Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям (Роспечать)

Месть за своих объяснили работой окситоцина

Kill Bill / Miramax Films, 2003

Ученые из Китая показали, что ключевую роль в желании отомстить участнику другой группы за боль, причиненную участнику своей группы, играет окситоцин: его уровень в слюне повышается при наблюдении за страданиями близких. Для этого ученые провели эксперимент, в котором участники наблюдали за тем, как его партнер по группе и участник конкурирующей группы бьют друг друга током. Окситоцин также регулировал работу вовлеченных участков головного мозга, а вместе результаты говорят о том, что желание отомстить в первую очередь объясняется эмпатией. Статья опубликована в журнале eLife.

Согласно ранним психологическим теориям, желание межгрупповой мести может объясняться двумя отдельными факторами. С одной стороны, она объясняется привязанностью или любовью к собственной группе (внутренняя мотивация), а с другой — неприязнью и ненавистью к другой, конкурирующей группе (внешняя мотивация). Факторы эти независимы и могут проявляться как вместе, так и по отдельности, но в каждом отдельном случае один из них скорее всего будет мотивировать больше, чем другой. Кроме того, у привязанности к своей группе и неприязни к группе чужой также и два разных нейронных механизма, и бóльшая вовлеченность одного из них может указать на то, какой из двух факторов считается определяющим.

Уточнить ведущий мотивирующий механизм в межгрупповой мести решили ученые под руководством Шихуэя Ханя (Shihui Han) из Пекинского университета. Они сосредоточились на двух показателях, отражающих реакцию на межгрупповой конфликт: активности головного мозга и уровне окситоцина — нейропептида и пептидного гормона, вовлеченного в регуляцию социального поведения.

Специально для своего исследования ученые разработали новую экспериментальную парадигму в виде командной игры. В первой части шестерых участников эксперимента (всего в исследовании приняли участие 40 мужчин) разделили на две группы и дали им поиграть в небольшую карточную игру для того, чтобы участники каждой из групп сформировали тесную команду. 

Во второй части игры участвовали уже трое: двое из одной группы (один — игрок, а второй — наблюдатель) и один игрок из другой группы. В этой части участники из двух групп играли в игру, основанную на классическом эффекте Струпа: им необходимо было определить цвет появляющегося на экране слова, при этом сами слова указывали на другие цвета. Например, на экране появлялось выведенное желтыми буквами слово «зеленый»: правильным ответом в таком случае было «зеленый», а не «желтый». Тот участник, который правильно назвал нужное слово или назвал его быстрее, выигрывал, после чего ему давали возможность наказать проигравшего, ударив его током — либо болезненным, либо нет. В контрольном условии удары током распределялись компьютером.

По окончании игры ученые собрали образцы слюны у участника-наблюдателя, который далее принял участие в фМРТ-эксперименте. В этой части исследования наблюдателю показывали лица игрока либо из его команды, либо из другой. После этого на экране появлялся значок в виде молнии (болезненный удар током) или в виде кружочка (безболезненный удар), а затем — снова лицо участника: после значка-молнии — с выражением боли, после значка-кружочка — нейтральное. В контрольном условии участнику показывали других участников групп, которые не играли во вторую части игры.

После фМРТ наблюдателя попросили заполнить небольшой опросник, по которому определяли отношение к участникам каждой из групп, а также еще раз предоставить образец слюны. Через 15 минут наблюдателя попросили вспомнить, кого в эксперименте били током, а также в третий раз собрали у него образцы слюны.

Все наблюдатели сообщали о большем доверии и симпатии к участникам своей группы и бóльшую эмпатию в том случае, если им причиняли боль (p < 0,002). Как и ожидалось, наблюдатели также высказали большее стремление наказать участников другой группы, а не своей (p < 0,002). По результатам опросов ученые заключили, что им удалось сформировать плотные группы и добиться внутригруппового фаворитизма, необходимого для того, чтобы возникало желание отомстить другим за причинение вреда. 

Далее ученые оценили изменение уровня окситоцина в слюне наблюдателей: он был значительно (p < 0,001) выше, чем в контрольном условии, сразу же после окончания второй части игры (той, в которой они смотрели, как другие участники бьют друг друга током) и продолжал расти к концу эксперимента.

Анализ данных фМРТ показал, что при наблюдении за страданиями другого значимо (p < 0,001) повышается активность средней части передней поясной коры и островковой доли, которые вовлечены в проявление эмпатии, а также средней части префронтальной коры и височно-теменного узла — двух частей «теории сознания» головного мозга, отвечающей за понимание собственного состояния и состояния других людей. Как и ожидалось, в ответ на боль участников своей группы у наблюдателя активность этих отделов повышалась больше, а уровень окситоцина также регулировал активность средней части префронтальной коры.

Ученым, таким образом, экспериментально показали ключевую роль окситоцина и регулируемую им активность мозга в желании мести за других. По-видимому, внутригрупповой фаворитизм и повышенная эмпатия к участникам своей группы в действительности мотивирует подобно желание в первую очередь; впрочем, авторы работы уточняют, что в будущих работах необходимо рассмотреть и другие факторы, а также подтвердить полученные результаты на других группах — в частности, на женщинах.

У женщин, к слову, результаты в действительности могу оказаться другими — в силу того, что сложные эмоциональные и социальные системы мозга у них немного отличаются от мужских. Например, ученые уже показывали, что в ответ на помощь другим система вознаграждения женского мозга активируется сильнее, чем мозга мужского.

Елизавета Ивтушок

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.