Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям (Роспечать)

Самцы бразильских лягушек оказались верны своему гарему

Самец Thoropa taophora с тремя самками

Fábio P. de Sá et al. / Science Advances, 2020

Лягушки-скальницы вида Thoropa taophora полигинны, но сохраняют верность своим избранницам: самец весь сезон размножения живет и спаривается с несколькими одними и теми же самками, сообщается в Science Advances. Это первый документированный случай образования постоянных гаремов у земноводных. Рядом с самцом T. taophora обычно держатся две-три самки, разные по старшинству, и самец ведет себя с ними неодинаково. Предполагается, что гаремная полигиния у Thoropa taophora развилась как реакция на недостаток пригодных для размножения мест.

Полигиния — ситуация, когда за один сезон размножения самец спаривается с несколькими самками. Бывает так, что самки долго не задерживаются около полового партнера, однако у многих позвоночных образуются гаремы — группы из самца и нескольких самок, сохраняющие постоянный состав в течение сезона. Гаремную полигинию (так называется эта форма половых отношений) находили не только у птиц, млекопитающих и рептилий, но и у относительно примитивных костистых рыб, однако у амфибий ее существование до сих пор не было надежно показано.

Зоологи из Бразилии и США во главе с Селио Хаддадом (Célio Haddad) из Государственного университета Сан-Паулу комплексно изучили личиночное развитие скальницы Thoropa taophora, поведение мужских и женских особей этого вида, а также провели генетические тесты на отцовство потомков разных скальниц. T. taophora — амфибия, которая живет только в тропических лесах Бразилии. При анализе ее поведения исследователи учитывали, охраняет ли самец самок и потомство (например, издает ли он характерные защитные звуки, если приближается чужак), как друг к другу относятся разные самки.

Оказалось, что каждый самец Thoropa taophora весь сезон размножения проводит с двумя-тремя самками, то есть фактически обладает гаремом. Одна самка в таком гареме доминирует над остальными и приходится матерью 56–97 процентам потомков своего самца. В данном случае роль играет не только частота спаривания, но и реакция главы гарема на поедание самкой икры и головастиков. Если он замечает за этим занятием доминантную самку, он спаривается с ней. Если на потомство нападает подчиненная самка из того же гарема, самец «обнимает» ее как при спаривании, но не оплодотворяет.

По ночам скальницы мужского пола ведут себя весьма агрессивно по отношению к другим самцам и криками отгоняют других амфибий от источников воды, где лежит их икра или уже растут их головастики. Кроме того, у Thoropa taophora мужского пола есть оружие против конкурентов, которого нет у самок, — выросты на «больших» пальцах и увеличены предплечья. При этом они редко используют много источников воды, обычно ограничиваясь одним, хотя соседние могут находиться всего в нескольких метрах.

Как считают исследователи, такое территориальное поведение и образование гаремов у скальниц возникло из-за того, что подходящих для размножения T. taophora мест не очень много, зато каждое из них компактно, поэтому их легко монополизировать. Поедание потомков вредит самцу (если бы каннибализма не было, у самца было бы больше отпрысков), но может быть выгодно доминантным самкам, так как оно запускает у самца половое поведение и повышает долю их собственных детей. В любом случае Thoropa taophora — первый вид бесхвостых амфибий, у которых доказали наличие гаремной полигинии. Другие лягушки (в широком смысле этого слова) могут спариваться с одним и тем же партнером на протяжении всего сезона размножения, но они моногамны.

Бесхвостые амфибии (Anura) — крупная группа позвоночных, в которой ежегодно находят десятки новых видов, в том числе и среди палеонтологического материала. Также у бесхвостых часто обнаруживают интересные особенности. Так, у современных индийских ночных лягушек Nyctibatrachus humayuni нашли ранее неизвестную позу для псевдокопуляции («псевдо-», так как оплодотворение наружное). А у вымершей дьявольской рогатки Beelzebufo ampinga — вероятно, самой крупной когда-либо существовавшей лягушки — укус оказался такой же силы, как у львиц и тигриц.

Светлана Ястребова

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.