( ^◡^)っ ♡

Какие валентинки могли бы дарить друг другу аллигаторы, пауки и тараканы

Приближается 14 февраля, время сочинять друг другу валентинки. Мы придумали десять признаний, которые могли бы сделать своим партнерам птицы-носороги, светляки, цикады и другие замечательные создания — возможно, вы найдете в них что-то свое?

Крокодилы — ближайшие современные родственники птиц. Подобно своим пернатым кузенам, они могут устраивать впечатляющие брачные демонстрации. Например, самцы миссисипских аллигаторов (Alligator mississippiensis) в сезон размножения шлепают головами по воде, громко ревут и производят инфразвуковые сигналы. Частота последних слишком низка для человеческого слуха, однако их эффект легко увидеть: вода над поющим самцом начинает дрожать и как будто вскипает.

Заинтересованные самки подплывают поближе, трутся о самца мордой, а иногда борются с ним, после чего происходит спаривание. В брачный период аллигатор-самец вступает в связь с десятком самок, среди которых, судя по всему, есть многолетние «любимые жены», а вот самцов-конкурентов обычно прогоняет. Правда, как бы хорошо ни пели самцы аллигаторов, ухаживать за кладкой и детенышами они самкам не помогают.

Птицы любят устраивать гнезда в дуплах деревьев. Хищники прекрасно об этом осведомлены и регулярно поедают яйца и птенцов дуплогнездников. Кроме того, уничтожить гнездо могут другие птицы, претендующие на то же дупло.

Необычный способ защитить потомство от врагов и конкурентов нашли птицы-носороги (Bucerotidae). После того, как пара выберет дупло, самка забирается в него, а самец замуровывает ее внутри, замазывая вход смесью глины, слюны, помета, мякоти фруктов и измельченной коры. Партнерша совершенно не против оказаться в заточении и активно участвует в возведении стены. Через несколько часов или дней от входа остается лишь узкое отверстие, куда может пролезть лишь кончик клюва птицы-носорога. После этого самка откладывает яйца и начинает их насиживать.

На протяжении следующих месяцев самец носит самке корм и передает его через узкую щель (сама она в это время линяет и лишается возможности летать). После вылупления птенцов ему приходится одному кормить всю семью. Когда потомство подрастает и в темнице становится слишком тесно, самка разламывает стену и оказывается на свободе. После этого птицы-носороги восстанавливают герметичность дупла до времени, пока птенцы не оперятся.

Хотя способ гнездования птиц-носорогов хорошо защищает их от хищников, с точки зрения гигиены он несовершенен. Чтобы хоть как-то замедлить загрязнение гнезда, самке и птенцам приходится производить дефекацию, прижавшись клоакой к выходному отверстию. Кроме того, если самец погибнет (что по вине людей случается все чаще), вся его семья умрет от голода.

Для привлечения партнеров хороши любые сигналы, от яркой окраски или пения до сильных запахов. Жуки из семейства светляков (Lampyridae) предпочитают полагаться на свет. Например, бескрылые самки обыкновенных светляков (Lampyris noctiluca) сидят среди травы и приманивают крылатых самцов с помощью биолюминесцентных фонариков на кончике брюшка. Чем ярче сияет самка, тем привлекательнее она для самцов, поскольку сила свечения является индикатором ее плодовитости.

Энтомологам известны более двух тысяч видов светляков. У части из них брачные ритуалы такие же, как у L. noctiluca. А у многих американских видов самцы во время полета испускают серию видоспецифичных световых вспышек, на которые увидевшие их самки отвечают призывным сигналом. Так партнеры находят друг друга и спариваются. К сожалению для светляков-самцов из Северной Америки, они могут стать жертвами обманщиц. Самки из рода Photuris производят сигналы, которые напоминают призывные сигналы самок из рода Photinus. Привлеченные самцы-фотинусы становятся легкой добычей для самок-фотурисов.

