Палеонтологи разобрались в родственных связях древних и современных медоедов

Южноафриканские палеонтологи представили новое описание древнего медоеда Mellivora benfieldi, который жил около пяти миллионов лет назад. Хотя этот вид открыли более сорока лет назад, только сейчас в руках ученых накопилось достаточно материалов, чтобы судить о его анатомии, родственных связях и образе жизни. Как отмечается в статье для журнала Journal of Vertebrate Paleontology, древний медоед был мельче современного и приходился ему не предком, а сестринским видом. 

Медоеды (Mellivora capensis) прославились благодаря свирепости, бесстрашию и находчивости: несмотря на относительно небольшие размеры, эти представители семейства куньих могут дать отпор более крупным хищникам и порой охотятся даже на ядовитых животных. В наши дни существует всего один вид медоедов, широко распространенный в Африке, Юго-Западной Азии и Индии. Однако палеонтологическая летопись свидетельствует, что в прошлом подсемейство Mellivorinae, к которому он относится, было более разнообразным, причем первые его представители появились уже в миоцене, около двенадцати миллионов лет назад.

Палеонтологи Альберто Валенсиано (Alberto Valenciano) и Ромале Говендер (Romala Govender) из Южноафриканского изико-музея решили дополнить эволюционную историю медоедов. Для этого они изучили остатки древнего медоеда Mellivora benfieldi возрастом около пяти миллионов лет, обнаруженные на местонахождении Лангебаанвег к северу от Кейптауна. В анализ включили как образцы, известные с 1970 годов, так и новые экземпляры, которые пока не удостоились научного описания. Полученные данные сравнили с информацией о других видах семейства куньих, ископаемых и ныне живущих (включая современных медоедов, самые ранние остатки которых датируются 3,5 миллиона лет).

Изначальное описание вида M. benfieldi, сделанное более сорока лет назад, было построено на фрагментарном материале челюстей и конечностей. Новые находки позволили больше узнать об анатомии, образе жизни и родственных связях этого вида. Оказалось, что он был немного мельче современного медоеда и обладал рядом примитивных черт, таких как более слабые предкоренные зубы. Подобно ныне живущему виду, M. benfieldi обладал широким ареалом: его остатки обнаружены не только в Африке, но и в Италии. Что касается образа жизни, то древний медоед, как и современный, умел копать и был всеядным, однако в его рацион входило больше мяса.

Первооткрыватели M. benfieldi предполагали, что он может быть непосредственным предшественником привычных нам медоедов. Однако кладистический анализ, проведенный Валенсиано и Говендер, показал, что они представляют сестринские таксоны — то есть происходят от одного предка. 

Кроме того, изучение других ископаемых куньих позволило лучше разобраться в систематике подсемейства Mellivorinae. Авторы разделили его на две сестринские эволюционные линии. В кладу Mellivorini вошли медоеды из рода Mellivora, а также представители вымерших родов Howellictis, Erokomellivora и Promellivora. Все они — мелкие или средние хищники. К кладе Eomellivorini исследователи отнесли очень крупных и, вероятно, приспособленных к бегу хищников из родов Eomellivora и Ekorus, которые в позднем миоцене населяли Африку, Евразию и Северную Америку. 

В Северной Америке у медоеда есть своеобразный «двойник» — американский барсук (Taxidea taxus). Хотя этот зверь не настолько известен, он тоже склонен к необычному поведению. Например, несколько лет назад ученые зафиксировали на камеру, как американские барсуки закопали коровьи туши. 

Сергей Коленов

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.
Появление первых рептилий-планеристов связали с возросшей густотой пермских лесов

Одной из первых планирующих рептилий был целурозавравус, который жил на территории современного Мадагаскара в конце пермского периода. Палеонтологи переописали этот вид и подтвердили, что образом жизни и манерой полета он напоминал современных летучих драконов. Как отмечается в статье для журнала Journal of Vertebrate Paleontology, вероятно, появлению рептилий-планеристов способствовало изменений структуры лесов, который в начале пермского периода стали более густыми.