Действительно ли Рождество празднуют в самую длинную ночь Северного полушария? С чем связан этот обычай и когда он был установлен? И много ли тех, кто празднует свой день рождения вместе с Иисусом Христом? Читайте об этом в нашем рождественском тексте.

Дни рождения отмечали в Египте уже в III тысячелетии до нашей эры, правда, не обычных людей, а фараонов. О дне рождения фараона упоминает, например, Библия (Быт. 40:20). В первые века после появления христианства вплоть до начала Реформации дни рождения не праздновали. Богословы трактовали мир земной как юдоль испытаний, через которую каждому суждено пройти, чтобы достигнуть мира горнего. В этой связи часто вспоминали строки из Екклезиаста «Доброе имя лучше дорогой масти, и день смерти — дня рождения» (7:1).

День рождения Сына Божьего не был установлен до IV века: рождение Иисуса не казалось его современникам настолько важным событием, чтобы сохранять этот день в памяти. Например, Евангелие от Марка начинается сразу с крещения. О солнцевороте, который мог бы служить подходящей датой, задумались не сразу. Одним из соображений, в частности, было такое: поскольку Иисус был зачат в годовщину сотворения мира, а она приходится на Пасху, то естественно, что родился он в конце декабря.

После сотни лет споров Рождество все-таки связали с зимним солнцеворотом. Двадцать пятого декабря 380 года Григорий Богослов произнес проповедь в Константинополе, назвав этот день «праздником явления Бога, или Рождества Христова: используются оба имени, оба названия даны единой реальности...».

Однако за четыре с лишним столетия, что прошли на тот момент со дней Юлия Цезаря, который установил юлианский календарь (в 46 году до нашей эры), тогдашняя дата солнцестояния (25 декабря) сместилась на четыре дня — на 21 декабря, поэтому день Рождества с самого начала не совпадал с астрономическим зимним солнцестоянием.

С введением григорианского календаря в 1582 году в Западной Европе ситуация стала еще сложнее, подробнее об истории появления нашего повседневного календаря читайте в нашем материале «Все врут календари».

Для чего же все-таки надо было подтягивать Рождество к солнцестоянию? Дело в том, что жители Ближнего Востока и прилегающих к нему регионов с глубокой древности праздновали рождение младенца-надежды в день начавшегося воскрешения зимнего солнца.

Общая канва этих сюжетов выглядит так: претендующий на главенство в пантеоне молодой бог, часто связанный с богиней-матерью, трагически погибает, а затем чудесным образом воскресает. Это настолько распространенный сюжет, что к середине XX века толкование и переосмысление его перипетий сделалось своего рода спортом среди гуманитарных мыслителей. Свои интерпретации в разное время успели предложить Джеймс Фрэзер, Мирча Элиаде, Карл Юнг и Алексей Лосев.

Наверное, самая влиятельная и популярная версия опубликована в «Золотой ветви» Фрезера. Отец британской антропологии возводит зарождение этого сюжета ко времени распространения земледелия с Плодородного полумесяца в глубь Евразии. Его натуралистическое объяснение представляет божеств персонификациями сезонного растительного цикла, а воскресающего бога — символом Солнца.

Итак, кто эти боги, чье рождение тоже связано с днем зимнего солнцестояния?


Гор

Самые древние письменные источники из числа дошедших до нас рассказывают о Горе (Хор или Хорус в реконструкции египетского произношения), божестве египетского пантеона. Он родился под звездой Сириус, в присутствии троих свидетелей, в день зимнего солнцестояния. Этому предшествовали драматические события.

Будущая мать Гора Изида (Исет) и его единокровный брат, Анубис (Инпу), разыскали в камышах мертвое тело бога Осириса (Усир), убитого родным братом Сетом. Изида, оплакивая мужа, внезапно обнаружила, что тело Осириса мертво не вполне, и сумела зачать сына. Умный Анубис помог ей собрать и похоронить останки Осириса, и о том, что случилось между мертвецом и его женой, никому ничего не сказал.

