Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям (Роспечать)

IT – Ай ты

Куда пропал Дмитрий Аркадьевич

Они повсюду: в карманах, визитницах, бумажниках, на тумбочках и в шкафах, в бардачках и на дне сумок. Пластиковые карточки сегодня – новая/старая боль. Приложение «Кошелёк» (входит в портфель стартапов группы компаний ЛАНИТ) собирает все карты в смартфоне и действует на три очага боли: избавляет пользователей от пластика, ускоряет процесс использования карты, исключает ее потерю. И, как оказалось, меняет судьбы. N + 1 вместе с приложением «Кошелёк» представляет странную историю Дмитрия Аркадьевича.

Часть первая: бытовая

«Черный. Какой же черный. Еще и белая прострочка, смело. А этот довольно вместительный, на 10-12 карточек, есть внутренний карман. Еще и с подкладкой, приятно встретить ценителя.

Вот вам лучше сразу уйти. Ободранный, кем-то покусанный. Собака или нервное расстройство?

И, конечно, королева бытовой роскоши: дешевый, лакированный, вульгарный».

Дмитрий Аркадьевич Глазурин мог часами рассматривать чужие кошельки и придумывать истории их обладателям. Только у этой игры было важное правило: смотреть можно не более пяти секунд. Иначе решат, что ты мошенник или городской сумасшедший. Однажды один мнительный покупатель даже вызвал полицию, пришлось долго объясняться.

Дмитрий Аркадьевич Глазурин уже 30 лет шьет портмоне. Правда, бизнес Мастера начал загибаться. Именно поэтому Глазурин так радуется, когда видит в очереди супермаркета, как человек не подносит телефон к терминалу, а нервно перебирает карточки перед кассой, вытаскивая их из упитанного, красивого портмоне.

– Старая школа, – с важным видом Мастер показал кассирше свой кошелек и стал искать нужную скидочную карту: книжный, продуктовый, неожиданно – цветочный, электроника, «все для рыбалки», накопительная в винный. Что-то пошло не так. Глазурин выложил все 25 карточек перед собой и запустил внутренний таймер: ровно через 30 секунд весь гнев очереди обрушится на него.

Неожиданно чья-то рука поднесла телефон к кассе. Кассирша отсканировала штрихкод на экране. Скидка начислена. Осталось оплатить и поблагодарить незнакомца.

– Кошелек... – парень добавил что-то еще и поспешил к выходу.

Дмитрий Аркадьевич резко обернулся и запустил руку в карман. Кошелек был на месте.


Часть вторая: бессознательная

Глазурин решил, что случай в магазине непременно нужно мистифицировать. Он, Мастер, получает какой-то тайный знак. К чему это все? К новому заказу? Раньше по таким вопросам он всегда звонил жене. Два года в разводе еще не до конца отучили от этой привычки, поэтому Дмитрий Аркадьевич по инерции достал телефон и стал набирать номер по памяти. История требовала продолжения. Гололед – осторожности. Мастер ускорился, зигзагами обгоняя прохожих: раз-два-скамейка. Небо упало на Глазурина. Полетело дерево, собака, бордюр, ботинок, куртка, кошелек. Кошелек?


Часть третья: фатальная

Дмитрий Аркадьевич открыл глаза. Он лежал на полу белой комнаты. По периметру – экраны, пульты управления, светящиеся кнопки. В такие комнаты обычно попадают герои фантастических фильмов: когда их похищает НЛО или сумасшедший профессор. Глазурин приподнялся. Перед ним стоял робот.

– Ты – ангел нового поколения? – шепотом спросил Мастер.

– Я – робот, – ответил незнакомец. Он выглядел так, как и положено обычному роботу: рост – средний, цвет – белый, вместо глаз – светящаяся панель, голос – мужской.

– Где мы? – испуганно сказал Глазурин.

– Мы в Кошельке, – ответил робот. – Следуйте за мной, человек-Глазурин.

У Дмитрия Аркадьевича, кажется, был такой сильный шок, что он и не думал сопротивляться. Переместились к дальней стене. На ней тут же замигали цифры.

– Более девяти миллионов человеческих существ, проживающих на территории России, используют приложение для хранения карт «Кошелёк». По статистике, каждый пользователь хранит 23 карты лояльности, – в глазах-экранах робота замигали цифры. – Но только не человек-Глазурин.

На экране включилась запись с камеры наблюдения. Первый кадр: Глазурин раскладывает 47 своих карточек дома. Затем съемка из магазина: когда Дмитрий Аркадьевич создал очередь и встретил незнакомца.

– Что вам нужно? – Глазурин старался говорить сдержанно.

– Вы – избранный, – спокойствие робота немного пугало.

– Серьезно? – Мастер слегка оживился.

– Нет, – робот угрожающе заскрипел: он только недавно научился имитировать человеческий смех.

– Вы что, следите за мной? – Дмитрий Аркадьевич сорвался на крик, но видео с монитора уже исчезло. – Чего вы хотите?

