Умер химик Пауль Крутцен. Он описал механизм возникновения озоновых дыр

Пауль Крутцен, фото 1996 года

Biswarup Ganguly / wikimedia commons

Вчера, 29 января, в возрасте 87 лет умер нидерландский химик Пауль Крутцен (Paul Crutzen), сообщает нидерландское издание NOS со ссылкой на членов семьи ученого. Крутцен был лауреатом Нобелевской премии по химии 1995 года, которую он получил за исследования механизмов распада озона в стратосфере под влиянием оксидов азота. Ученый также занимался моделированием ядерной зимы, был одним из тех, кто популяризовал термин «антропоцен» и считал, что для борьбы с изменением климата человечеству необходимо будет заняться геоинженерией.

В 1970 году Крутцен опубликовал статью, в которой показал, что оксиды азота могут влиять на скорость распада озона в стратосфере. Через несколько лет Фрэнк Шервуд Роуленд (Frank Sherwood Rowland) и Марио Молина (Mario Molina) показали, что некоторые хлорфторуглеродные вещества, широко используемые тогда в промышленности и быту, также могут разрушать озоновый слой. Так стало ясно, что изменение химического баланса в стратосфере может наносить серьезный урон озоновому слою, который защищает планету от ультрафиолетового излучения Солнца.

Через десять лет после этих и многих других публикаций Крутцена, Шервуда, Роуленда и других ученых над Антарктидой была обнаружена озоновая дыра, а измерения химического состава стратосферы показали аномально высокое содержание хлора — таким образом подтвердилось, что появилась озоновая дыра над ледяным материком в соответствии с механизмами, которые описали Крутцен, Шервуд и Молина. Мировые правительства под давлением обеспокоенной общественности подготовили и подписали в 1987 году Монреальский протокол, который действует до сих пор — с тех пор озоновая дыра над Антарктидой постепенно зарастает. За свои исследования три ученых получили в 1995 году Нобелевскую премию по химии. Подробнее об этих событиях рассказывает наш материал «Дыра, которую мы залатаем».

Крутцен также известен, как один из главных популяризаторов термина антропоцен. У термина изначально был не только геологический, но и этический смысл — говоря о переходе в антропоцен, Крутцен хотел подчеркнуть, что влияние человека на природу стало столь велико, что следы цивилизации навсегда попадут в геологическую историю планеты, а, следовательно, и наша ответственность за ее течение намного больше. Крутцен впервые использовал этот термин в начале XXI века, когда уже был мировой фигурой не только в научном сообществе, но и хорошо известен широкой аудитории. По признанию ученого, он не был знаком с работами биолога Юджина Стормер (который еще в 80-х годах XX века использовал тот же самый термин), и термин пришел к нему в голову независимо. 

В 2016 году на Международном геологическом съезде было признано, что антропоцен действительно можно выделить в отдельную эпоху, начало которое приходится на 1950 год, а в качестве отличительных ее признаков можно рассматривать повсеместное распространение радиоактивных элементов по планете из-за испытаний и применения оружия — его фиксируют на всех ледниках планеты. Сам Крутцен считал, что границу антропоцена можно отодвинуть еще дальше в прошлое, на начало промышленной революции. Подробнее о антропоцене и его стратиграфических признаках можно прочесть в материале «Человек проходит как хозяин».

Помимо этого, нидерландский ученый посвятил свое время описанию механизма возникновения «ядерной зимы» и придерживался мысли, что без геоинженерии справиться с эффектом глобального изменения климата человечеству не удастся. Ученый предполагал, что наиболее эффективным способом охладить планету была бы частичная имитация ядерной зимы — распыление мелких частиц серы в атмосфере.

Крутцен был последним из тройки «озоновых» лауреатов 1995 года: Марио Молина умер в мае 2020, а Роуленд — в 2012 году.

Иван Шунин



Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.