Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям (Роспечать)

Программа восстановления лесов в Чили привела к вырубке некоторых лесов под плантации

Слева — карта землепользования в Чили 1986 года (зеленым отмечены природные леса, а красным — плантации); посередине — стоимость ренты земли под плантации; справа — вероятность использования земель под плантации в 2011 году

Robert Heilmayr , Cristian Echeverría  & Eric Lambin / Nature sustainability, 2020

Экологи пришли к выводу, что сорокалетняя программа субсидий для восстановления лесов в Чили была малоэффективной. Одна из очевидных неудач — в некоторых случаях ради создания лесных плантаций, затраты на которое компенсировало государство, вырубались природные леса. Моделирование показало, что около пяти процентов утраченных за время действия программы лесов вырубили именно из-за субсидий, хотя площадь плантаций увеличилась бы и без вмешательства государства. Если бы субсидий не было, количество запасенного углерода выросло бы, а снижение биоразнообразия было бы не столь значительным. По расчетам, опубликованным в журнале Nature sustainability, программа субсидий была бы эффективнее, если бы она запрещала использовать под плантации территории, занятые природными лесами.

Для борьбы с последствиями изменения климата и снижением биоразнообразия некоторые страны финансируют масштабные проекты по восстановлению лесов. Правительства субсидируют посадку деревьев, чтобы восстановить вырубленные леса, увеличить поглощение углекислого газа и создать местообитания для других видов. Однако это нередко приводит к тому, что в основном выращиваются коммерчески выгодные деревья (например, фруктовые), и в результате вместо естественных лесов появляются монокультурные плантации.

Один из самых крупных проектов по восстановлению лесов проводили власти Чили с 1974 по 2012 год: правительство защищало высадки от экспроприации и компенсировало большую часть затрат. Эту программу в качестве модели использовали и другие страны Южной Америки, однако до сих пор не был проведен всесторонний анализ влияния субсидий на восстановление природных лесов, поглощение углекислого газа и биоразнообразие. Исследователи подозревают, что проект мог принести больше вреда, чем пользы — например, известно, что лесопромышленные компании вырубали естественные леса, чтобы на их месте по программе субсидий вырастить плантации.

Экологи из США и Чили под руководством Роберта Хейлмайра (Robert Heilmayr) из Калифорнийского университета в Санта-Барбаре исследовали спутниковые карты землепользования Чили с 1986 по 2011 год. С их помощью ученые смоделировали три сценария: программу субсидий по закону 1974 года, отсутствие субсидий и субсидии, которые распространялись бы только на территории, не покрытые природными лесами. Использовали четыре модели: эконометрическую, которая определяла выгодность различных типов землепользования в разных условиях; модель по методу Монте-Карло, которая предсказывала использование земель в зависимости от трех сценариев субсидий; модель учета углерода; метаанализ исследований биоразнообразия.

После 1986 года более миллиона гектаров, которые раньше были покрыты природными лесами (337 тысяч гектаров), кустарниками (515 тысяч гектаров) и сельскохозяйственными угодьями (710 тысяч гектаров), перешли под лесные плантации. Согласно эконометрической модели, без субсидий площадь лесных плантаций также увеличилась бы — из-за того, что выращивание плантаций выгодно само по себе — и составила бы лишь на 3,28 процентов меньше. А если бы субсидии не покрывали вырубку природных лесов ради плантаций, удалось бы восстановить всего на 13 тысяч гектаров (около процента) меньше. Зато 4,7 процентов утраченных за 40 лет действия программы лесов вырубили именно из-за субсидий; они же помешали естественному восстановлению трех тысяч гектаров естественных лесов за счет территорий, покрытых кустарником или пограничных сельскохозяйственных земель.

На следующем этапе экологи вычисляли, сколько углерода запасали бы леса в трех сценариях. Для этого учли региональные различия — в центральных областях Чили в плантациях запасается даже больше углерода, чем в природных лесах, а в других районах это отношение может быть обратным. Например, в Вальдивских лесах содержится 146 тонн углерода на гектар, а в соседних плантациях — всего 37.

В целом с 1986 по 2011 год в Чили запас углерода вырос на два процента за счет двукратного увеличения площадей плантаций и несмотря на снижение площадей природных лесов на 13 процентов. Если бы субсидий не было, удалось бы сохранить на 0,8 процентов больший запас углерода, а если бы субсидии не касались занятых природными лесами территорий — на десять процентов больший.

Также ученые рассчитали, что субсидии ускорили снижение биоразнообразия в Чили из-за расширения плантаций за счет естественных лесов — видовое разнообразие последних значительно выше. По расчетам исследователей, 3,76 процентов снижения биоразнообразия объясняется именно субсидиями. Если бы естественные леса не вырубали ради плантаций, снижение видоразнообразия уменьшилось бы на 78 процентов.

Как показала эта работа, чилийскую модель восстановления лесов можно улучшить. А выращивать новые деревья по усовершенствованным программам можно по всему миру — экологи нашли 900 миллионов гектаров земель, которые можно засадить деревьями. Такая площадь лесов сможет связать 205 гигатонн углерода.

Алиса Бахарева


Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.