Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям (Роспечать)

Спаривание наградило мышей лишним весом и сократило их жизнь

Rawpixel Ltd. / Flickr

Спаривание само по себе способно изменить физиологию самки млекопитающего, даже если беременность не наступает. К такому выводу пришла группа новозеландских и австралийских ученых, которые подселили к мышам разных самцов: здоровых, неспособных зачать и неспособных спариваться. Оказалось, что такое соседство влияет на жизнь самок даже после прекращения контакта с самцами: те, кто имел возможность спариваться, не рожая, впоследствии более плодовиты, но раньше умирают. Авторы работы подозревают, что за это отвечает гормон пролактин, который появляется в организме самки после спаривания. Исследование опубликовано в журнале Proceedings of the National Academy of Sciences.

Рождение потомства — процесс энергозатратный. Он отнимает у родителей (в первую очередь у матери) ресурсы, которые она могла бы потратить на собственный организм. Логично предположить, что размножение должно сокращать число ресурсов в материнском организме и, следовательно, годы жизни.

В то же время, производство потомства можно разделить на две части — спаривание и беременность. Какая из них сильнее сказывается на дальнейшей жизни матери, неизвестно. И хотя вынашивание потомства, казалось бы, отнимает больше энергии, известно, что даже контакт с половым партнером у некоторых животных может влиять на обмен веществ. Например, у мух встреча с самкой может сократить жизнь самца.

Чтобы изучить эффект спаривания отдельно от беременности, Майкл Гарретт (Michael Garratt) из Университета Отаго в Новой Зеландии вместе с коллегами подселили самок мыши к самцам после вазэктомии. Такие самцы способны спариваться, но не могут оплодотворить самку. Для сравнения исследователи подселили контрольные группы мышей к самкам, фертильным самцам или кастрированным самцам, у которых нарушено производство андрогенов, поэтому они не способны не только на оплодотворение, но и на ухаживание. Самки провели в компании партнеров 9 месяцев своей жизни, со 2-го по 10-й, а затем их отселили либо в отдельные клетки (чтобы измерить выживаемость), либо в клетки с фертильными самцами (чтобы оценить плодовитость).

Изменения в физиологии мышей начались еще в первые месяцы жизни с партнерами: самки начали набирать вес. Причем это коснулось как тех, кто жил со здоровыми самцами, так и тех, кого поселили к вазэктомированным самцам. Кастрированные самцы и самки такого влияния на своих соседок не оказали, из чего исследователи заключили, что эффект вызван фактом спаривания как таковым. После этого самок отселили от соседей, и изменения в весе сохранились только у тех, кого подселили к новым, здоровым самцам, то есть позволили размножаться.

Изменения в жизни самок не ограничились набором веса. После того, как им дали возможность размножаться, те из них, кто спаривались раньше со здоровыми самцами, принесли меньше всего потомства. Чуть больше детенышей родилось у тех, кто жил с кастрированными самцами и самками, и больше всего — у тех, чьи первые соседи были вазэктомированными. Похожую тенденцию обнаружили и в общей продолжительности жизни: те самки, которые спаривались со здоровыми самцами, прожили меньше, чем те, у кого не было возможности спариваться. А те, кто жил с вазэктомированными самцами, прожили меньше, чем те, кто жил с другими самками.

Чем именно такой эффект, пока неясно. Авторы работы заподозрили гормон пролактин, концентрация которого у мышей растет во время беременности. Они подсчитали, что концентрация пролактина в крови самок, которые жили с вазэктомированными самцами, ниже, чем у тех, кто жил с самками, причем эти различия сохраняются даже после того, как животным дали возможность размножаться.

Таким образом, исследователи обнаружили, что не только беременность, но и сам факт спаривания влияет на дальнейшую жизненную историю мышей. И если тот факт, что плодовитость у тех, кто имел возможность спариваться с самого начала, ниже, чем у тех, кто такой возможности не имел, можно объяснить экономией ресурсов, то изменение в продолжительности жизни объяснить гораздо сложнее, равно как и то, почему жизнь с вазэктомированным самцом повышает плодовитость по сравнению с жизнью с другой самкой.

Авторы работы полагают, что виной всему состояние ложной беременности, которое возникает у мыши после любого спаривания. Оно в два раза короче, чем настоящая беременность, но сопровождается такими же колебаниями пролактина. Получается, что мыши, которые жили с вазэктомированными самцами, пусть и не тратили ресурсы на производство потомства, но с гормональной точки зрения перенесли в два раза больше беременностей. Поэтому в дальнейшей исследователям предстоит выяснить, насколько долго необходимо держать самок с вазэктомированными самцами, чтобы зафиксировать этот эффект, что именно сокращает их жизнь, а заодно, насколько эти результаты можно экстраполировать на людей, у которых не бывает состояния ложной беременности, но могут изменяться концентрации гормонов в крови.

Мы уже писали о разнообразных эффектах, которые спаривание может оказывать на животных: например, оно улучшает память у мух и ослепляет пчелиных цариц, а насилие во время спаривания — снова у мух — снижает плодовитость.

Полина Лосева

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.