Клад повседневности

О чем рассказали таблички из далекой римской крепости на Адриановом валу

В Великобритании на раскопках римского пограничного форта Виндоланда археологи обнаружили 25 деревянных табличек с хозяйственными и бытовыми записями. Все они лежали рядом и, видимо, были частью одного архива, датируемого концом I века нашей эры. Это — крупнейшая находка табличек с 1992 года, сообщили ученые из фонда Виндоланды в пресс-релизе. Пока никаких сенсационных открытий эти таблички не дали, да и едва ли дадут: Виндоланда славна не сенсациями.

Виндоланда — археологический комплекс, который парадоксальным образом важен своей неважностью. Эта маленькая крепость, расположенная чуть южнее вала Адриана, была глухим углом Римской империи, где ничего достойного внимания историков метрополии не происходило: ни войн, ни знамений; туда не ездили титулованные гости; там не построили ни больших храмов, ни удобных вилл. Когда римляне ушли из Британии примерно в 400 году нашей эры, то в крепостце еще пару сотен лет кто-то жил, а потом о ней забыли на добрую тысячу лет. И когда в XVII и особенно в XVIII веке британские антиквары заинтересовались римскими памятниками на своем острове, то от Виндоланды осталось всего два упоминания: одно в компендиуме географических названий, известном как «Равеннская космография», а второе — в позднеримском «Списке должностей» (Notitia Dignitatum).

Во время ранних раскопок — в XIX и начале XX века — удалось уточнить точное расположение Виндоланды, а в 1970-х, когда началось планомерное и систематическое изучение крепости и поселка, ученые получили в свое распоряжение обширный пласт информации о жизни гарнизона на границе Империи, причем этот пласт состоял целиком из находок, сделанных на месте. Никакой внешней информации о крепости не было: ни хроник, ни жизнеописаний, ни документов. Таким образом, Виндоланда была настоящей вещью в себе.

Виндоланда находится в северном английском графстве Нортумберленд. В этих болотистых краях почвы малопригодны для земледелия: сплошь тяжелая, очень влажная глина. Зато в таких условиях отлично сохраняются органические материалы, совсем как в Великом Новгороде. Например, за сорок с лишним лет раскопок в Виндоланде собрали чуть ли не самую большую коллекцию древней кожаной обуви — от элегантных женских туфель и детских ботиночек до солдатских башмаков. Нашли и деревянный футляр для иголок, и костяную гребенку в чехле, и носок, но не вязаный, а сшитый из двух кусков ткани, и кожаный напальчник для лучника, и учебную мишень из коровьего черепа, в котором сохранились обломки стрел. Ученые немало удивились, обнаружив гребень центурионского шлема, сделанный не из конского волоса, а изо мха - кукушкина льна (Polytrichum commune). Нашелся даже женский парик из того же мха – совсем экзотическая находка. Все эти предметы очень плохо сохраняются или полностью исчезают в менее благоприятных условиях.

Самой желанной и неожиданной находкой для археологов стали таблички: тонкие деревянные — березовые и дубовые — пластинки размером с почтовую открытку, на которых обитатели Виндоланды и соседних фортов писали письма, составляли отчеты и списки в I–III веках нашей эры. К 2017 году табличек и фрагментов нашли около шести сотен. В отличие от новгородских берест, на которых буквы царапались, на виндоландских табличках писали чернилами, и только благодаря тем самым глиняным почвам, сквозь толщу которых практически не проходит кислород, записи все еще можно читать. Это, конечно, огромная удача для историков: таблички пролили свет на устройство гарнизона, его состав, внутренний распорядок и отношения с местным населением. Неожиданно много удалось узнать о домашней жизни офицеров и их семей: они вместе ездили на охоту и рыбалку, ходили друг к другу в гости на дни рождения, отмечали Новый год и дегустировали пиво.

