Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям (Роспечать)

Реакция на запахи предсказала выход из вегетативного состояния

The Leiden Gallery LLC

В отличие от пациентов в вегетативном состоянии, люди со слабым сознанием в среднем реагируют на запахи: в ответ на яркие ароматы они уменьшают поток воздуха через нос. Для индивидуальной диагностики уровня сознания этот метод подходит плохо, так как дает высокий уровень ложноотрицательных и ложноположительных результатов. Зато у него есть предсказательный потенциал: большинство пациентов в вегетативном состоянии, если они реагировали на запахи, пошли на поправку и выжили в течение нескольких лет после исследования. Статья опубликована в журнале Nature.

При повреждении мозга бывает сложно определить, находится ли человек в вегетативном состоянии или у него осталось слабое сознание. В 40 процентах случаев врачи ошибочно определяют уровень сознания пациентов, а от этого зависит ряд аспектов лечения: нужны ли обезболивающие и есть ли смысл в эвтаназии.

Система обоняния вовлечена в базовые реакции активации нервной системы. Запахи запускают как автоматические нюхательные реакции (например, если запах неприятный, поток воздуха в носу уменьшается), так и когнитивные, которые требуют понимания ситуации, поэтому поведенческая реакция на различные запахи может быть маркером уровня сознания пациентов с повреждениями мозга.

Ученые из Великобритании и Израиля под руководством Ярона Захера (Yaron Sacher) из Тель-Авивского университета и Ноама Собеля (Noam Sobel) из Института Вейцмана исследовали реакцию на запахи 43 пациентов с нарушением сознания. 24 из них находились в вегетативном состоянии, а у 31 был апаллический синдром, при котором есть слабые проявления сознания (между сессиями у некоторых пациентов менялся уровень сознания, поэтому группы пересекаются). Пациентам подносили к носу приятные запахи (аромат шампуня) и неприятные (тухлой рыбы) и регистрировали объем первых трех носовых вдохов.

В среднем пациенты в вегетативном состоянии не изменяли поток воздуха через нос в ответ на яркие запахи, а у людей с апаллическим синдромом объем первых двух носовых вдохов после предъявления обоих запахов значительно снижался (p < 0,0001). Между реакцией на приятные и неприятные запахи не было статистически достоверного отличия.


Исследователи проверили, насколько метод применим для диагностики уровня сознания у отдельных пациентов. Для этого ввели понятие нюхательной реакции: считали, что реакция есть, если объем носового вдоха снижался как минимум на 15 процентов. У 64,5 процентов пациентов с апаллическим синдромом нюхательная реакция присутствовала (35,5 процентов тестов были ложноотрицательными).

У десяти пациентов (41,7 процент) в вегетативном состоянии были нюхательные реакции — метод также дает высокий уровень ложноположительных результатов. Однако все эти десять пациентов позже стали проявлять признаки сознания (как и шесть пациентов, у которых не было нюхательных реакций), значит, у подхода есть прогностический потенциал. Спустя пять лет после начала исследования (в среднем для людей прошло по 40 месяцев с момента получения травмы) 92 процента всех пациентов, у которых были нюхательные реакции, выжили; 63 процента пациентов без нюхательных реакций умерли.

В прошлом году группа Ноама Собеля опубликовала статью о людях, которые чувствуют запах, хотя у них нет обонятельных луковиц. Таких удивительных людей нашли всего пять, и все они оказались женщинами. Какие механизмы обеспечивают чувствительность к запахам у пациентов без первичных обонятельных структур, до сих пор неизвестно.

Алиса Бахарева

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.