В конце июня Всероссийский научно-исследовательский институт рыбного хозяйства выпустил в Охотское море двух косаток и шесть белух из центра передержки, про который много писали в российской и зарубежной прессе. Животные были выловлены в «культурно-просветительских» целях по квоте Росрыболовства, которую впоследствии суд признал незаконной. N + 1 поговорил с биологом Ольгой Филатовой о том, почему содержание в неволе косаткам и белухам не подходит и смогут ли отпущенные животные адаптироваться на воле.

Летом 2018 года несколько частных компаний выловили в Охотском море как минимум 11 косаток и 90 белух. Следует отметить, что все выловленные косатки относятся к плотоядному типу, занесенному в Красную книгу Камчатского края. Возраст 13 из 90 белух на момент отлова был меньше года (они еще нуждались в материнском молоке). Вылов и «краснокнижных» животных, и китообразных, в стае которых есть детеныши моложе года, в России запрещен.

Сейчас большинство животных содержится в бывшем центре адаптации морских млекопитающих в бухте Средняя Приморского края. В мае этого года состоялся суд, признавший разрешение на вылов животных незаконным, после чего их стали готовить к освобождению. В конце июня Всероссийский научно-исследовательский институт рыбного хозяйства отчитался о выпуске на волю двух косаток и шести белух, а остальных животных планируется отпустить до октября. Однако по словам экоактивистов реабилитация животных перед освобождением не проводилась, им не дали возможности восстановиться после длительной неподвижности во время транспортировки, а сразу выпустили в море. Независимые наблюдатели во время выпуска на волю отсутствовали.


Мы поговорили о косатках, содержащихся в бухте Средняя, и об их дальнейшей судьбе со старшим научным сотрудником кафедры зоологии позвоночных биологического факультета МГУ имени Ломоносова, доктором биологических наук Ольгой Филатовой.

N + 1: В бухте Средняя держат транзитных косаток. Как они адаптируются в неволе, есть ли в этом смысле разница между особями R-типа (резидентными) и Т-типа (транзитными) животными?

Ольга Филатова: Сложно сказать, потому что пока не начали ловить косаток в России, косатки T-типа в неволю попадали редко. С одной стороны, им должно быть сложнее адаптироваться, так как в неволе их кормят рыбой, а в природе они питаются в основном морскими млекопитающими. В Канаде в 1970-х годах пойманная группа «транзитных» косаток несколько недель отказывалась от рыбы. С другой стороны, для косаток Т-типа пребывание в тесных мелких вольерах является не таким сильным стрессом, потому что в природе они регулярно заходят на мелководья во время охоты на тюленей. А вот косатки R-типа избегают мелководий. Так что непонятно, проще ли им адаптироваться к неволе или сложнее.

Ученые делят косаток на несколько экотипов. Два из них, R-тип (резидентные) и T-тип (транзитные), обитают в Охотском море.

У резидентных косаток сравнительно небольшой ареал и они образуют прочные социальные связи. Резидентные косатки всю жизнь проводят в материнских группах, состоящих из самки и ее потомства всех возрастов, в среднем семь-десять особей. Члены стаи обычно держатся в пределах видимости друг друга и крайне редко разлучаются. Несколько родственных стай могут периодически объединяться. Питаются резидентные косатки рыбой, но лишь теми видами, к которым их приучили в детстве. Так, животные, обитающие на северо-востоке Атлантики, едят в основном сельдь, а тихоокеанские северные косатки — лососевых.

Транзитные косатки мигрируют, их ареал намного больше, чем у резидентных популяций. Питаются они практически только морскими млекопитающими — тюленями, дельфинами, китами. Социальные связи у них слабее, чем у резидентных. Материнские группы состоят из 3-4 особей, хотя иногда транзитные косатки собираются в большие группы.

Когда косаток и белух выпустят, есть ли у них шанс найти материнскую семью? Если нет, смогут ли они со временем присоединиться к другой стае?

