Страна восходящего апокалипсиса

Как Северной Корее удалось добиться успехов в ракетной программе

Северная Корея, с переменным успехом реализующая собственную ракетную программу с середины 1960-х годов, в мае и июле этого года показала фактически технологическое чудо, успешно испытав баллистические ракеты наземного базирования средней и большой дальности. Прежде страна производила, экспортировала и испытывала баллистические ракеты малой дальности. При этом предполагалось, что раз в отношении Пхеньяна действуют суровые санкции ООН, предполагающие заморозку зарубежных активов Северной Кореи и ее практически полную экспортную блокаду, Пхеньяну, скорее всего, не удастся добиться серьезного прорыва в разработке ракетных технологий. Испытания, проведенные в текущем году, показали, что корейским инженерам это под силу. Правда, как объявили в Международном институте стратегических исследований, КНДР, скорее всего, не обошлась без помощи Украины, России или сразу обеих этих стран.

Ракетная программа КНДР

С начала 1960-х годов Северная Корея активно сотрудничала с СССР сразу по нескольким направлениям, включая сельское хозяйство и легкую промышленность. В рамках этого же сотрудничества Пхеньян получил различные вооружения, военную технику и ядерные технологии. В 1960-х годах СССР поставил в КНДР 24 оперативно-тактических комплекса «Луна» с неуправляемыми твердотопливными баллистическими ракетами, оснащенными осколочно-фугасной боевой частью. Такие комплексы стояли и на вооружении СССР, причем оснащались и ракетами с ядерными боевыми частями. Современная ядерная программа Северной Кореи тоже почти целиком базируется на советских технологиях; в ней задействованы предприятия, построенные в стране еще советскими специалистами. Тем не менее, основоположником собственной ракетной программы КНДР можно считать Египет.

В конце 1970-х — начале 1980-х годов Каир поставил Пхеньяну несколько тактических жидкостных баллистических ракет Р-17 комплекса «Эльбрус» советской разработки. Позднее Москва отрицала, что ракеты попали в КНДР с ее согласия. Для Северной Кореи такая поставка была серьезной модернизацией, поскольку новые ракеты имели дальность полета до 300 километров против 40 километров у ракет комплекса «Луна». Часть полученных от Египта ракет была северокорейскими специалистами разобрана, изучена и несколько доработана. В середине 1980-х годов страна приняла на вооружение тактические баллистические ракеты «Хвасон-5» с дальностью полета 330 километров. Эти ракеты являются доработанными версиями советских Р-17. К слову, в 1990-х и начале 2000-х годов Пхеньян активно поставлял баллистические ракеты на экспорт. Их покупателями были Пакистан, Египет, Объединенные Арабские Эмираты и еще несколько стран. При этом Пакистан при содействии Китая получил от КНДР еще и ракетные технологии.

В 1990-х годах ракетный арсенал Пхеньяна вновь пополнился. В 1996 году власти Сирии передали Северной Корее техническую документацию на тактические твердотопливные ракеты «Точка», разработанные в СССР в 1980-х годах, а также несколько самих комплексов. Следует отметить, что до своего распада Советский Союз — впрочем, как и современная Россия — выстраивал взаимоотношения с развивающимися странами третьего мира, активно поставляя им вооружения, военную технику и технологии (без СССР, например, военная промышленность Китая сегодня была бы очень скудной и вряд ли развитой). По этой причине советское военное наследие сегодня очень часто встречается в Африке и Азии и попадается даже в Южной Америке. Как бы там ни было, получив документацию на «Точки», КНДР разработала и уже в конце 1990-х — начале 2000-х годов приняла на вооружение собственные версии советских тактических комплексов — KN-02 «Токса». Эти ракеты имеют небольшую дальность — до 140 километров, но более точны, чем копии «Эльбрусов».

Действующая сегодня классификация ракет, принятая в 1987 году в рамках советско-американского Договора о ликвидации ракет средней и малой дальности, делит их на три класса в зависимости от преодолеваемого ими расстояния: малой дальности (от 500 до тысячи километров), средней дальности (от одной тысячи до 5,5 тысячи километров) и межконтинентальные (большой дальности, свыше 5,5 тысячи километров).
Параллельно с ракетными разработками Северная Корея небезуспешно разрабатывает собственную ядерную программу, в рамках которой, к слову, в 2016 году были проведены испытания водородных, или термоядерных, бомб. Именно эта программа привела к нынешнему противостоянию Вашингтона и Пхеньяна и множеству санкций Совета безопасности Организации Объединенных наций. При этом в 1990-х — 2000-х годах Пхеньян начал так называемую политику «ядерного торга»: власти Северной Кореи шли на некоторые уступки по своей ракетно-ядерной программе, а в обмен получали гарантии ненападения от США, обещания вернуться к нормальным отношениям с ООН и некоторое смягчение международных санкций. Для успешного «ядерного торга» имевшихся у КНДР тактических баллистических ракет было явно недостаточно, и Пхеньян инициировал программу разработки баллистических носителей средней дальности.