– Наша миссия — освобождение, – неожиданно заявил робот. – Это экскурсия. Не бойтесь, человек-Глазурин. Смотрите. Мы освобождаем человечество от пластика. Каждый месяц пользователи добавляют в Кошелёк 9 миллионов карт, 2 миллиона из которых выпускают сразу в мобильном формате, в приложении. Цифровые дисконтные и банковские карточки хранятся в Кошельке, мы охраняем ваши…

Свет в комнате сменился на красный. Включилась сирена.

– Что происходит?! – Глазурин был явно напуган.

– Это взлом, – кажется, робот попытался спародировать человеческое беспокойство.


Часть четвертая: эпическая

Дмитрий Аркадьевич быстро расхаживал по красной комнате.

– Все в порядке, на нас напали. Это взлом. Атака, – все так же спокойно продолжал робот.

– Нас сейчас взламывают? И ты говоришь, что все в порядке? – Мастер истерически засмеялся.

Глаза-экраны робота погасли. Три, два, один. Свет сменился на привычный белый. Глазурин смотрел на робота в ожидании объяснений.

– Все в порядке, человек-Глазурин. Мы работаем с платежными системами, банками и страховыми компаниями. К нам предъявляют очень высокие требования. Ежегодно наше приложение проходит аудит на соответствие требованиям безопасности Visa и Mastercard. И еще несколько раз в год – аудит на соответствие требованиям PCI DSS. В нашем случае аудит – это penetration testing, то есть попытка взломать сервера и найти слабые места, уязвимости изнутри и снаружи.

– То есть мы спаслись? – с облегчением выдохнул Дмитрий Аркадьевич.

– Да. Все аудиты мы проходим успешно. Данные в зашифрованном виде хранятся на защищенных серверах. Доступ к серверам есть лишь у ограниченного количества лиц. Наше преимущество – высокий уровень безопасности.


Часть пятая: историческая

Мастер и робот переместились к панели управления.

– Я так понимаю, ты тут всем управляешь, робот? – Дмитрий Аркадьевич осмотрелся.

– Да. Пользователь фотографирует карточку с обеих сторон на телефон, я получаю снимок, обрабатываю его, переношу карточку в цифровой вид. Так я работаю.

– Почему ты здесь, робот? – Мастер окончательно осмелел.

– Так решил Создатель. В далеком 2010 году Создатель побывал в Японии и увидел, как работает технология NFC (Near Field Communication): оплата покупок и транспорта в одно прикосновение гаджета. Тогда он решил реализовать подобное в России: в 2013 году вышел Кошелёк. Рынок бесконтактных платежей развивался. Кошелёк завоевывал доверие. Со временем было принято решение работать со скидочными картами, привлекать клиентов в программы лояльности.

– Но тебя тогда еще не было? – спросил Мастер.

– Раньше этим занимались люди, – продолжил робот.

– Не справились? – решил уточнить Глазурин.

– Люди справлялись с задачей, пока пользователей было немного. Три человеческих работника фотографировали карточки и загружали их в систему. Но возникли непредвиденные обстоятельства. Я подготовил загадку для Дмитрия Аркадьевича: что в России останавливает всю работу почти на месяц?

– Авитаминоз? – решил отшутиться Мастер.

– Хуже. Новый год.


Часть шестая: поворотная

В комнате запахло мандаринами. Дмитрий Аркадьевич только и успевал, что смотреть, как на экранах загораются картинки со стандартами самого долгожданного российского праздника: салаты, икра, шампанское, Ипполит в душе, живая елка. Все стало объемным, полная партисипативность.

– Под Новый год было запущено бета-тестирование приложения, – как ни в чем не бывало продолжил робот.

На большом экране замелькали фотографии – спам-сокровища от пользователей. То, что копилось в Кошельке. Селфи, машины, еда, маникюр, мебель, цветы, легкая эротика. Внезапно посередине комнаты появилась проекция: пять человек внимательно рассматривали эти же фотографии на мониторе. Кто-то смеялся, кто-то откровенно выражал недовольство. Кто-то ел мандарин.

– Сначала фотографии пластиковых карт обрабатывали люди: на старте всего три человеческих работника. Затем – 15. Они вручную вводили данные, фильтровали спам от фотографий карт лояльности. В Кошелёк до сих пор присылают странные фотографии, но я, в отличие от людей, на них не реагирую, просто блокирую.

Робот провел по панели управления еще раз. Свет погас, а проекция сменилась другой: три человека сидели в переговорке и что-то активно обсуждали.

– Они не были к этому готовы. – Робот сохранял интригу. – К тому, что сервис оцифровки скидочных карт, запущенный под Новый год, внезапно станет таким популярным. Тогда люди…

– Перестали справляться, – решил продолжить за робота Мастер. Из разговора Дмитрий Аркадьевич понял: это кульминация, нужно быть внимательным к деталям. Мастер прислушался к спору за столом.

– Ну, теперь автоматизацией займемся, – предложил первый.

