Глубокое обучение помогло декодировать образы букв в мозгу человека

Китайские исследователи разработали новый метод декодирования видимых изображений из зрительной коры головного мозга человека. С его помощью можно по активности мозга узнать, какую букву или цифру показывают участнику эксперимента. Метод основан на глубоком обучении нейросетей на данных функциональной магнитно-резонансной томографии (фМРТ). По словам авторов, новый подход позволяет гораздо точнее воспроизводить образы, чем другие известные методы. Препринт исследования опубликован на сервере arXiv.org, кратко о нем сообщает MIT Technology Review.

Визуальная информация сетчатки глаза обрабатывается зрительной корой мозга. Первичная зрительная кора, в которую изначально попадает эта информация, состоит из примерно 140 миллионов нейронов. Главная сложность исследования соответствия между визуальными стимулами и активностью мозга состоит в отсутствии методов, способных быстро и с высоким разрешением анализировать активность клеток нервной системы. На сегодняшний момент одним из общепризнанных стандартов является метод фМРТ.

Функциональная магнитно-резонансная томография позволяет определять активность нейронов по изменению кровообращения в мозгу. Она связана с простой закономерностью — увеличение активности конкретной группы нейронов усиливает локальный кровоток к этой области мозга. Вместе с кровотоком увеличивается количество гемоглобина, несущего молекулы кислорода. Такой гемоглобин обладает диамагнитными свойствами (выталкивает магнитное поле), в отличие от парамагнитного (усиливает магнитное поле) деоксигемоглобина. Именно эти изменения в магнитных полях фиксирует фМРТ.

Однако у этого метода есть свои недостатки. В первую очередь концентрация гемоглобина растет с некоторой задержкой (около секунды) по сравнению с ростом активности нейронов. Также, фМРТ анализирует области пространства, размеры которых больше, чем один нейрон. Это воксели (объемные пиксели), в каждый из которых входят тысячи и десятки тысяч нейронов. Еще одна сложность при использовании метода — большое количество шумов в данных и сильная нелинейная корреляция между состояниями соседних вокселей.

При сопоставлении визуальных стимулов (изображений, демонстрируемых в экперименте) и активности вокселей необходимо учитывать эти нелинейные корреляции. Ранее многие методы анализа игнорировали этот аспект. Авторы новой работы воспользовались глубоким обучением чтобы учесть корреляции и отличать их от шумов считывания.

База данных для обучения была построена на данных более ранних экспериментов других научных групп. Ученые собрали более 1800 экспериментов фМРТ, записывавших состояние зрительной коры в ответ на демонстрацию визуального стимула — цифры, буквы или простой геометрической фигуры. 90 процентов этих данных исследователи использовали для обучения нейросети, оставшиеся 10 процентов — для проверки работоспособности методики.

По словам ученых, новая методика позволяет получать более контрастные и точные  реконструкции, по сравнению с ранними методами.

Среди возможных применений техники — создание нейроинтерфейсов человек-компьютер. Следующими шагами в развитии метода станет анализ более сложных визуальных стимулов и движущихся изображений. Последнее потребует использования рекуррентных нейросетей. Кроме того, по словам авторов, тот же самый подход с машинным обучением может помочь и в реконструкции другой информации — например, звуковой или моторной.  

Ранее с помощью фМРТ канадские ученые смогли предсказать способности человека к изучению второго языка. Нейрофизиологи из Северозападного университета использовали эту методику для анализа биологической основы эффекта плацебо, а японские исследователи из Brain Information Communication Research Laboratory Group смогли повлиять с ее помощью на оценку незнакомых лиц добровольцами (делая ее положительной или негативной).

Владимир Королёв

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.
Безумие в наследство — 2

Как развитие технологий позволило нащупать «топологическое решение» загадки шизофрении

Шизофрения — одна из самых загадочных и сложных болезней человека. Уже более ста лет ученые пытаются понять причины ее возникновения и найти ключ к терапии. Пока эти усилия не слишком успешны: до сих пор нет ни препаратов, которые могли ли бы ее по-настоящему лечить, ни даже твердого понимания того, какие молекулярные и клеточные механизмы ведут к ее развитию. О том, как ученые бьются с «загадкой шизофрении» мы уже неоднократно писали: сначала с точки зрения истории психиатрии, затем с позиции классической генетики (читателю, который действительно хочет вникнуть в суть проблемы, будет очень полезно сначала прочитать хотя бы последний текст). На этот раз наш рассказ будет посвящен новым молекулярно-биологическим методам исследования, которые появились в распоряжении ученых буквально в последние несколько лет. Несмотря на сырость методик и предварительность результатов, уже сейчас с их помощью получены важнейшие данные, впервые раскрывающие механизм шизофрении на молекулярном уровне.