Ученые обвинили коллег в необъективном сравнении обезьян и детей

Шимпанзе Гуа в эксперименте Уинтропа Келлога в 1931 году.

Youtube

Группа ученых из университетов США и Великобритании заявила, что в сравнительных исследованиях людей и обезьян ученые систематически недооценивают интеллект последних, необъективно проводят эксперименты и предвзято интерпретируют результаты. Авторы перечисляют распространенные ошибки и дают конкретные рекомендации для своих коллег в статье, опубликованной в журнале Animal Cognition.

Сравнительная психология занимается эволюцией психики, и для этого в исследованиях часто сравнивают организмы разных видов. Но результаты исследований в этой сфере стоит интерпретировать с осторожностью, поскольку при проведении экспериментов порой сложно сохранять объективность и обеспечить честные и равные условия участникам. Даже в пределах одного вида существуют сложности: чтобы сравнить интеллект разных групп людей, необходимо учесть все, что на этот интеллект влияет. Когда-то считалось, что это врожденная характеристика, что она передается по наследству, и сравнивать казалось просто. Но еще в 1981 году стало известно, что помимо генов, важную роль играет среда, в которой растет и развивается индивид, его образование, жизненный опыт, здоровье. 

Но если сложно сравнивать между собой людей, то как быть с межвидовыми различиями? В идеале, сравнивать интеллект детей и обезьян можно только если обезьяны подвержены такому же воздействию среды. В тестах на социальный интеллект (на понимание языка и жестов) отсутствие опыта взаимодействия с человеческими привычками может оказаться особенно важным и значительно повлиять на успех прохождения испытаний. Исследования с обезьянами, которые росли вместе с людьми, уже проводили, в одном из них ученый Уинтроп Келлог «удочерил» молодую шимпанзе по имени Гуа, которая жила и росла вместе с его маленьким сыном. Однако в настоящее время подобное исследование вряд ли получится повторить и опубликовать из-за этических ограничений.

Это лишь одна из ошибок, которую нашли авторы. Они изучили несколько сравнительных экспериментальных исследований последних десятилетий, которые касались социального интеллекта детей и обезьян и, в частности, их умения интерпретировать и правильно использовать жест, на что-то указывающий (указательный палец, направленный в сторону объекта). Во всех исследованиях человек превзошел обезьян по результатам теста, и объяснялось это его эволюционной уникальностью. Работы проверялись на соответствие критериям, которые авторы назвали необходимыми для обеспечения объективности эксперимента: это равенство среды, подготовки, протоколов выборки, процедуры тестирования и возраста испытуемых при тестировании.

Авторы обнаружили несоответствие почти всем критериям. Среда, в которой обитали испытуемые, была неодинаковой, несоответствие было довольно грубым, безо всяких попыток со стороны экспериментаторов эти условия уравнять. В экспериментах обезьяны сидели в клетках, а дети, разумеется, нет, однако наличие физических барьеров могло негативно повлиять на результат (как это было у собак). Также подопытные животные часто росли в стерильных условиях лабораторий, тогда как дети росли в хороших, способствующих когнитивному развитию условиях. Этот факт повлиял и на выборку, так как интеллектуальный уровень людей был выше из-за условий среды. Также выборка искажалась дополнительными критериями отбора среди людей: в некоторых исследованиях для участия в тесте ребенок должен был уже делать что-то подобное раньше. Для обезьян же такого критерия не выдвигали. Что касается подготовки, в исследованиях, связанных с языком и жестами, дети имели намного больший опыт с предметом, чем обезьяны. Различались и процедуры тестирования: в одном из исследований детям, которые не справились с задачей показать пальцем на объект, дали «второй шанс» и позволили ответить, опустив на него ладонь, но все равно сделали вывод о превосходстве человека.

Кроме того, авторы обратили внимание на то, как экспериментаторы интерпретировали результаты: результатом теста всегда был конкретный видимый и измеряемый ответ, но, по их мнению, он свидетельствовал о присущих людям глубинных психических способностях. Например, в одном из исследований дети и обезьяны из семейства гоминид искали спрятанный в одном из контейнеров объект, а экспериментаторы давали подсказки, среди которых было указание на нужный контейнер пальцем. Дети понимали этот жест лучше обезьян, чаще делали правильный выбор, и исследователи предположили, что это связано с тем, что дети понимают коммуникативные намерения людей, а животные нет. То есть, интерпретация в этих исследованиях не учитывала разницы в условиях проведении эксперимента и зачастую принижала интеллект обезьян. 

Неадекватные условия сравнительных исследований приводят к противоречивым результатам. Результаты всех исследований, которые разбирали авторы, были позднее опровергнуты. В исследовании со спрятанным предметом результаты свидетельствовали о том, что обезьяны не понимают указывающий жест, однако некоторым особям все же удалось это сделать. В другой работе ученые опровергли эти результаты лишь частично, когда установили, что на успешность выполнения такой же задачи влияет дистанция гоминид по отношению к контейнеру. 

Так обладают ли обезьяны социальным интеллектом? В то время как в сравнительных тестах обезьяны не всегда дотягивают уровня годовалого младенца, согласно другим результатам, они соответствуют возрасту двух-трех летнего ребенка, и способны понимать ложные представления других индивидов. Многие исследования свидетельствуют о том, что обезьян можно научить говорить, например, на языке жестов, но их речь остается бедной и не передается дальше. Чемпионом по освоению человеческого языка среди обезьян считается карликовый шимпанзе Канзи, который мог понимать на слух около трех тысяч слов. Шимпанзе Уинтропа Келлога достигла определенных успехов, но остановилась в социальном развитии довольно рано, так как оказалась равнодушна к общению со своими новыми родителями.

Резюмируя работу над ошибками, авторы дают несколько рекомендаций по проведению сравнительных исследований. Они упоминают технику перекрестного воспитания, как в эксперименте с шимпанзе Гуа, но, хоть она и решает многие проблемы, связанные с неравными условиями, из соображений этики она не идеальна. Поэтому ее можно заменить адекватным обучением для прохождения теста: например, если ребенок в возрасте девяти месяцев может ориентироваться по жестам взрослых (если жест указывает на объект поблизости), то и обезьяну следует учить не менее девяти месяцев. Кроме того, следует быть строже с объяснением поведенческих результатов и полагаться только на те переменные, которые можно наблюдать и измерять. А выборку нужно делать более равной и сбалансированной, больше внимания уделяя влиянию среды. 

Мы уже писали о статусе человека в мире приматов в нашем блоге и видеолекции, а также об успехах приматов в изучении языка, и описывали сравнительное исследование, в котором обезьяны справляются с задачей на ложные представления. Различия между человеком и обезьяной найдены и на уровне мозга: у людей пластичность мозга оказалась выше. 

Анна Зинина

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.