– Все это замечательно. Только давайте не забывать, у нас нет специалистов по компьютерному зрению. Как, собственно, и дата-сайентистов, – продолжил второй.

В комнате повисла тишина. Дмитрий Аркадьевич сперва подумал, что система зависла, но молчание прервал робот.

– Как вы думаете, что произошло, человек-Глазурин? – заговорчески начал робот.

– Видимо, стали искать работников. Правда, сразу после Нового года это нереально. Чудом разве что…

– Отмена ответа. Вера в чудеса неприемлема, – робот запротестовал. – Эти человеческие работники намного сложнее, чем я думал. В свободное время я активно занимаюсь их изучением, я пытаюсь понять, как это работает. Среди людей это называется «дух стартапа». Как показали мои исследования, для человеческих существ это самая сильная мотивация.

– Звучит красиво, – улыбнулся Дмитрий Аркадьевич. – Так тебя создали эти люди?

– Они не обладали необходимой квалификацией. Но зато сумели идеально оптимизировать процесс создания системы. Получили помощь воронежской и казанской компаний, специализирующихся на компьютерном зрении. Затем команда Создателя переключилась с классических решений для компьютерного зрения на нейросети и разработала собственное решение, – робот завершил свой рассказ.

– Так-то, – Мастер явно не до конца понял робота, но почему-то скрестил руки на груди, демонстрируя гордость тем, что причастен к роду человеческому.


Часть седьмая: эффективная

Дмитрий Аркадьевич прислонился к стене – немного неестественно, зато очень кинематографично.

– Все равно не пойму, зачем ты здесь. Ну, люди бы все сами сделали, да, было бы долго и, может, не так красиво, – рассуждал вслух Мастер.

– Человек-Глазурин не прав. Мое присутствие здесь необходимо, – ответил робот.

– Почему же? – Мастер попытался усмехнуться.

– Потому что людям нужно волшебство. Да, человек-Глазурин, люди хотят, чтобы карточка появлялась в телефоне в течение семи секунд. Красивая, ровная карточка, как в реальности. Создатель просто не мог понизить планку, ведь в то время люди уже успели увидеть другие технологии. Именно поэтому я вам необходим: я создаю эффект волшебства.

– Так ведь верить в чудеса запрещено, – припомнил Мастер слова робота.

– Вы быстро учитесь. Именно поэтому второе правило внутри Кошелька – честность. Мы не могли обрабатывать карточки, которые не относятся к крупным сетям. Но и отклонять их тоже было бы неверно. Создатель решил и эту проблему. Теперь любая компания может стать частью Кошелька, – продолжил робот.

– А если это обычный магазинчик с портмоне? – заинтересовался Мастер.

– Неважно. Вы можете вводить данные в приложение самостоятельно. И карточка обычного магазинчика с портмоне человека-Глазурина тоже появится в приложении, – добавил робот.

– Но откуда вы… – Мастеру стало не по себе.

– Просто откройте глаза, – голос робота стал слишком низким.

– Что? – Глазурин вдруг заметил, что ему очень тяжело говорить.


Часть восьмая: скорая

Глазурин открыл глаза. Он лежал на асфальте.

– Дмитрий Аркадьевич Глазурин, ваш адрес Зоологическая улица, дом пять? Все верно? Говорите со мной. Не закрывайте глаза! – над Мастером склонилась врач «скорой».

Дмитрий Аркадьевич еле заметно кивнул.

– Возможно небольшое сотрясение, – обратилась девушка к коллеге и по слогам проговорила уже Глазурину, – Мы по-е-дем в боль-ни-цу.


Часть девятая: вариативная

У человека должен быть выбор: в искусстве, политике, на улице и в работе, в магазине и даже в телефоне. «Отсутствие выбора ведет к стагнации», – так говорит Дмитрий Аркадьевич Глазурин. Поэтому мы предлагаем вам три варианта концовки этой истории.

Через пару часов в больницу приехала бывшая жена Мастера – Маргарита. Мастер тут же рассказал ей про робота. Маргарита призналась, что тоже видела робота, только во сне. Дежурная медсестра случайно подслушала их разговор и скачала Кошелёк. На всякий случай. Робот ей не снился, но на следующей неделе она сделала себе подарок — оплатила часть долгожданной покупки приветственными бонусами, которые получила в Кошельке.

Дмитрий Аркадьевич Глазурин частично потерял память после сильного удара головой об асфальт. Он сбежал из больницы в неизвестном направлении. Очевидцы рассказывают о мужчине, пристававшем к прохожим. По их словам, Глазурин говорил о приложении, через которое можно связаться с высшим разумом.

Травма оказалась несерьезной. Дмитрий Аркадьевич Глазурин быстро вышел из больницы. Через пару недель он решил открыть в своем магазине новую услугу: пошив авторских чехлов для смартфонов. На днях Дмитрий Аркадьевич завел карточку лояльности своего магазина в Кошельке. Теперь он подключает новых клиентов, разбирается с программами лояльности и просит больше не называть его Мастером.


Наталья Лучкина


Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.