания удалось восстановить у мышей.