Компресс для Диониса

Реставраторы научились лечить помпейские фрески антибиотиками

Фотография: Wikimedia Commons

Весной 2015 года группа итальянских реставраторов во главе со Стефано Ванакоре завершила многомесячный проект по восстановлению фресок помпейской виллы Мистерий, одного из самых значительных произведений античной живописи, уцелевшего после извержения Везувия в 79 году нашей эры. Среди технологий, которыми оперировала группа Ванакоре, были инфракрасная термография и геосканирование, лазерная очистка стен, а также — неожиданно — антибиотик амоксициллин.

Этот препарат, полусинтетический пенициллин, активно применяется в медицине для лечения болезней, вызванных стрептококками, клебсиеллами, сальмонеллами и некоторыми другими бактериями. На вилле Мистерий фрески, как оказалось, «болели» именно стрептококком: бактерии питались растительными составляющими пигментов, превращая яркие краски в темный порошок.

Судя по первым отчетам «пациент» чувствует себя хорошо, и это отрадная новость, поскольку с момента открытия виллы в 1909 году огромный фресковый цикл пострадал от непрофессиональных раскопок, землетрясения, бомбардировки, неудачных экспериментов, халатности и пренебрежения. Благодаря вливанию значительных средств Евросоюза и правительства Италии (Помпеи получили 105 миллионов евро) реставраторы за два года — с 2013 по 2015 — привели мозаики и главные фрески виллы в достойный вид.

Фотография: Wikimedia Commons

Вилла

Вилла Мистерий расположена в четырехстах метрах от городской черты Помпей и поэтому считается пригородной усадьбой. Обширное имение было заложено еще во втором веке до н.э, в древности дважды обстоятельно реставрировалось, в последний раз — за пару десятков лет до рокового извержения Везувия в 79 году н.э. Обнаружена вилла была в 1909 году человеком по имени Аурелио Итем, владельцем помпейской гостиницы «Hotel Suisse».

В апреле 1909 года Итем получил разрешение на раскопки у владелицы обширного пустыря у городской черты и приступил к работе. Через неделю он наткнулся на две комнаты с фресками, в том числе, на обширный зал с так называемыми сценами дионисийских мистерий. В просторном помещении все стены были выкрашены в насыщенный красный — киноварный — цвет, на каждой стене находилась одна или несколько сцен с изображением какого-то религиозного ритуала. В центральной фигуре фресок сразу же был узнан бог Дионис, и первые исследователи предположили, что весь цикл картин связан с дионисийскими мистериями — таинственными обрядами, о которых мало что известно.

Слухи об открытии Итема быстро дошли до властей, и в Помпеи приехала археологическая комиссия из Неаполя. Спустя считанные дни комиссия заподозрила археолога-любителя в том, что он выносит с территории виллы мелкие находки и торгует ими (подозрения оправдались); более того, судя по отчетам, Итем ухитрялся откалывать со стены куски фресок и продавать их желающим. После полугодовой борьбы с Итемом комиссия лишила его права на ведение раскопок, но оставила ему разрешение водить на виллу туристов. За эти полгода в Помпеях произошло землетрясение, из-за которого фрески виллы заметно пострадали, особенно центральная сцена с Дионисом.

В конце октября того же 1909 года в Помпеи приехала экспедиция из Германии и завершила первый этап раскопок и реставрации, в частности, над помещениями виллы возвели крышу, защитившую фрески от дождей.

Второй этап раскопок состоялся уже в начале 1930-х, и тогда «виллу Итема», как стали называть открытие владельца гостиницы «Hotel Suisse», переименовали в виллу Мистерий. Археологи Помпей еще с XVIII века любили называть городские объекты по какому-нибудь интересному признаку — дом Этрусской колонны, дом Фавна, дом Моралиста и т.д.

Мистерии

Большие — в человеческий рост — фрески содержает девять сцен с изображением людей, животных и мифологических персонажей. По-видимому, все сцены связаны друг с другом, но точное значение их остается неразгаданным. Большинство исследователей сходятся в том, что на фресках изображены либо этапы, либо элементы ритуала, связанного с богом Дионисом, причем главные участницы события — женщины. Изображение самого Диониса пострадало во время землетрясения 1909 года. Тем не менее глядя на фреску можно видеть, что бог вина сильно пьян (и бос на одну ногу) и лежит в объятиях критской царевны Ариадны. И это — самая понятная часть цикла. Все остальное интерпретировать труднее.

