Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям (Роспечать)

Палеонтологи реконструировали диету 17 родов птерозавров по трещинам на зубах

Микроцарапины на зубах современных рептилий (верхний ряд) и птерозавров (нижний ряд).

Jordan Bestwick et al. / Nature Communications, 2020

Ранние птерозавры специализировались на питании беспозвоночными, однако в ходе эволюции представители группы приспособились к питанию рыбой и наземными позвоночными. К такому выводу пришла команда палеонтологов, сравнив рисунок микротрещин на зубах семнадцати родов птерозавров с современными рептилиями и рукокрылыми. Как отмечается в статье для журнала Nature Communications, предпочтения разных видов летающих ящеров были разнообразными и позволяли им не конкурировать между собой.

Птерозавры первыми из позвоночных освоили полет и существовали на протяжении большей части мезозоя, от 210 до 66 миллионов лет назад. Эти рептилии населяли практически весь земной шар и встречались в различных биотопах, от морских побережий до лесов. К сожалению, многие аспекты их биологии остаются плохо изученными. В частности, палеонтологам мало известно о рационе птерозавров. Прямые свидетельства их пищевых предпочтений, например, окаменелости с содержимым желудка, встречаются редко, так что специалистам приходится основывать свои гипотезы на строении зубов и челюстей крылатых ящеров.

Разобраться в этом вопросе решила команда исследователей во главе с Джорданом Бествиком (Jordan Bestwick) из Бирмингемского университета. Чтобы реконструировать диету птерозавров, они изучили микроскопические царапины на нежевательной поверхности их зубов. Подобные повреждения появляются в процессе кормления и позволяют судить о том, насколько жесткой была пища. В большинстве предыдущих работ специалисты сосредотачивали внимание на одном или нескольких видах птерозавров, однако Бествик и его коллеги включили в анализ представителей сразу семнадцати родов, представляющих первые 120 миллионов лет эволюции группы (от позднего триаса до позднего мела). Данные о микротрещинах на их зубах сравнили с информацией о современных видах крокодилов, варанов и рукокрылых, диета которых достоверно установлена.

Полученные результаты позволили авторам сделать предположения о том, чем питались различные виды птерозавров. В некоторых случаях их выводы совпали с общепринятыми гипотезами. Например, рамфоринхов (Rhamphorhynchus) большинство палеонтологов считают специализированными охотниками на рыбу, поскольку у них были зубы соответствующего типа, а в окаменевших кишечниках некоторых экземпляров сохранились рыбьи кости. Анализ микротрещин на зубах 14 особей подтвердил эту идею: их рисунок был таким же, как у современных рептилий-рыболовов. Другой пример — птерозавр Istiodactylus, которому приписывали образ жизни хищника из наземных экосистем. Эта идея также подтвердилась: износ зубов у представителей данного рода напоминал таковой у крокодилов и варанов, которые охотятся на млекопитающих, птиц и других рептилий.

О диете многих других видов птерозавров у специалистов нет устоявшегося мнения. Например, диморфодонов (Dimorphodon) разные исследователи считают насекомоядными, рыбоядными или даже хищными. Анализ, проведенный командой Бествика, позволил сузить эти представления: судя по всему, эти рептилии в основном кормились позвоночными. Представители двух малоизвестных родов Lonchodraco и Serradraco оказались рыболовами, хотя также могли включать в рацион беспозвоночных.

Наконец, ряд гипотез новый анализ поставил под сомнение. Так, птерозавры из рода Austriadactylus считались хищниками, но рисунок микротрещин на их зубах скорее свидетельствует о питании твердыми беспозвоночными типа крабов. Представителей другого рода, Coloborhynchus, часто реконструируют как специализированных рыболовов — однако Бествик и его коллеги предполагают, что рацион этих рептилий был более разнообразным и включал значительное количество мягких беспозвоночных.

Новый метод позволил оценить взаимоотношения разных видов птерозавров, живших по соседству. Судя по всему, они избегали конкуренции за счет охоты на разную добычу. Например, Rhamphorhynchus и Pterodactylus из верхнеюрского местонахождения Золенгофен населяли один и тот же биотоп — морские лагуны — однако первый специализировался на рыбе, а второй придерживался более широкой диеты с преобладанием беспозвоночных. Более того, молодые рамфоринхи старались избежать конфликтов со взрослыми сородичами из-за пищи, поэтому на ранних этапах развития предпочитали кормиться беспозвоночными. Похожие онтогенетические сдвиги рациона характерны и для многих современных рептилий, потомство которых с первых дней добывает еду самостоятельно. Возможно, что с точки зрения размножения птерозавры скорее напоминали не птиц, которые выкармливают детенышей, а крокодилов, которые этого не делают.

Наложив данные о предполагаемом рационе изученных родов на филогенетическое древо птерозавров, авторы пришли к выводу, что первые представители этой группы питались беспозвоночными. По мере эволюции они постепенно употребляли все больше позвоночных (возможно, из-за растущей конкуренции с птицами). Интересно, что некоторые рода, например, Pterodactylus, вторично перешли на диету, состоящую в основном из беспозвоночных. 

Авторы надеются, что предложенная ими методика позволит лучше понять, как эволюционировали птерозавры — например, объяснить причину упадка мелких представителей группы в позднем мелу. Кроме того, с ее помощью можно будет точнее реконструировать древние экосистемы. 

Недавно палеонтологи обнаружили на территории Марокко новый вид птерозавров с очень длинным и тонким беззубым клювом. Ни у одного другого представителя этой группы такого не было. По мнению первооткрывателей, этот птерозавр мог кормиться подобно современным куликам или киви — зондируя субстрат в поисках беспозвоночных.

Сергей Коленов

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.