Если в детстве вы не могли выучить таблицу умножения, в школе паниковали перед надвигающейся контрольной по алгебре, а позже с большим облегчением расстались с устным счетом вообще, то, возможно, вам не повезло столкнуться с состоянием, которое называют математической тревожностью. О том, что это такое, из-за чего она появляется и как с ней пытаются бороться, читайте в нашем материале.

Тревожностью обычно называют склонность испытывать частую тревогу по каким-либо поводам. Тревожность бывает общей — человек, страдающий от такого состояния, может беспокоиться из-за чего угодно: от мыслей о том, что плита после приготовления утренней каши так и осталась включенной и теперь квартира в отсутствие хозяев наверняка сгорит, до страха заходить в метро. Тревожность может быть и частной: в этом случае постоянное состояние тревоги у человека вызывает только определенный набор триггеров, например общественный транспорт, социальное взаимодействие или даже — математика и все, что с ней связано.


«Между тем царица злая...»

До того, как начать бояться математики, люди боялись цифр: впервые гипотезу о том, что «числовую тревожность» (number anxiety) можно отделить от тревожности общей, выдвинули в 1957 году американские психологи Ральф Дрегер (Ralph Dreger) и Льюис Эйкен (Lewis Aiken). В их исследовании приняли участие около 700 студентов Университета штата Флорида: участникам предлагалось пройти опрос на выявление тревожности, в который были добавлены три вопроса о числах и математике. Изучив ответы студентов, ученые обнаружили, что a) наличие «числовой тревожности» не коррелирует с общей тревожностью, b) числовая тревожность — это фактор, существующий отдельно от общей тревожности и c) наличие числовой тревожности связано с плохой успеваемостью по математике (при этом — стоит отметить это еще раз — с уровнем интеллекта этот показатель не был связан никак).

Первый стандартизированный тест для определения математической тревожности был разработан почти двумя десятилетиями позже: в 1972 году американские психологи Фрэнк Ричардсон (Frank Richardson) и Ричард Суинн (Richard Suinn) представили «Шкалу измерения математической тревожности» (англ. Mathematic Anxiety Rating Scale, сокращенно — MARS). Они же и впервые сформулировали определения математической тревожности: «чувство напряжения и беспокойства, связанное с манипулированием числами и решением математических задач в обычной и учебной жизни». Суинн, ранее работавший над методом психотерапии, который позволил бы студентам эффективно бороться со стрессом накануне экзаменов, заметил, что тревожность около трети студентов связана именно с математикой — это и послужило поводом для создания такого теста. 

Разработанный учеными тест состоял из 98 пунктов, каждый из которых описывал определенную ситуацию. Например:

Представьте, как вы пытаетесь сложить два трехзначных числа, когда кто-то смотрит вам через плечо.

Или

Представьте, что через час у вас экзамен по математике.

Как несложно догадаться, описываемые в опросе ситуации связаны с математикой. От участников первого исследования с применением этого теста (397 студентов одного из университетов штата Миссури) требовалось отметить, насколько (по шкале от 1 до 5) описываемые ситуации вызывают у них тревогу.

Средний показатель математической тревожности среди участников исследования равнялся 215,38 балла (из 490 возможных). Более того, ученые выяснили, что примерно 11 процентов учащихся математическая тревожность беспокоит настолько сильно, что им необходима дополнительная терапия. Валидность своего метода измерения Ричардсон и Суинн впоследствии подтвердили исследованиями, в которых показатели по шкале тревожности падали после психологической консультации в течение учебного года. Предложенный 98-пунктный опрос математической тревожности неоднократно адаптировали: в частности, сам Суинн в 2003 году предложил сократить число вопросов до 30. Разные вариации MARS (есть даже специально адаптированные версии для школьников разных возрастов) до сих пор используются как при оценке уровня математической тревожности психологами и преподавателями, так и в научных исследованиях этого феномена. 


Кто виноват?

Говоря о причинах математической тревожности, стоит сначала отметить влияние на нее тревожности общей. Исследователи неоднократно показывали, что коэффициент корреляции между математической тревожностью и общей тревожностью примерно равняется 0,35. Другие исследования показывают взаимосвязь математической и тестовой (экзаменационной) тревожности: здесь коэффициент корреляции варьируется в промежутке от 0,3 до 0,5.

Наличие математической тревожности тесно связано и с индивидуальной способностью человека к решению арифметических задач — но не всегда понятно, как именно. Например, к проявлению математической тревожности предрасположены люди с дискалькулией — нарушением развития, которое выражается в неспособности к решению математических задач; оно связано с нарушением работы внутритеменной борозды, которая отвечает за способность к количественной оценке предметов. С другой стороны, долгосрочные исследования показывают, что точно определить, где причина, а где — следствие, нельзя и связь между математической тревожностью и способностью к математике — двусторонняя. Страх перед математикой, с одной стороны, существенно влияет на успехи в точных науках: сложно преуспеть в чем-то, что вызывает целый спектр негативных эмоций — от легкого трепета до животного ужаса. С другой стороны, неуспеваемость может также повлиять на появление тревожности: плохие оценки в школе, трудности с запоминанием даже самых простых теорем и формул — все это вызывает страх перед неудачей, а в конечном итоге и страх перед ее явной причиной, математикой. 