Если их выпустят в течение лета в том же районе, где ловили, шансы найти семью у косаток есть. Другой вопрос, примут ли их обратно. Когда в Канаде молодую косатку Спрингер возвращали в родную семью после нескольких месяцев разлуки, родственники поначалу избегали ее, и лишь через несколько недель согласились принять. Правда, это были «резидентные» косатки (косатки R-типа), у них более прочные и стабильные социальные связи. Возможно, косатки Т-типа окажутся более терпимыми и позволят им присоединиться к старой или новой семье.

У белух семей как таковых нет, но в этом есть и плюс — белушата могут присоединиться к любой группе взрослых белух, которая встретится им на пути. Правда, заботиться о них никто не будет, но, глядя на охоту взрослых белух, они могут сами начать охотиться, подражая им.

Есть ли хотя бы минимальные шансы на выживание у белух-«грудничков»? Могут ли их «усыновить» другие белухи?

Очень в этом сомневаюсь. У самок сейчас уже родились детеныши этого года, кормить молоком чужого годовика они, конечно, не будут.

Смогут ли бывшие «груднички» прокормиться самостоятельно — не знаю. В принципе, в Средней их кормили рыбой, бросая ее в воду, так что навык хватания добычи у них есть. Если им повезет встретить стадо взрослых белух и прийти за ними туда, где много рыбы, — может быть, они и научаться ловить ее самостоятельно. Но вероятность этого не очень высока.

Насколько может повлиять на косаток скученность в вольерах и смогут ли они восстановиться после того, как их выпустят?

Главная проблема вольеров — не скученность, а теснота: недостаточно пространства, чтобы животные могли активно быстро плавать. Вольеры косаток длиной около 25 метров, для них это несколько взмахов хвоста. Поэтому им, конечно, не хватает места для нормального движения. Смогут ли они восстановиться, зависит прежде всего от того, как их будут выпускать и, соответственно, в каком состоянии они будут на этот момент.

Казалось бы, в океанариумах безопаснее, чем в дикой природе, животных там регулярно кормят, они выглядят здоровыми и довольными. Однако есть много «но».

Компании, занимающиеся продажей животных в океанариумы, предпочитают вылавливать детенышей, потому что их легче тренировать, и молодых самок, которые потенциально смогут принести потомство в неволе. Это ведет к сокращению популяции косаток и уменьшению их шансов на выживание.

Так, в 1960-х и начале 1970-х годов из тихоокеанской Южной резидентной популяции, обитающей у берегов США и Канады, выловили 48 косаток. Численность популяции не восстановилась до сих пор, и сейчас она находится под угрозой вымирания.

По словам видевших их в этом году ученых, косатки были в плохом состоянии, у них на коже обнаружены патогенные микроорганизмы, с которыми животные не встречаются в дикой природе. Насколько вероятно, что они смогут избавиться от них после того, как их выпустят?

Я как раз была среди ученых, побывавших в бухте Средней в январе. На тот момент у косаток на коже присутствовали повреждения от переохлаждения — хотя вольеры у них и крытые, но температура снаружи опускалась до -20 градусов Цельсия и внутри тоже была ниже нуля, в вольерах плавала ледяная шуга. В принципе, в природе косатки могут существовать в таких условиях, но там у них есть достаточно пространства для движения, а в вольерах они часто лежали на поверхности, подвергая кожу воздействию морозного воздуха.

В остальном же, кроме повреждений кожи, косатки во втором и третьем вольерах выглядели здоровыми и активными. В первом вольере косатки часто лежали на поверхности неподвижно, у одного самца по кличке Кирилл кожа слезала со спины клочьями, и вот он действительно выглядел плохо. Через некоторое время после нашего визита ловцы объявили, что Кирилл «убежал» из вольера, и с тех пор его никто не видел.