Первой ракетой такого типа стала «Хвасон-7». По сути это была все та же модифицированная ракета комплекса «Эльбрус», но в несколько увеличенном корпусе. Этот носитель был оснащен синхронизированной связкой четырех жидкостных ракетных двигателей, копий советских силовых установок 9Д21, ставившихся на ракеты Р-17 комплекса «Эльбрус». Первые испытания ракеты состоялись в мае 1990 года, но были неудачными — ракета взорвалась на стартовой площадке. Повторные запуски носителя корейцы произвели в мае 1993 года. На этот раз их ждал успех: обе ракеты пролетели около 500 километров, причем американские и южнокорейские специалисты заявили тогда, что профиль полета носителей позволяет говорить о максимальной дальности до 1500 километров. Если этот параметр специалистами определен верно, «Хвасон-7» определенно относятся к ракетам средней дальности. К слову, «Хвасон-7» под названиями «Шехаб-3» и «Гхаури-1» стоят на вооружении Ирана и Пакистана соответственно.

Между тем в середине 1990-х годов КНДР заключила с российским Государственным ракетным центром имени Макеева контракт на оказание помощи в проектировании новой ракеты-носителя для космических запусков. Эти работы российские специалисты проводили в самой Северной Корее. В основу нового носителя была положена баллистическая ракета подводных лодок Р-27 комплекса «Зыбь». Эта жидкостная ракета имела дальность 2,5–3 тысячи километров. В октябре 2010 года состоялась первая публичная демонстрация новой корейской ракеты — «Хвасон-10». В США и Южной Корее она стала известна под названием «Мусудан». Ее первые успешные испытания состоялись в июне 2016 года. В ходе полета ракета поднялась на высоту одной тысячи километров и упала в четырех сотнях километров от места старта. На основе этих данных американские специалисты предположили, что дальность «Хвасон-10» составляет около 3,5 тысячи километров.

Последующие испытания «Хвасон-10», за полет которой отвечает копия советского жидкостного двигателя 4Д10, проводившиеся в октябре 2016 года, были неудачными. Ракету еще раз запускали в феврале 2017 года. По утверждению северокорейских властей, она пролетела около 500 километров — запуск был успешным. Впрочем, Южная Корея и США, ведущие постоянное наблюдения за испытаниями на территории КНДР, этого пока не подтвердили. Впрочем, уже в мае Северная Корея произвела успешный запуск баллистической ракеты «Хвасон-12». Эта ракета поднялась на высоту 2,1 тысячи километров и упала в Японском море в 787 километра от места старта. По оценке специалистов, дальность этого носителя составляет около пяти тысяч километров, что уже довольно близко к показателям межконтинентальных баллистических ракет. Предположительно, «Хвасон-12» является доработанной версией «Хвасон-10». Всего было предпринято четыре попытки испытаний новой ракеты, но первые три из них успехом не увенчались.

Наконец, летом 2017 года в КНДР состоялись испытания новой баллистической ракеты — «Хвасон-14». Первая ракета нового типа была запущена 4 июля, а вторая — 28-го. Во время первого запуска носитель сумел подняться на высоту 2,8 тысячи километров и упал в Японском море в 933 километрах от места старта. Во время второго запуска ракета поднялась уже на высоту 3,7 тысячи километров и упала в 998 километрах от места старта. На основе этих данных южнокорейские и американские специалисты предположили, что новая ракета уже является межконтинентальной с возможной дальностью полета от 6,7 до десяти тысяч километров. Впрочем, Министерство обороны России утверждает, что высота полета ракеты во время первого запуска составила 535 километров, а дальность — 510 километров, то есть речь якобы идет о ракете средней дальности. Следует отметить, что Россия поддерживает дружеские отношения с Северной Кореей и активно сотрудничает с Китаем, вставшим на сторону Пхеньяна в его противостоянии с Вашингтоном.



