Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям (Роспечать)

У людей не нашли склонности приносить потомство одного пола

Невероятные приключения итальянцев в России / «Мосфильм». Dino de Laurentiis Cinematografica, 1973

Шведские ученые собрали данные по нескольким миллионам детей, появившихся на свет в Швеции с 1932 года, и не нашли никаких признаков того, что соотношение полов в потомстве наследуется в семьях. Иными словами, нет никаких генетических причин, которые побуждали бы людей производить на свет скорее мальчиков или скорее девочек. Этот факт позволяет объяснить, почему в большинстве человеческих популяций соотношение полов близко к единице, но не дает ответа на вопрос, почему иногда оно все же от единицы отклоняется. Исследование опубликовано в журнале Proceedings of the Royal Society B.

Соотношение рождающихся мальчиков и девочек в человеческих популяциях обычно близко к единице. Еще со времен основоположника популяционной генетики сэра Рональда Фишера этот феномен принято объяснять так. Если в популяции один пол встречается реже, чем другой, то его представители получают преимущество при размножении, поскольку находятся в дефиците. Это значит, что родитель, который производит преимущественно дефицитный пол, тоже получает преимущество, и его дети активно передают его гены дальше. Таким образом со временем соотношение полов в популяции выравнивается.

Логика Фишера основана на предположении, что склонность приносить потомство определенного пола наследуется. Однако этот тезис тоже нуждается в проверке. До сих пор исследования, которые пытались подсчитать наследуемость этого признака, приносили противоречивые результаты (за и против). Поэтому группа ученых под руководством Ральфа Куйя-Халколы (Ralf Kuja-Halcola) из Каролинского института в Швеции предприняла еще одну попытку проверить гипотезу наследуемости — на этот раз, на куда более крупной выборке, чем все их предшественники.

Ученые собрали данные обо всех шведах, которые появились на свет с 1932 года и для которых известны родители, сиблинги (то есть братья и сестры) и дети. Всего получилось более 3,5 миллионов людей и более 4,7 миллионов их детей. В среднем у каждого человека было около 2 детей, а разброс составил от 1 до 17 детей на семью.

Затем исследователи сравнили соотношение полов детей, которые рождались у сиблингов. Если бы этот признак наследовался, то братья и сестры приносили бы на свет мальчиков и девочек в похожем соотношении. Тем не менее, по их подсчетам, наследуемость — доля разнообразия, которую можно объяснить генетическими факторами — оказалась практически нулевой (0,0005 у женщин и 0,0004 у мужчин).

Авторы работы заметили, что соотношение полов часто «перекошено» в семьях с 3-7 детьми. Они предположили, что это может зависеть от порядка рождения детей. Например, если родители хотят иметь сына, то могут продолжать заводить детей, пока он наконец не родится. И тогда соотношение будет искажено: в некоторых семьях пара может завести нескольких дочерей, пока не дождется сына, а в других он может появиться на свет первым, и родители на этом остановятся. Но когда исследователи подсчитали вероятность появления на свет очередного ребенка определенного пола, вне зависимости от того, какой он по счету, никаких признаков наследуемости у сиблингов они не обнаружили.

Таким образом новые подсчеты поставили под сомнение основной тезис, на котором основывался Фишер — судя по всему, у людей нет склонности производить на свет потомство того или иного пола. Это не мешает объяснить, почему соотношение полов в популяции в среднем равно единице. Гораздо сложнее теперь понять, почему оно от единицы отклоняется. А это происходит довольно часто: в среднем в мире рождается около 106 мальчиков на 100 девочек. В некоторых регионах это соотношение сильно выше, например, в Индии и Китае, а в Африке — наоборот, ниже, около 99 к 100. Раньше эти отклонения предлагали объяснять расовыми различиями или действием стресса (который якобы изменяет соотношение гормонов в крови матери, а те, в свою очередь, влияют на приживаемость плода). Однако авторы работы опровергают и эти доводы: если бы дело было в гормонах, говорят они, то в какой-то степени соотношение полов должно было бы наследоваться — ведь у женщин есть генетические особенности эндокринной системы. А раз нет наследуемости, нет и физиологического влияния.

Поэтому существующие отклонения в соотношении полов от единицы ученые предлагают объяснять избирательной смертностью зародышей: на разных этапах беременности один пол может оказаться более хрупким, чем другой, и это не обязательно зависит от особенностей организма его родителей. Впрочем, в причинах неравномерной гибели зародышей, по мнению авторов статьи, тоже далеко не все пока известно, и в них предстоит разобраться отдельно.

Ранее ученые выяснили, что пол зародыша может зависеть от характеристик сперматозоидов — например, у хомячков он определяется размером. В соответствии с этим принципом в 2019 году японские исследователи разработали способ избирательно тормозить «женские» сперматозоиды на пути к яйцеклетке мыши. Влиять на соотношение полов могут и аборты: за последние полвека по этой причине ученые «недосчитались» более 23 миллионов девочек в 12 странах.

Полина Лосева

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.