Многочисленные исследования феномена математической тревожности также позволяют выделить и некую «группу риска», а именно — факторы, которые могут повлиять на ее развитие. Например, несмотря на то, что в раннем школьном возрасте и мальчики, и девочки в среднем показывают одинаковые успехи в математике, у девочек математическая тревожность развивается гораздо чаще. С одной стороны, психологи связывают такую предрасположенность с гендерными стереотипами (или даже — с угрозой подтверждения стереотипа); с другой стороны, причиной также может быть и то, что женщины в целом чаще страдают от общей тревожности. Зависимость, однако, может быть и сложнее: например, исследование, опубликованное в 2009 году в журнале Proceedings of the National Academy of Sciences, показало, что на развитие математической тревожности у школьниц влияет ее наличие у их учительницы по математике.

Страх перед математикой зависит и от возраста: метаанализ 151 научной работы показал, что математическая тревожность начинает развиваться уже в младшем школьном возрасте, достигает своего пика в средней школе и выравнивается к ее окончанию. Такую тенденцию, в отличие от гендерных факторов, связывают не только с общей тревожностью (к наступлению переходного возраста резко повышается риск развития психических расстройств и состояний), но и с индивидуальными способностями к математике. Так, в 11 лет своим любимым школьным предметом математику называют гораздо больше детей, чем в 16 лет. Причина может быть в том, что в средней школе математики в программе становится все больше, а задания значительно усложняются: на смену довольно простым квадратным уравнениям и задачкам типа «из пункта A в пункт B с разной скоростью...» приходят пределы, матрицы и биномиальное распределение.

Еще одна возможная причина развития страха перед математикой — культурные факторы. Одно время исследования математической тревожности проводились только в западных странах (а точнее — практически исключительно в Штатах): это позволяло определить влияние разных методик преподавания, гендера и возраста, но все исследования были ограничены западной образовательной системой. В последние годы, однако, интерес к кросс-культурным исследованиям математической тревожности растет: например, сравнение британских и российских школьников показало, что дети из двух стран не отличаются по уровню математической тревожности. С другой стороны, дети из развитых стран Азии (например, Японии и Кореи) больше склонны к развитию математической тревожности, чем школьники из развитых европейских стран (например, Финляндии и Швейцарии), — и это при одинаковой успеваемости в математике. Ученые связывают такую тенденцию с тем, что на школьников из азиатских стран оказывают больше давления относительно их успехов и оценок, в особенности — в математике и других точных науках.   

Математическую тревожность также объясняют генетически. Например, в работе, опубликованной в The Journal of Child Psychology and Psychiatry в 2014 году, приводятся результаты исследования с участием 512 пар близнецов — школьников в возрасте 12 лет. Авторы выяснили, что математическая тревожность примерно на 40 процентов объясняется генетическими факторами, а именно — предрасположенностью к общей тревожности, а также способностью к математике (или уровнем «математического познания»). Остальная вариативность в уровне такой тревожности объясняется факторами окружающей среды, среди которых (помимо уже упомянутых) могут быть как качество преподавания предмета в школе, так и особенности воспитания (например, поощрение успехов родителями и учителями).

Разумеется, люди могут испытывать тревогу, сталкиваясь и с другими школьными (и не только) предметами: например иностранными языками (здесь стоит упомянуть небезызвестный «языковой барьер») или игрой на музыкальных инструментах (а здесь роль может сыграть «боязнь сцены»). Считается, однако, что именно математика вызывает наиболее сильную эмоциональную реакцию, чаще несет за собой негативные последствия в виде тревожности и теснее связана с академической неуспеваемостью. Например, среди девятилетних детей математическая тревожность связана с неуспехами в математике, в то время как грамматическая тревожность (в отношении литературы и языков — иностранного или родного) на учебные успехи не влияет. Этому может способствовать догматизм математики как учебной дисциплины. Ребенок может интересоваться искусством и литературой, хорошо рисовать или играть на скрипке, но все это не пополняет его умственные способности (в глазах родителей или учителей, а порой и собственных) так сильно, как это делают успехи в математике и других точных науках.



Что делать?

Несмотря на свою уже довольно долгую исследовательскую историю (с публикации работы, в которой впервые упомянули «числовую тревожность», прошло уже больше 60 лет), устоявшейся методики лечения математической тревожности, в сожалению, до сих пор нет.