Ракетный комплекс «Хвасон-10»

puntadelanza.net

Доклад и двигатели

14 августа 2017 года Международный институт стратегических исследований опубликовал доклад своего специалиста по ракетным технологиям Майкла Эллемана. В нем утверждается, что последние успехи Северной Кореи в создании ракет средней дальности и межконтинентальных носителей связаны с получением из-за рубежа советских жидкостных двигателей РД-250, их запчастей или документации на такие силовые установки. Основными возможными поставщиками всего этого добра, по мнению автора доклада, могут быть украинский завод «Южмаш» или российское Научно-производственное объединение «Энергомаш» имени академика Глушко. Причем украинское предприятие, после разрыва взаимоотношений между Украиной и Россией в 2014 году, потеряло все заказы и оказалось на грани финансового краха. После распада СССР в 1991 году «Южмаш» выпускал двигатели для российских баллистических ракет Р-36 и Р-36М УТТХ (по классификации НАТО имеют обозначение Satan) и ракет-носителей «Циклон-2».

«Южмаш» также занимался производством ракет-носителей «Зенит-3SL», использовавшихся Россией для запусков с плавучего космодрома «Морской старт». На этих носителях стоят двигатели РД-171, разработанные и выпускаемые в России. Производство ракет прекратилось в 2013 году, а в 2014 году Россия перестала поставлять «Южмашу» ракетные двигатели. Из-за этого, а также из-за отсутствия интереса к продукции завода со стороны других заказчиков, «Южмаш» оказался на грани банкротства и работал про трехдневному графику. Эллеман полагает, что документация на двигатели или сами установки могли быть проданы Северной Корее именно бедствующим предприятием, его «недовольными работниками или низкооплачиваемыми охранниками складов», также в списке подозреваемых «нелегальные торговцы оружием, преступные организации или международные контрабандисты». Специалист по ракетным технологиям уверен, что вероятнее всего источником корейских технологий является именно «Южмаш».

Эллеман выстроил свой доклад на изучении и сравнении сопловых аппаратов ракетных двигателей корейских носителей «Хвасон-12» и «Хвасон-14» с РД-250. По его мнению, сопоставление размеров соплового аппарата, а также расположение четырех рулевых двигателей вокруг него идентично советскому РД-250. Жидкостный РД-250, работающий на динитротетроксиде и несимметричном диметилгидразине (последний используется в качестве жидкого топлива в других корейских жидкостных двигателях), был разработан и впервые испытан в середине 1960-х годов в СССР 456-м ОКБ (ныне «Энергомаш»). Это двухкамерная силовая установка со сдвоенным сопловым аппаратом, за подачу топлива в которой отвечает единый турбонасос. Двигатель массой 788 килограммов может развивать тягу до 882 килоньютонов на уровне моря.

Северокорейские ракеты оснащены одним сопловым аппаратом. По мнению автора доклада Международного института стратегических исследований, корейским специалистам либо удалось самостоятельно разработать односопловую версию РД-250, либо они воспользовались услугами украинских или российских конструкторов. В любом случае, уверен Эллеман, переделка была не самой сложной и, по большому счету, потребовала лишь изменения конструкции турбонасоса. К слову, в 1990-х годах «Южмаш» разработал и представил однокамерную версию РД-250, хотя в производство двигатель так и не пошел. Первые испытания новой корейской силовой установки состоялись в сентябре 2016 года. Кажется невозможным, чтобы страна, технологически отстающая от всего мира, смогла всего за десять месяцев довести конструкцию нового ракетного двигателя до полноценного рабочего состояния, установить его на три ракеты и произвести их успешный запуск. Вероятно, тут не обошлось без посторонней помощи.

Руководство «Южмаша» какие-либо взаимоотношения с Северной Кореей отрицает. В США также заявили, что РД-250 не могли попасть в Северную Корею из Украины, поскольку «Киев придерживается политики нераспространения вооружений» (прежде Украину неоднократно уличали в продаже советских военных технологий китайцам и поставках вооружений странам Африки — например, вот, вот и вот). При этом американский специалист по ракетным технологиям Джеффри Льюис из Миддлберского института международных исследований в Калифорнии заявил, что, по его исследованиям, двигатели на северокорейских ракетах по своим размерам не имеют ничего общего с РД-250. Кроме того, представители американской разведки объявили, что Северная Корея располагает собственными производственными мощностями и собственными специалистами, которые позволяют стране самостоятельно разрабатывать и производить двигатели, аналогичные РД-250. Следует отметить, что США поддерживают Украину в противостоянии с Россией.