Дело в том, что конфликт между богами начался с того, что жена Сета, Нефтис (Нефет), родила Анубиса от Осириса. Сет некоторое время считал, что отомстил и победил — до тех пор, пока родившийся на солнцеворот солнечный ястреб Гор не доказал ему, что это большая ошибка. Сет пытался взять над Гором верх, вырвав у него глаз, а затем хотел изнасиловать племянника, но у него ничего не вышло. 

Когда же Сет был окончательно побежден Гором в честном бою, то Осириса воскресили и он стал править миром мертвых. А вырванный глаз Гора сделался целительным талисманом. И, кстати, с тех пор Луна бледнее Солнца, потому что левым глазом Гор видит плохо.


Думузи (Адонис)

Чуть севернее Египта, в Месопотамии, существовал культ прекрасного, весьма эротически одаренного охотника и пастуха Думузи-Таммуза, которого любила богиня Инанна (Иштар). Считается, что Думузи также был рожден на солнцеворот.

Думузи, он же Таммуз (аккадская и древнееврейская форма шумерского имени) — добрый пастырь, сохранились его изображения в окружении мирного стада овечек. Но однажды весной Думузи отправился на охоту, где его растерзал дикий зверь. Инанна нашла мертвое тело и через неделю рыданий (а еще ей пришлось спуститься в ад и долго, рискуя жизнью, торговаться с Госпожой Смертью Эрешкигаль) воскресила возлюбленного.

Есть, правда, вариант легенды, где измученная Инанна, еле вырвавшись из страны Эрешкигаль, возвращается домой, а Думузи там сидит и пирует, как ни в чем не бывало! Тут-то она и отправила его самого в страну мертвых.

Более близкой по времени к нам является древнегреческая версия этой истории, где героев зовут Афродита и Адонис, и именно эту версию воспели Сапфо и Овидий. Хотя обычно генетическую связь между мифологическими героями проследить нелегко, у этого родства есть множество доказательств. Например на знаменитой бронзовой скульптуре Адониса герой не просто одет на аккадский манер, но и своей позой отсылает зрителя к образу Таммуза.


Аттис

История Аттиса, еще одного прекрасного юноши, рожденного в солнцеворот (и, заметим, непорочно зачатого), заканчивается не воскрешением его в весенние дни, а плачем по его смерти и согласием богов на то, чтобы тело Аттиса оставалось нетленным, а также чтобы мертвый Аттис мог двигать мизинцем.

Почитался Аттис в культе Кибелы, который пришел в Рим с территории современной Турции. Именно благодаря тому, что Аттиса и Кибелу почитали в Риме, описание их жутковатой истории дошло до наших дней.

Аттиса (заметим, погибшего во время весеннего равноденствия) погубил не дикий зверь и не муж-ревнивец, а влюбленная в него демоническая родственница. Кем приходится Аттису демоница Агдитис, сказать сложно. Демона по имени Агдитис непонятно зачем (причины до нас не дошли) родила богиня Кибела, и Агдитис был(а) похотливым двуполым демоном, причинять вред которому было крайне опасно.

Боги и земные существа долго терпели выходки Агдитис, пока Дионис не придумал привязать спящему демону к ноге и причинному месту крепчайшую тонкую нитку. Демон дрыгнул ногой — и остался только с женской сутью, а из того, что оторвалось, выросло дерево, от цветка которого забеременела невинная девушка, позже родившая Аттиса.

Когда юноша повзрослел, Агдитис немедленно влюбилась в него. Аттис же не ответил на эту страсть и предпочел смерть демоническим ласкам. (Существуют и более поздние версии, где нет никакой демоницы, а безуспешно пристает к юноше сама Кибела, но они представляют собой литературные интерпретации римских историков.)

Аттис, в отличие от Таммуза, считается божеством не столько охотников, сколько земледельцев и так же, как Осирис, отец Гора, своей смертью символизирует умирающее в пашне зерно. И так же, как Таммуза, его приветствовали на зимний солнцеворот и оплакивали на весеннее равноденствие.

Митра побеждает быка


Митра

И наконец, последний из цепочки дохристианских мальчиков, рожденных в солнцеворот, — иранский бог Митра, почитание которого на Востоке дошло до Индии и было зафиксировано в «Ригведе», а на Западе руины храмов Митры (они назывались митреями) находят даже на Британских островах.