Сразу при входе в комнату зритель видит слева от себя женщину с лицом, прикрытым вуалью, причем женщина как будто тоже входит в помещение. Возможно, этой женщине предстоит пройти обряд посвящения, но она может быть и жрицей, и матерью кого-то из других персонажей цикла. Рядом с ней находится группа из трех человек: обнаженного мальчика, читающего свиток, слушающей его женщины с другим свитком и третей женщины, несущей поднос и призывно смотрящей на посетителей.

В следующей сцене (осмотр ведется против часовой стрелки) зритель смотрит на сидящую к нему спиной женщину в лавровом венке. Она снимает покрывало с корзины, но содержимое корзины остается невидимым. Служанка льет воду в плоскую чашу, а Силен играет на лире.

Самая ошеломительная сцена — третья от входа: молодой сатир играет на свирели, нимфа кормит грудью козу, а женщина кричит от испуга, выставив вперед руку (реалистично укороченную художником в соответствии с законами перспективы). За ее спиной парусом раздут кусок ткани, что придает фреске необычный динамизм. По одной из версий до крика женщину довел молодой сатир из четвертой сцены. Он держит в руках жутковатую маску Силена. При этом сам Силен неодобрительно смотрит на испуганную женщину. Он держит в руках серебряный сосуд, в который смотрит второй юный сатир. Если это — гадание по отражению, то второй сатир видит в зеркале сосуда и себя, и маску.

Далее идет сцена с Дионисом (пятая по счету) , а за ней — странная группа, состоящая из женщины, сдергивающей покрывало со предмета, напоминающего некоторым исследователям очертания Везувия, и крылатой девушки, взмахивающей прутом. Прут, по всей вероятности, предназначен для почти обнаженной девицы, прячущей голову на коленях еще одной женщины (седьмая сцена). Рядом же стоит девушка, танцующая с кастаньетами. В двух последних сценах зритель видит молодую женщину, чье лицо отражается в зеркале, которое держит амур, еще одного амура и женщину постарше, наблюдающую за младшей.

Существует точка зрения, согласно которой комната с фризом была чем-то вроде эзотерического святилища для отправления женского дионисийского культа. Но есть и более светская версия, сторонники которой полагают, что весь цикл — аллегорическое и даже отчасти ироническое изображение приготовления к браку, причем обычному, земному, а не божественному.


Фотография: Wikimedia Commons

Реставраторы

Фрески виллы Мистерий восстанавливали неоднократно, но только в начале 2000-х стало ясно, что одного восстановления мало: необходимы глубокая очистка красочного слоя и его укрепление. Еще во время первых раскопок археологам не удалось полностью удалить с росписей почву, пепел и песок. При меняющейся влажности и температуре неровности превращались в трещины, в трещины проникала вода, фрагменты фресок отслаивались от стен. До известной степени разрушение сдерживала сравнительно простая и эффективная технология нанесения прозрачной пленки на росписи: такую пленку умели делать еще в начале XX века из смеси петролейного эфира и воска. (Правда, современные реставраторы полагают, что такая смесь затемняла краски, то есть насыщенная киноварь, которая хорошо воспроизводится на фотографиях из виллы Мистерий— это не тот цвет, который видели владельцы и гости виллы две тысячи лет назад). Тем не менее, даже регулярно поновляемые покрытия на фресках не могли полностью защитить их от отслоения. Инфракрасная термография пригодилась как раз для поиска точек, где фрески отставали от стен.

Для очистки настенных росписей от грязи, сажи и других мелких частиц реставраторы использовали лазеры. Еще недавно эта технология считалась экспериментальной, но в последние два-три года ее применяют во многих проектах, в частности, в Ватикане.

Использование антибиотиков для спасения росписей от колоний бактерий — редкая, но не уникальная технология. Французские реставраторы еще в начале 1960-х столкнулись с тем, что в знаменитой пещере Ласко на стенах поселились водоросли. Ученые накладывали на пораженные участки «компрессы» с антибиотиками и формалином. Установленная тогда же новая система вентиляции избавила Ласко от проблемы микроорганизмов на сорок лет. Правда, при замене системы вентиляции в 2000-х на стенах пещеры Ласко поселились плесневые грибы, и до конца с ними еще не удалось справиться.

Насколько эффективно оказалось лечение стрептококка на фресках виллы Мистерий, станет понятно через несколько лет. Возможно, что применение лекарств придется повторить, и реставраторы отдают себе отчет в том, что панацеи в их работе не бывает.

Юлия Штутина

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.