В 1984 году Сьюзан Шодаль (Susan Shodhal) и Клион Дайерс (Cleon Diers) из общественного колледжа в Сан-Бернардино, Калифорния, запустили курс «Математика без страха» (Mathematics Without Fear). Он длился один семестр, а занятия проходили раз в неделю по два часа; вели его два преподавателя: психолог и математик. Несмотря на название, курс был совсем не учебным, а скорее напоминал собрания психологической группы поддержки. Ученые основывали свои занятия на методах когнитивно-поведенческой терапии: студентов курса спрашивали об их математическом опыте, учили не бояться устоявшихся математических мифов (например, мифа о том, что математика обязательно требует быстрой реакции и высочайших логических способностей), а также знакомили с практиками релаксации и рефлексии. Первые 40 студентов, принявших участие в таком курсе, нашли его полезным, а их уровень математической тревожности снизился с 311,3 до 213 баллов по шкале MARS.

Психотерапия (в частности, когнитивно-поведенческая) достаточно хорошо помогает бороться как с общей, так и с частной тревожностью, и пока что психологи в качестве основного метода снижения страха перед математикой рассматривают именно ее. Помочь может письменная терапия — выражение своих чувств и эмоций в письменной форме: исследование, опубликованное в 2014 году в Journal of Applied Psychology, показало, что написание такого «эссе» перед решением математических задач существенно повышает результаты выполнения задания среди студентов с высоким уровнем математической тревожности. Письменную терапию активно применяют и в борьбе с экзаменационной тревожностью, поэтому она может помочь и с возможным корнем возникновения тревожности математической — страхом неудачи.

Что касается ранних проявлений математической тревожности, то здесь, как мы уже выяснили, важную роль играют как учебная атмосфера, так и поощрение со стороны родителей и учителей. Так, снизить математическую тревожность помогают индивидуальные занятия с репетитором: младшие школьники (от 7 до 9 лет), прошедшие интенсивный восьминедельный математический курс под руководством персональных учителей, не только улучшили свои знания, но и снизили уровень математической тревожности. Помимо снижения баллов по шкале измерения такой тревожности, эффективность индивидуальных занятий показали и данные фМРТ: за восемь недель занятий при решении математических задач существенно снизилась активность миндалевидного тела — участка мозга, отвечающего за эмоциональную реакцию (в основном отрицательную: страх или отвращение). При правильном подходе индивидуальные занятия могут развить любовь к предмету; к тому же обычно репетиторы не ставят оценок за выполнение домашних или контрольных заданий, что существенно снижает риск появления экзаменационной тревожности, которая вызывает математическую или сопутствует ей. 

Еще один возможный способ борьбы с математической тревожностью — неинвазивная магнитная и электростимуляция головного мозга. Такой метод, пусть он на первый взгляд и кажется весьма радикальным, способен достаточно эффективно (и, что важно, — безопасно и безболезненно) повлиять на активность участков коры головного мозга. Помимо стимуляции миндалевидного тела, которая может снизить активность (а значит — и негативные эмоции) в ответ на определенный стимул, ученые в качестве возможной цели стимуляции также рассматривают префронтальную кору — билатеральный отдел мозга, принимающий участие в когнитивном контроле (к нему относится и контроль аффекта, а значит — и тревожности) и рабочей памяти. Применив метод микрополяризации (транскраниальной стимуляции малым постоянным током, англ. transcranial direct current stimulation, сокращенно tDCS), ученые, например, смогли снизить тревожность при решении арифметических задач у участников с высоким уровнем математической тревожности. Эффективность такого метода подтвердило и снижение уровня кортизола (гормона, вырабатываемого в ответ на стресс) в их слюне. Наконец, магнитная стимуляция случайным шумом (англ. transcranial random noise stimulation, сокращенно tRNS) улучшает математические способности отстающих детей: а успех в математике напрямую связан с появлением страха перед ней.

Люди часто переживают, когда у них что-то не получается, — и это абсолютно нормально. Постоянное проявление тревожности из-за неудач, однако, уже заставляет задуматься о походе к специалисту: стресс, вызываемый частой тревогой, может привести к появлению самых разных заболеваний (например, болезней сердечно-сосудистой системы) и психических расстройств (например, клинической депрессии или тревожного расстройства). Именно поэтому математическую тревожность не стоит недооценивать: она может повлиять не только на успеваемость в школе и дальнейший успех в смежной сфере, но также и на здоровье. Поэтому, пока панацеи от страха перед математикой не придумали, от проблемы стоит избавляться как можно раньше: для этого учителям и родителям можно развивать любовь к предмету у ребенка, поощрять его за успехи и не сильно ругать за неудачи, а детям — помнить, что математика, пусть она и царица всех наук, не такая страшная, какой кажется на первый взгляд.


Елизавета Ивтушок

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.