Головастики бразильских квакш покинули безопасные бассейны ради жизни в ручьях

Самец и самка Bokermannohyla astartea спариваются в пазухе листьев.

Leo R. Malagoli

Головастики бразильских квакш Bokermannohyla astartea начинают развитие в мини-водоемах в пазухах листьев бромелий, однако спустя несколько дней мигрируют в расположенные неподалеку ручьи. Прыгают ли они туда сами или их уносит потоками дождевой воды, пока неизвестно. Как отмечается в статье для журнала PLoS ONE, ранее подобная стратегия размножения у лягушек не отмечалась. Вероятно, B. astartea начали использовать розетки бромелий, чтобы обезопасить потомство от хищников и конкурентов, однако в этих мини-бассейнах слишком мало пищи, поэтому головастикам приходится их покидать.

Лягушки и их сородичи демонстрируют удивительно разнообразные стратегии размножения — в общей сложности герпетологам известно не менее сорока одной. Если привычные нам виды просто выметывают икру в воду и после оплодотворения забывают о ней, то многие бесхвостые амфибии из тропиков тщательно выбирают место, где будет развиваться потомство, строят для икринок и головастиков убежища или вовсе предпочитают инкубировать икру в собственных телах.

Во влажных лесах лягушки часто используют для размножения фитотельматы — крошечные водоемы в древесных дуплах или образованные листьями. Сюда они могут откладывать икру или переносить вылупившихся головастиков. Особой популярностью среди лягушек пользуются заполненные дождевой водой розетки наземных или эпифитных бромелий (Bromeliaceae). В таких мини-бассейнах, где нет рыб и других хищников, икринки и головастики могут развиваться в безопасности. Правда, пищи здесь мало, так что иногда родителям приходится подкармливать потомство неоплодотворенной икрой, как это делают некоторые древолазы (Dendrobatidae).

К числу видов, откладывающих икру в фитотельматы бромелий, относится бразильская квакша Bokermannohyla astartea, которая населяет атлантические леса на юго-востоке Бразилии. Самцы этих лягушек даже исполняют брачные песни, сидя на этих растениях. Однако в целом о размножении B. astartea, как и многих других южноамериканских амфибий, известно немного. Чтобы заполнить этот пробел в знаниях, команда герпетологов во главе с Лео Малаголи (Leo Ramos Malagoli) из Университета штата Сан-Паулу в течение одиннадцати лет, с 2015 по 2016 год, наблюдала за квакшами в национальном парке Серра-ду-Мар. Сбор данных проходил с сентября по март, то есть во время сезона дождей. Авторов интересовало как поведение взрослых особей, так и особенности развития икринок и головастиков.

Малаголи и его коллеги выяснили, что самцы B. astartea поют по вечерам в течение всего влажного сезона. В качестве площадки они используют листья бромелий, расположенных в 0,2-2,4 метра над землей и в нескольких метрах от ручья или небольшой реки. Самцы хранят верность выбранному растению, при этом на некоторых розетках вместе с поющими особями держатся молчаливые самцы-сателлиты, которые ждут удачного шанса спариться.

Если самке, привлеченной пением, нравятся самец и мини-бассейны в его бромелии, оба партнера уединяются в заполненной водой листовой пазухе. Самка выметывает в воду в среднем 45 икринок, а самец оплодотворяет их, причем этот процесс может повториться в нескольких пазухах одного растения.

Через два-три дня после появления на свет из икринок головастики B. astartea начинают кормиться тем, что найдут в своих мини-бассейнах, например, детритом и неоплодотворенной икрой. В среднем в каждой пазухе сидит около пяти особей на 23-26 стадиях развития по Госнеру. Став постарше, головастики выбираются из своих мини-бассейнов и перемещаются в заводи текущих неподалеку ручьев или лужи, оставшиеся от временных потоков. Именно здесь авторы находили особей на 26-36 стадиях развития. Как именно головастики попадают в ручьи, пока неясно: либо они спрыгивают вниз сами, либо их выносит из розеток, когда те переполняются водой после сильных дождей.


Подобная стратегия размножения, при которой головастики проходят ранние этапы развития в фитотельматах бромелий, а поздние — в ручьях, ранее не отмечалась ни у одного вида лягушек. У других бесхвостых амфибий, использующих водоемы в дуплах и пазухах растений для размножения, головастики остаются в них до тех пор, пока не превратятся в лягушат. Судя по всему, юные B. astartea вынуждены покидать свои мини-бассейны, поскольку корм в них быстро кончается, а родители не снабжают их дополнительной пищей. Кроме того, здесь мало кислорода.

Интересно, что некоторые другие представители рода Bokermannohyla демонстрируют немного похожий подход к размножению: они откладывают икру в углублениях в иле, под стволами деревьев или расщелинах скал рядом с постоянными или временными водотоками. После проливных дождей головастиков этих лягушек выносит в более крупные водоемы, где они завершают развитие. Возможно, B. astartea стали использовать для размножения розетки бромелий, чтобы избежать конкуренции с близкими видами, а также дополнительно обезопасить потомство от хищников. Впрочем, авторы допускают, что свою роль в формировании необычной стратегии размножения этого вида сыграл половой отбор. Например, скрытное спаривание в пазухах бромелий может защищать партнеров от нежеланного внимания самцов-конкурентов.

Ранее мы рассказывали о необычном брачном поведении бразильских лягушек-скальниц Thoropa taophora. Самцы этого вида полигинны, но сохраняют верность своим избранницам: самец весь сезон размножения живет и спаривается с несколькими одними и теми же самками.

Сергей Коленов

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.