Почти вся жизнь североамериканских периодических цикад (Magicicada) проходит под землей. Вылупившись из яиц, личинки зарываются в почву, где проводят долгие годы, питаясь соком растений. Лишь через тринадцать или семнадцать лет нимфы цикад массово выбираются на поверхность, превращаются в имаго и приступают к брачному периоду. На протяжении нескольких недель самцы оглашают окрестности громким стрекотанием и спариваются с самками, после чего умирают. Самки живут немного дольше, их жизненный цикл завершается после откладки яиц. Благодаря одновременному массовому вылету цикады снижают риск каждой особи стать жертвой хищника. Однако почему они вылетают именно раз в тринадцать или семнадцать лет, пока неясно. Возможно, это способ спастись от врагов, которые в противном случае могли бы синхронизировать свои жизненные циклы со временем массового вылета цикад.

В общей сложности восток Северной Америки населяют семь видов периодических цикад, которые делят на семнадцать так называемых «выводков» — географических популяций, которые выходят на поверхность в определенные годы. Некоторые из них невелики, а две и вовсе вымерли. Однако другие занимают огромные территории — например, самый многочисленный выводок X, цикады из которого покажутся на поверхность весной нынешнего года.

Внешность складчатомордых листоносов (Centurio senex), которые обитают в Центральной и на севере Южной Америки, причудлива даже по меркам рукокрылых. Лоб этих летучих мышей испещрен глубокими морщинами, а нижнюю половину лица самцов прикрывает кожистая маска. Лишь недавно специалисты смогли установить, что складчатомордые листоносы используют свои маски во время брачных демонстраций.

По ночам самцы собираются на току, рассаживаются на ветвях вниз головой и издают трели и ультразвуковые сигналы. Их лица при этом наполовину закрыты. Когда к самцу подлетает заинтересованная самка, он приспускает маску и приступает к спариванию, а когда партнерша покидает его, вновь прячет лицо.

Возможно, покрытая белым мехом маска помогает самке заметить самца в темноте или служит индикатором его физического состояния. Согласно альтернативной гипотезе, она скрывает запаховые железы. Пока маска надвинута, концентрация пахучих молекул под ней растет, а при приближении самки листонос-самец открывает лицо, позволяя потенциальной партнерше почувствовать свой запах.

Сексуальный каннибализм — не редкость среди насекомых и пауков. Однако ни у одного вида он не приобретает такой трогательной формы, как у азиатских тараканов Salganea taiwanensis. У молодых особей этого вида есть длинные крылья, которые они используют, чтобы найти новый дом (гниющее бревно) и партнера. Однако вскоре после спаривания самец и самка съедают крылья друг друга, оставляя от них лишь непригодные для полета огрызки. Все оставшиеся годы жизни партнеры проведут вместе, никогда не покидая прогрызенных в бревне галерей и совместно ухаживая за потомством. Крылья им больше не понадобятся. Более того, они могут стать помехой при передвижениях по древесным ходам и мишенью для инфекций и паразитов. Так что взаимное объедание крыльев партнерами можно считать взаимной услугой.

В процессе эволюции многие виды животных обзавелись органами, которые помогают переносить сперму от самца к самке, — иными словами, пенисами или их аналогами. Почти всегда обладателями таких структур являются самцы. Однако крошечные насекомые сеноеды из семейства Prionoglarididae нарушают это, казалось бы, незыблемое правило. У представителей родов Afrotrogla и Neotrogla, которые населяют пещеры Южной Африки и Южной Америки соответственно, «пенисами» (точнее, гиносомами) щеголяют самки, а у самцов на брюшке развилось углубление, похожее на влагалище.

Во время спаривания самка взбирается на самца, вводит в его «влагалище» гиносому и втягивает сперму. При этом шипы и выросты, которые покрывают совокупительный орган самки, стыкуются с соответствующими им углублениями во «влагалище» самца и не дают ему прервать процесс спаривания.