Правда, следует учитывать, что еще в 1990-х годах появлялись сообщения о перехвате на Украине северокорейских разведчиков, которые пытались украсть документацию на жидкостные ракетные двигатели. Такие попытки предпринимались и позже. Так, в 2011 году украинские власти арестовали двух корейских агентов, которые связались с сотрудником «Южмаша» и предложили ему продать фотографии чертежей ракетных двигателей. Как пишет KyivPost, в июне 2012 года и в декабре 2015-го украинские спецслужбы задержали корейских разведчиков, которые снова пытались украсть у «Южмаша» секретную документацию. Наконец, в 2015 году на Украине были задержаны два северокорейских дипломата, приехавших из Белоруссии и тоже пытавшихся заполучить фотографии документации на двигатели. Не исключено, что одна из попыток выкрасть секретные данные северокорейцам все же удалась.

В любом случае, ранее власти Северной Кореи уже заявляли, что ее конструкторы разработали мощный двигатель для баллистических ракет, который позволит создавать носители межконтинентального класса. Публично было объявлено, что первые успешные стендовые испытания новой силовой установки состоялись 18 марта 2017 года. Тогда же Центральное телеграфное агентство Кореи распространило заявление высшего руководителя КНДР Ким Чен Ына о том, что «скоро весь мир станет свидетелем того, какое судьбоносное значение имеет сегодняшняя победа (испытания двигателя 18 марта — примечание N + 1)». В этом же своем выступлении северокорейский лидер назвал состоявшиеся испытания «революцией 18 марта», и с его подачи западные специалисты окрестили новую силовую установку «18 марта». Некоторые южнокорейские и американские эксперты утверждают, что на успешно испытанные «Хвасон-12» и «Хвасон-14» были установлены именно «18 марта».

То, что КНДР получает от одной или нескольких стран техническую и финансовую помощь, вероятнее всего правда. Дело в том, что страна, находящаяся под санкциями и не имеющая особо ценных ресурсов, которые можно было бы поставлять на экспорт, вряд ли способна выделить необходимое финансирование одновременно на множество военных программ: разработку водородной бомбы, разработку двух типов баллистических ракет подводных лодок («Пуккынсон-1» и «Пуккынсон-2» успешно испытаны каждая по два раза в 2016 и 2017 годах), нового ракетного двигателя и спутников (два спутника серии «Кванменсон» успешно запущены в космос в 2012 и 2016 годах). В январе 2016 года Казначейство США ввело финансовые санкции в отношении нескольких граждан Ирана, иранских компаний и одного гражданина Китая. Поводом для этого стало их предполагаемое участие в программе Северной Кореи по разработке новых ракетных двигателей, в том числе, вероятно, и силовой установки «18 марта».

Предположение о том, что КНДР получила иностранную помощь в разработке двигателей, некоторые эксперты базируют и на том, что первые три запуска «Хвасон-12» были неудачными, после которых внезапно последовали успешный четвертый старт этой ракеты и два удачных запуска новой «Хвасон-14». Кстати, последняя конструктивно, похоже, является доработанной версией «Хвасон-12» и отличается от нее добавленной второй ступенью и уменьшенной головной частью. Эксперты предположили, что череда неудач без постороннего вмешательства не могла перейти в череду стабильно удачных запусков. Этот довод довольно слаб. По этому же принципу можно предположить, что после девятого, десятого и одиннадцатого неудачных запусков баллистической ракеты Р-30 «Булава» (одиннадцатый завершился красочной аномалией в небе над Норвегией) Россия получила от кого-то помощь и последующие пуски были успешными. Это же касается и американской Trident II D5, которая после аварии в августе 1989 года практически не знала неудач.

В любом случае, Северной Корее, национальная ядерная и ракетная программы которой из-за международных санкций продвигались медленно и с большим трудом, похоже, удалось каким-то образом переломить ситуацию. В условиях серьезной нехватки средств и практически отсутствия импорта страна сумела провести испытания термоядерного оружия, вывести в космос спутники, построить баллистические ракеты для подводных лодок и наземные ракеты и создать ракетные двигатели. Каким бы ни было отношение мировой общественности к КНДР и как бы Пхеньян ни провоцировал другие страны (недавно власти страны пообещали рассмотреть возможность ядерного удара по военной базе США на Гуаме), технические и военные возможности этой восточноазиатской страны нельзя недооценивать. Тем более, если ей еще и удалось найти союзников с нужными, пусть и устаревшими, технологиями.



Ракетный комплекс «Хвасон-5»

Stefan Krasowski / flickr

Василий Сычёв

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.