Когда морозы закончились, обморожение косаткам угрожать перестало, и, насколько я понимаю, команда Кусто, побывавшая в бухте весной, уже не наблюдала таких тревожных симптомов. Косатки в целом выглядели здоровыми.

Белухи и косатки живут стаями. Отлов одной или нескольких особей становится стрессом не только для них, но и для оставшихся животных. К тому же не всегда все особи остаются живы. Так, в 1970 году во время ловли косаток тихоокеанской Южной резидентной популяции загонщики поймали шесть особей, а еще пять погибло.

Возникают сложности и с питанием. Белухи едят разные виды рыбы и головоногих моллюсков, поэтому в неволе им можно подобрать рацион, к которому они привыкли. Косаткам же, в силу их «привередливости», приходится переучиваться, а это тоже стресс.

Не способствуют содержанию в неволе и загоны, где содержатся косатки и белухи. В дикой природе косатки проплывают по 60 километров в день и могут нырять на глубину до 500 метров. Белухи способны нырять на глубину более 800 метров. Океанариум подобных размеров создать, конечно, невозможно.

Как вы считаете, смогут ли косатки приступить к охоте после освобождения и привыкнут ли к своей обычной пище?

Это зависит от возраста. Среди них есть довольно большие подростки в возрасте 4-5 лет, когда косатки уже активно принимают участие в охотах взрослых. У этих животных, думаю, не будет проблем с возвращением к естественной пище.

Но в Средней есть и более молодые косатки. Самой младшей, Александре, на момент отлова было около года. В этом возрасте косатки еще в значительной степени питаются молоком. Они, конечно, наблюдают процесс охоты и принимают участие в поедании добычи, но сами охотиться еще толком не умеют.

После того, как их почти год кормили мертвой рыбой, не знаю, вспомнят ли малыши, как ловить тюленей. Поэтому необходимо их выпускать вместе со старшими подростками, следуя за которыми, они смогут принимать участие в охотах и постепенно научатся этому сами.

Одним из немногих плюсов содержания китов и дельфинов в неволе является регулярное ветеринарное наблюдение за ними, вакцинация и, в случае необходимости, лечение. С другой стороны, в неволе животные заражаются патогенами, с которыми они не встретились бы в дикой природе.

В 2007 году самец косатки, живший в парке развлечений в Сан-Антонио, умер от энцефалита, вызванного вирусом лихорадки Западного Нила. Этот вирус встречался в странах тропической Африки и Азии, но после начала массового туризма в эти регионы оказался и в других странах.

Какой, по вашему мнению, должна быть идеальная реабилитация для косаток и белух перед выпуском на волю?

В идеале их нужно было бы поместить в обширный вольер в районе их отлова и предоставить им доступ к живой добыче, чтобы они могли восстановить навыки охоты. К сожалению, технически это малореализуемо, особенно с косатками, которых нужно было бы кормить живыми тюленями, а это вряд ли одобрят даже самые ярые экоактивисты.

Но как минимум стоило бы подержать их в морском вольере после транспортировки, перед выпуском, так как транспортировка – очень тяжелый для животных процесс и им необходимо восстановиться после нее. Кроме того, необходимо выпускать всех косаток вместе, чтобы младшие могли следовать за старшими и учиться у них приемам охоты и выживания.

Косатки размножаются в неволе — из 70 особей, которых держат в океанариумах по всему миру, 33 в них же и родились. Однако самки косаток в неволе начинают рожать гораздо раньше, чем в дикой природе (в 8-10 лет вместо 14-15). При этом выживаемость детенышей в неволе низкая.

В частности, самка Корки (II) обитающая в парке развлечений SeaWorld в Сан-Диего, родила семерых детенышей, ни один из которых не дожил до двух месяцев.

В отличие от косаток белухи в неволе размножаются плохо, так что подавляющее большинство китов в океанариумах были пойманы в дикой природе.


Беседовала Екатерина Русакова

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.