Понимание работы СМИ снизило склонность к теориям заговора

unomoralez / giphy.com

Понимание принципов работы прессы способно ослабить веру в теории заговора, даже если эта теория соответствуют политическим взглядам человека. К таким выводам пришли американские исследователи в работе, опубликованной в журнале Communication and the Public.

В демократических обществах от граждан требуется принимать информированные решения, но эта задача становится все более сложной из-за обилия ложной информации в прессе, склонности людей верить в теории заговора, а также тенденции социальных сетей демонстрировать только ту информацию, которая соответствует убеждениям пользователей. Хотя некоторые теории заговора могут оказаться правдивыми, зачастую они не имеют под собой серьезных оснований и игнорируют контраргументы.

Склонность людей верить в теории заговора часто объясняется искажениями в восприятии и склонностью видеть закономерности в случайных событиях, но мы уже писали о работе психологов, у которых эта гипотеза не подтвердилась. С другой стороны, многие исследования на тему медиаграмотности говорят о том, что люди с высоким уровнем образования лучше ориентируются в медиапотоке и критичнее относятся к прочитанному. Поэтому Стефани Крафт (Stephanie Craft) из Иллинойсского университета в Урбане-Шампейне со своими коллегами решила выяснить, влияет ли медиаграмотность на склонность людей к вере в теории заговора.

Исследование проходило в виде онлайн-опроса, в котором участвовало 397 человек, привлеченных с помощью краудсорсинговой платформы Amazon Mechanical Turk. Авторы отмечают, что профиль участников был разнообразен, но в среднем участники были немного более молодыми, образованными, и либеральными, чем в среднем по популяции (либералами себя назвал 49 процентов участников, консерваторами — 2 процента, умеренных взглядов придерживалось 19 процентов респондентов).

Оценка медиаграмотности производилась по шкале (The NML scale), которую авторы разработали ранее. Она состояла из трех подразделов, сфокусированных на какой-то теме. Так, ряд утверждений помогал оценить потребность респондента в знаниях и склонность думать автоматически («я предпочитаю сложные проблемы простым», «я предпочитаю заниматься тем, что требует от меня интеллектуальных способностей, чем тем, что требует небольших мыслительных усилий»), другой раздел помогал понять, насколько респондент чувствует на себе влияние прессы (например, «если я дезинформирован прессой, то лишь от меня зависит, как скоро я узнаю достоверную информацию»), и последний раздел помогал оценить понимание принципов работы новостных СМИ (в данном случае, американских). Этот раздел представлял собой тест, в котором респонденту нужно было выбрать правильный вариант ответа из нескольких предложенных. Вопросы могли касаться особенностей финансирования новостных организаций, или особенностей восприятия людей, которые предпочитают черпать информацию из телепередач.

Для оценки склонности к теории заговора респондентам предлагали сюжеты конспирологических теорий и спрашивали, насколько те в них верят. Эти истории были связаны как с консервативными взглядами, так и с либеральными. Например, вопрос о том, был ли Барак Обама рожден в США относится к консервативной теории заговора, а связь вакцинации и аутизма фигурировала в числе теорий, к которым больше склонны люди либеральных взглядов.

Политическую идеологию респондентов измеряли по семибалльной шкале, где один балл соответствовал самым либерально настроенным респондентам, семь — самым консервативным, а четыре балла соответствовали респондентам, которые не считают себя ни либералами, ни консерваторами.

Лучше всего предсказать склонность к теориям заговора помогли результаты подраздела, который оценивал понимание работы прессы (p < 0.001). Они же лучше всего предсказывали склонность поддерживать либеральные теории заговора (p < 0.001), так, что лучшая осведомленность ослабляла склонность поддерживать такие теории. Негативная связь между двумя другими подразделами (о потребности в познании и о восприятии влияния прессы) и склонностью к теориям заговора не подтвердилась.

Также ученые хотели проверить, склонны ли люди поддерживать те теории заговора, которые поддерживают их взгляды. Они обнаружили, что консерваторы сильнее либералов поддерживают консервативные теории заговора (p < 0.001), а либералы сильнее консерваторов поддерживают либеральные теории (p < 0.05). Однако понимание работы прессы ослабляло склонность поддерживать либеральные теории заговора как у либералов (p < 0.001), так и у консерваторов (p < 0.01). Аналогично, понимание работы прессы и высокая потребность в познании ослабляли склонность поддерживать консервативные теории заговора и у либералов (p < 0.001), и у консерваторов (p < 0.01). Респонденты, чьи взгляды были умеренными, не вошли в этот анализ.

Таким образом, не все гипотезы авторов подтвердились. Потребность к познанию, готовность решать сложные задачи и понимание ответственности за собственную информированность не оказались значимыми, но понимание, как пресса производит новости и как те влияют на восприятие человеком мира, по-видимому, способно помочь в борьбе с заблуждениями и теориями заговора.

Ранее мы рассказывали о формировании общественного мнения и о том, насколько в этом процессе важны факты. Также мы рассказывали об особенностях психики людей, которые верят в экстрасенсорные способности, а о связи вакцинации и аутизма можно узнать из нашей заметки.

Анна Зинина

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.