Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям (Роспечать)

Проспективная память помогла разделить людей по прокрастинации

Daria / MTV, 1997–2002

Швейцарские ученые обнаружили связь между забывчивостью относительно предстоящих дел и намерений (проспективной памятью) и прокрастинацей. Для этого они попросили 93 студентов запомнить, когда им нужно отправить семь сообщений в течение четырех дней, а затем следили за тем, как точно они эту просьбу выполняют: те, кто был склонен к прокрастинации, справлялись с заданием хуже. Связь эта, однако, не всегда была абсолютной, что позволило ученым поделить людей на три типа: осознанные прокрастинаторы, неосознанные прокрастинаторы и те, для кого прокрастинация попросту нехарактерна. Статья опубликована в журнале Psychological Research.

Человеческой памяти необходимо хранить информацию не только об уже произошедших событиях, но также и о запланированных действиях и намерениях: например, это противопоставление хорошо иллюстрируется необходимостью не забыть, с одной стороны, список необходимых продуктов, а с другой — то, что в магазин вообще нужно сходить. Такую память (то есть память о чем-то, что нужно сделать в будущем) называют проспективной, а нарушить ее работу довольно просто: исследования утверждают, что их всех воспоминаний именно проспективные пропадают чаще всего. 

Проспективная память необходима для ежедневной деятельности, поэтому очень важно понять, что именно на нее влияет: например, с помощью чего ее можно улучшить, и что может сделать ее хуже. Маттиас Клигель (Matthias Kliegel) из Университета Женевы и его коллеги решили исследовать, как на проспективную память влияет прокрастинация, то есть временное откладывание дел и намерений.

В их эксперименте приняли участие 93 студента. Все они заполнили стандартизированный опросник на определение уровня прокрастинации: он включал вопросы об активной прокрастинации (все они сводились к тому, чтобы определить, насколько участник был склонен откладывать дела до самого последнего момента) и наблюдаемой прокрастинации (такие вопросы указывали на то, насколько участник считает, что все делает не вовремя). Кроме того,  участникам также дали согласие на участие в исследовании и попросили подписать, отсканировать и отправить его экспериментаторам не позднее установленной заранее даты (от 21 до 39 дней с момента получения листа). Так ученые оценили прокрастинацию участников относительно эксперимента (а точнее, как они сами ее назвали, — «поведенческую прокрастинацию»).

В качестве задания участникам дали лист, на котором было расписано время суток (утро, день или вечер) ближайших четырех дней. Участникам необходимо было выбрать семь из них и написать удобное время (но не целый час и не полчаса): в это время им нужно было отправить экспериментатору сообщение с определенным словом (например, «торт»). Время отправки сообщения и его содержания нужно было запомнить: таким образом, в течение четырех дней ученые ждали от каждого из участников по семь сообщений в определенное время (например, слово «колокол» в 16:15 на второй день эксперимента), учитывая возможную погрешность в шесть минут. Каждое неотправленное вовремя сообщение ученые считали забытым проспективным воспоминанием.

Проанализировав зависимость между неотправленными вовремя сообщениями и разными показателями прокрастинации, ученые выяснили, что самыми забывчивыми оказались те, кто вовремя не прислал листок об участии (p = 0,001), но не те, кто просто считал, что все делает не вовремя. При этом активные прокрастинаторы (по результатам опроса), наоборот, чаще присылали сообщения вовремя (p = 0,016), а уровень наблюдаемой прокрастинации не был связан с работой проспективной памяти вообще.

Так как ученые получили двоякие результаты эксперимента, они решили провести кластерный анализ, распределив каждого участника в трехмерном пространстве зависимости между проспективной забывчивостью, поведенческой прокрастинацией и активной прокрастинацией. 

Участники разделились на три кластера. В первый кластер («непрокрастинаторы») попали участники с низким уровнем активной и поведенческой прокрастинации, отправляющие сообщения вовремя. Во второй кластер («осознанные прокрастинаторы») вошли те участники, которые позже присылали лист об участии (повышенный показатель поведенческой прокрастинации) и были, по результатам опроса, активными прокрастинаторами. Им, тем не менее, удавалось вовремя рассылать сообщения экспериментаторам. «Осознанные прокрастинаторы», по словам ученых, отличаются тем, что прекрасно знают, что они склонны к прокрастинации — и именно это знание помогает им поддерживать приемлемый уровень функционирования.

Наконец, к третьей группе отнесли «неосознанных прокрастинаторов». Для них, как оказалось, характерен такой же низкий уровень прокрастинации, как для «непрокрастинаторов», но при этом о том, чтобы отправить сообщение вовремя, они забывали гораздо чаще, чем «осознанные прокрастинаторы».

Ученые заключили, что прокрастинация не всегда ведет к тому, что люди забывают, что им нужно сделать: в случае, если человек хорошо осознает, что к прокрастинации он склонен, это осознание позволяет ему существенно ограничить негативные последствия. С другой стороны, отсутствие видимой прокрастинации по сути не говорит о том, что человек к ней не склоне: относительно проспективной памяти она может проявляться неосознанно. 

Прокрастинация беспокоит многих современных людей, поэтому ее изучением занимаются не только специалисты в области поведенческой психологии. Несколько лет назад ученым, например, удалось выяснить, что за склонность к прокрастинации отвечает совместная работа префронтальной коры и отделов, относящихся к лимбической системе.

Елизавета Ивтушок

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.