Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям (Роспечать)

Белый шум и оптогенетика улучшили слух

Rasmus Christensen et al. / Cell Reports, 2019

Белый шум на фоне звуков помогает эффективнее отличать их друг от друга за счет ограничения активности нейронов слуховой коры. Это выяснили швейцарские ученые, которые изучили активность мозга мышей при прослушивании звуков. Эффект был значимым для звуков со спектрально близкими частотами (то есть практически не отличающимися друг от друга), а также проявлялся поведенчески. Кроме того, похожие изменения наблюдались и при оптогенетической активации нейронов, участвующих в регуляции слухового восприятия. Это указывает на адаптивность слуховой системы головного мозга в условиях шумового загрязнения, воздействующего на стимуляцию, пишут ученые в журнале Cell Reports.

Активность разных частей сенсорной коры головного мозга достаточно специфична: области, которые вовлечены в обработку информации, полученной через разные модальности, активируются только под воздействием определенной стимуляции на принимающие каналы (например, свет, получаемый через сетчатку глаза, или звук, который воспринимают волосковые клетки уха). Интересно, что подобная специфичность проявляется и внутри восприятия определенной модальности: другими словами, для определенных отделов сенсорной системы очень важны параметры поступающего сигнала.

Например, нейроны слуховой коры селективно обрабатывают звуки в зависимости от их частоты. При этом они достаточно адаптивны и поддаются, к примеру, фоновому шуму или внезапным изменениям звука, привлекающим внимание слушающего. О том, как подобная адаптивность влияет на слуховое восприятие и последующую регуляцию поведение, однако, известно достаточно мало.

Чтобы изучить этот вопрос подробнее, Расмус Кристенсен (Rasmus Christensen) из Университета Базеля и его коллеги решили провести эксперимент на мышах. Для этого они включали своим подопытным 37 звуков разных частот (от 4 Герц от 48,7 Килогерца) длительностью по 50 миллисекунд каждая при уровне громкости в 60 децибелов. Звуки включали либо чистыми, либо на фоновом, «белом» шуме с уровнем звукового давления чуть ниже стимула (50 децибелов). Активность мозга при восприятии звуков измеряли с помощью вживленных в мозг мышей электродов, получая затем функцию зависимости потенциала действия нейронов первичной слуховой коры от частоты проигрываемого звука.

Ученые обнаружили, что присутствие белого шума на фоне проигрываемого звука вызывает уменьшение частоты спайков (колебаний потенциала при возбуждении нейрона): на 14,2 процента до начала и на 26,1 процента во время пиковой активности. Подобное изменение наблюдалось во всех селективно активируемых участках первичной слуховой коры независимо от частотных характеристик стимула. Также оказалось, что количество звуковых частот, восприятие которых происходит с пиковой частотой спайка, значительно (p = 0,0004) ниже при наличии белого шума, чем без него. Это, в свою очередь, говорит о том, что селективность первичной слуховой коры при шуме выше, а сам шум при этом восприятие никак не задевает.

Чтобы проверить, как снижение ответа слуховой коры в ответ на звуковую стимуляцию при наличии шума влияет на поведенческие аспекты слухового восприятия, ученые провели эксперимент с использованием экспериментальной парадигмы go/no go. В нем они обучили мышей получать угощение (капельки соевого молока) в ответ на звук определенной частоты и наказание (поток воздуха) в ответ на звуки других частот при лизании специальной трубки. Анализ данных показал, что использование белого шума при звуковой стимуляции улучшает распознавание звуков, которые спектрально находятся рядом: так, с помощью шума мыши эффективнее разграничивали звуки, которые отличались друг от друга на 0,35 (p = 0,002) и 0,2 октавы (p = 0,001).

Для изучения подробного механизма влияния белого шума на активность нейронов слуховой коры ученые затем обратились к методам оптогенетики — селективной активации нейронов с помощью воздействия светом на вводимые в мембрану светочувствительные опсины. Исследователи ввели активирующий каналродопсин (ChR2) в парвальбумин-содержащие вставочные нейроны, которые регулируют передачу сигнала в сенсорных системах головного мозга. Оказалось, что селективная активация таких нейронов приводит к тому же результату, что и использование белого шума: величина спайков снижается на 18,8 процента до начала и на 35,6 процента во время пиковой активности. Так же, как и при использовании шума, наблюдалось и значительное (p = 0,0014) уменьшение количества частот, воспринимаемых при пиковой частоте спайка.

Оптогенетическая активации парвальбумин-содержащих нейронов также улучшила слуховую дискриминацию. Результаты оказались схожими с теми, которые были получены при использовании белого шума: также улучшилось разграничение звуков, отличающихся на 0,35 октавы (p = 0,021) и 0,2 октавы (p = 0,008).

Что касается конкретных участков мозга, которые вовлечены в регуляцию восприятия при воздействии белого шума и оптогенетической активации, то ученые также отметили работу коленчатого тела таламуса, которое также участвует в обработке слуховой информации. Эффект, однако, был не таким выраженным, как тот, который наблюдался при работе слуховой коры.

Авторы заключили, что изменение активности слуховой коры (с помощью либо белого шума, либо оптогенетической активации) меняют слуховое восприятие, улучшая его — причем этот эффект также проявляется и поведенчески. Возможное объяснение такого эффекта — в селективной дискриминации частот отдельными нейронами слуховой коры по сравнению с привычной спонтанной активностью в том случае, когда дополнительную стимуляцию не нужно отсеивать. Из этого, в свою очередь, можно сделать вывод, что сенсорные системы головного мозга (по крайней мере слуховая) лучше адаптированы для восприятия информации при определенном уровне дополнительного шума, что вполне объяснимо: значимые звуки на фоне абсолютной тишины для восприятия более непривычны.

Пользу белого шума уже неоднократно подтверждали: например, его успешно применяют для восстановления слуха после акустической травмы. Два года назад ученые показали, что прослушивание белого шума определенной интенсивности мешает реорганизации нейронных связей, которое наблюдается вследствие нарушения слуха после громких звуков. Слух, таким образом, не нарушается.

Елизавета Ивтушок

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.