Генетические данные свидетельствуют, что сеноеды из родов Afrotrogla и Neotrogla приобрели гиносомы независимо друг от друга. Возможно, эта причудливая анатомическая черта — приспособление к жизни в бедных кормом пещерах. Самка может использовать сперму самца как дополнительный источник питательных веществ, который позволит ей выжить и вырастить потомство. В такому случае неудивительно, что она обзавелась инструментом для ее сбора.

Самки многих видов пауков проявляют к самцам скорее гастрономический, чем романтический интерес. Чтобы продолжить род и по возможности выжить, членистоногим ухажерам приходится проявлять невероятную осторожность или прибегать к хитростям. Например, яркоокрашенные самцы пауков-скакунчиков из рода Maratus покоряют сердца самок брачным танцем, а у многих других видов в ходу съедобные подарки.

Однако некоторые пауки-самцы действуют агрессивнее. Так, самец вида Thanatus fabricii из семейства Philodromidae незаметно подбирается к паучихе и наносит ей несколько обездвиживающих ядовитых укусов. Затем он для верности опутывает самку паутиной, вводит сперму в ее половой орган и убегает. К сожалению, для самки эти эротические эксперименты не проходят без последствий: очнувшись, она какое-то время хуже охотится. Впрочем, у паучихи есть возможность избежать нежеланного совокупления — примерно половина встреч самцов и самок Th. fabricii заканчиваются без спаривания.

У людей и других млекопитающих самцы обычно крупнее самок. Однако в других группах животных «слабым полом» нередко оказываются мужской. Так, самки крупнее самцов у ряда хищных птиц, а в самых экстремальных примерах, например, у глубоководных удильщиков и некоторых беспозвоночных, самцы и вовсе кажутся карликами на фоне своих партнерш.

Классический пример такого полового диморфизма — зеленая бонеллия (Bonellia viridis), морской многощетинковый червь из группы эхиур. Самка этого вида имеет утолщенное тело длиной около десяти сантиметров, а ее хоботок может вытягиваться до метра. Самец же не вырастает больше трех миллиметров (на картинке он показан справа и в увеличенном масштабе) и почти всю жизнь проводит в теле партнерши — чаще всего в выводных протоках половой системы, где оплодотворяет яйца. Одновременно с одной самкой могут сожительствовать десятки самцов.

Часто пишут, что пол у бонеллий определяется условиями среды: личинка, осевшая на дно, становится самкой, а если ей удастся прикрепится к взрослой самке, то карликовым самцом. Однако в реальности все сложнее: пол детерминируется условиями среды лишь у части личинок, а у других он запрограммирован генетически. При этом некоторые юные бонеллии могут образовывать пары, находясь в толще воды. Когда такая пара оседает на дно, один из партнеров становится самкой, а второй — самцом.

Супружеская верность встречается среди животных довольно редко. Тем не менее, некоторые организмы физически не могут изменить партнеру или расстаться с ним.

Наиболее яркий пример таких отношений демонстрируют плоские черви спайники парадоксальные (Diplozoon paradoxum), которые паразитируют на жабрах карповых рыб. Эти существа — гермафродиты, то есть одна особь может производить и сперматозоиды, и яйцеклетки. Когда два потенциальных партнера встречаются на теле хозяина, они прикрепляются друг к другу с помощью присосок на брюшке и спинных бугорков, а затем срастаются в икс-образную фигуру. Со временем граница между телами двух особей полностью исчезает. Слияние стимулирует половое созревание спайников, они начинают производить яйцеклетки и сперму и перекрестно оплодотворять друг друга. Идиллическая семейная жизнь длится, вероятно, несколько лет. При этом молодые особи, которые не могут найти партнеров, перестают развиваться и через несколько месяцев погибают.

Похожие жизненные циклы характерны и для других представителей семейства Diplozoidae. Учитывая, что паразитам довольно сложно найти партнера для размножения, нежелание спайников расставаться друг с другом легко объяснимо.

Сергей Коленов

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.