Первая же найденная в Виндоланде табличка содержала перечень самых прозаических предметов солдатского обихода: носки, сандалии и нижнее белье (udones, soleae, subligaria). В другой табличке некто Маскл просит прислать его подразделению еще пива, а солдат или младший чин по имени Мессик отпрашивается в увольнение, чтобы навестить кого-то в Кории (современном Колчестере), гарнизонном городке примерно в 30 километрах от Виндоланды. Не без изумления археологи обнаружили среди только что (в конце июня 2017 года) найденных табличек еще одну, подписанную Масклом, тем самым, который просил прислать пива. В восторг исследователей привела табличка, на которой гарнизонный писарь составил инвентарь кухни и кладовки, и, судя по всему, это было стандартной процедурой, ровно такой же, как и в регулярных армиях две тысячи лет спустя. В руки ученых попал и список покупок, составленный, вероятно, для челядинца из большого дома: «Куры — 20; яблоки — 100, если найдешь хорошие; яйца — 100 или 200, если цена честная».

Найден документ, из которого следует, что августе неизвестного года расквартированная в Виндоланде когорта получила 80 денариев, причем это была не солдатская зарплата, а результат каких-то хозяйственных операций, например, сдачи земли в наем. Эта неожиданная и неполная информация проливает косвенный свет на одно из занятий, которыми приходилось заниматься Плинию Младшему, когда его отправили военным трибуном в Сирию: в его служебные обязанности входил аудит хозяйственной деятельности легиона.

До нас дошло донесение разведчиков, из которого стало известно, как римляне уничижительно называли туземцев: Brittunculi, то есть что-то вроде «бриташки». Причем, как ученые узнали из все тех же табличек, в Виндоланде были расквартированы не италийские легионы, а вспомогательные войска, сформированные на покоренных землях: сначала Первая когорта тунгров (племя, жившее на территории современной Бельгии), которую сменила Девятая когорта батавов (нынешние Нидерланды), затем снова вернулись тунгры, а им на смену пришла Четвертая когорта галлов, призванных в Северной Франции.

Сохранились две таблички с письмами Клавдии Северы, жены Элия Брокка, командира какой-то из крепостей недалеко от Виндоланды. Клавдия писала своей подруге Сульпиции Лепидине, жене начальника виндоландского гарнизона Флавия Цериала. В одном из писем Клавдия приглашает Сульпицию на день рождения, во втором сообщает о том, что муж разрешил ей видеться с подругой часто, из чего, среди прочего, следует, что пограничный район был достаточно безопасным местом. Кроме того, письма Клавдии Северы — это самые ранние дошедшие до нас документы на латыни, написанные женщиной, причем не только на территории Британии, но и вообще в Римской империи.

В отличие от больших папирусных архивов, найденных на Ближнем Востоке и в Северной Африке, виндоландские таблички пока ничего не добавили к истории литературы. На сегодняшний день известно всего два фрагмента, на которых опознаются строки из Вергилия. Скорее всего, это были записи, сделанные на уроке учеником, наверняка кем-то из офицерских детей. Зато среди виндоландских фрагментов встречаются даты (например, упоминается год, когда консулами были Гай Кальпурний Пизон и Марк Веттий Болан, то есть 111 год нашей эры), имена важных римских чиновников, известных по другим источникам, так что благодаря таким документам удается точно датировать находки, сделанные на раскопках.

Вот так прежде герметичная Виндоланда на наших глазах из белого пятна на исторической карте превращается в точку, прочно связанную с метрополией, и это — научная и человеческая победа. Ведь если вдуматься, то об отдельных людях из дальней британской крепости мы сейчас знаем не многим меньше, чем о некоторых императорах.

Юлия Штутина

Литература

Отлично написанный путеводитель по Виндоланде как археологическому объекту и предмету исторического исследования: «Vindolanda: A Roman Frontier Fort on Hadrian's Wall» (Amberley Publishing, 2009; дополненная электронная версия — 2012). Книгу написал Робин Берли, многолетний директор виндоландской экспедиции. Отец Робина Эрик еще в 1929 году купил землю, на которой расположена крепость, и руководил ее исследованиями до начала 1970-х. Нынешний директор экспедиции — Эндрю Берли, сын Робина и внук Эрика. Все таблички Виндоланды можно посмотреть здесь.

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.