Характер Митры сильно отличается от Таммуза и Аттиса — он боец, а не жертва. Митра не погибает, хотя и рискует жизнью. Он сражается с огромным быком, побеждает его, из шкуры делает землю для людей, а мясом кормит голодных и устраивает пир для Отца-Солнца.

Культ Митры принесли из Персии и распространили по Европе римские легионы — Митра был богом, которому поклонялись военные. У Митры был бог-отец, отождествляемый с Солнцем, а во времена Марка Аврелия уподобляемый Юпитеру, так что у самого Митры, тоже почитавшегося в качестве Непобедимого Солнца, над головой часто изображалась лучистая корона.

Культ Митры примечателен еще и тем, что в нем в принципе нет ни одного женского персонажа. Даже родился Митра под лучами бога-отца из камня. В таинствах и богослужениях митраизма участвовали исключительно мужчины.

К сожалению, большая часть культа была тайной, передававшейся из уст в уста от посвященного к посвященному, поэтому очень многие из сохранившихся в митреях изображений остаются загадочными. Неизвестно, почему в них встречается человек с оскаленной львиной пастью, что означают животные, вместе с Митрой нападающие на быка, и так далее.

Судя по записям историков первых веков нашей эры, в Риме около столетия не было очевидно, какой из культов возьмет верх — христианство или митраизм. Похоже, в этом соревновании победили не епископы (в митраизме они тоже были) и не императоры, склонявшиеся то к одной, то к другой вере, — а матери. Поскольку женщин-митраисток не существовало в принципе, христианки передали веру своим детям более успешно.


Уицилопочтли

Разумеется, солнцестояние замечали и праздновали не только на Ближнем Востоке и в его окрестностях. В истории Америки также сохранился один именинник, появившийся на свет вместе с новым светилом — кровожадный солнечный бог Уицилопочтли (правда, большой вопрос, согласятся ли Адонис, Митра и Аттис сесть с ним за один стол).

«С этим временем — месяц Панкецалистли (7-26 декабря) связаны ритуалы в честь бога-патрона мешиков (астеков в узком смысле слова) Уицилопочтли. Именно в этот месяц (чаще всего говорится, что в последний день) Уицилопочтли и родился. В самой распространенной версии мифа, кстати, чудесным образом. Так что Берлиоз (не композитор) был не так уж и неправ, сближая “грозного бога Вицлипуцли, которого весьма почитали некогда ацтеки в Мексике” с Христом. Месяц заканчивался человеческими жертвоприношениями», — рассказал N + 1 Дмитрий Беляев, сотрудник Мезоамериканского центра имени Кнорозова (РГГУ).

В ацтекской традиции человеческие жертвоприношения были заботой о слабеющем, больном Солнце, которое надо поддержать жизненной силой, чтобы оно наконец начало (после солнцестояния) выздоравливать.

Уицилопочтли, чье имя переводится как «колибри-левша», по нашим представлениям, довольно неприятный бог: он отвечал не только за солнечный свет, но и за войну, а также был славен тем, что, едва родившись, убил множество своих родственников.


Аматерасу

И наконец, в число богов, празднующих зимнее солнцестояние, стоит включить одну участницу женского пола. Прекрасная японская богиня Аматерасу не рождена на солнцеворот, но появилась на свет именно в этот день.

Дело в том, что солнечная богиня, обиженная братом-океаном, синтоистским богом ветра Сусано-О, долго пряталась в пещере. Люди и боги устали от темноты, но никакие уговоры не действовали на затворницу. Наконец хитрая богиня Узуме придумала повесить возле выхода из пещеры большое зеркало, собрать огромную кричащую толпу и объявить: «Мы нашли новую богиню Солнца, еще лучше прежней!»

Аматэрасу не утерпела и выглянула одним глазком. Увидев в зеркале удивительную красавицу, она вышла наружу, чтобы рассмотреть ее… Ну, и уже не стала возвращаться в пещеру, чем обрадовала всех присутствующих. Выход Аматерасу из пещеры в Японии празднуют и по сей день.

Таким образом, в день солнцестояния за праздничный стол садится сразу целая компания именинников в разных концах света.

Явление богини Аматэрасу

Wikimedia commons


Анна Михеева
Елизавета Власова

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.