Манн, Иванов и Фербер

Научно-популярные книгоиздатели

«Неизведанное тело»: Удивительные истории о том, как работает наш организм

Большинство людей очень поверхностно представляют, как человек выглядит и устроен изнутри. Однако врачи, которым приходится изучать различные части нашего тела, в том числе скрытые под кожей, хорошо понимают, какую роль в поддержании гомеостаза играет каждая из них. В книге «Неизведанное тело. Удивительные истории о том, как работает наш организм» (издательство «Манн, Иванов и Фербер»), переведенной на русский язык Евгенией Ципилевой, доктор медицинских наук Джонатан Райсмен рассказывает, как органы и системы организма человека функционируют по отдельности и в совокупности друг с другом. Предлагаем вам ознакомиться с фрагментом, который посвящен травмам глаз, связанным с попаданием туда инородных предметов.

Глаза

По словам Фреда, последнее, что он увидел, был сноп искр. Он работал мастером по обработке металла на заказ в сельской местности в Пенсильвании. В тот день он держал грубое вращающееся колесо шлифовального станка, обрабатывая новый набор дверных петель, когда по мастерской пронесся залп раскаленных обломков металла и рассыпался по полу, как шрапнель. Когда Фред изменил положение шлифовального станка, чтобы обработать петли под другим углом, диск снова ушел вниз, и он мгновенно почувствовал мучительное жжение в правом глазу. Несмотря на боль, он доехал с закрытым глазом от своего дома до отделения скорой помощи, где я работал.

Когда я впервые увидел Фреда, он в ярости мерил шагами кабинет, пересказывая случившееся.

«Такое ощущение, что этот кусок металла раздирает мне глаз изнутри!» — кричал он. Его короткие грязные светлые волосы склеились от пота. Ладонью, испачканной в смазке, он держался за поврежденный глаз. Фред был на голову выше меня и заставлял меня нервничать, мечась по комнате, как дикий зверь, раненный в самую чувствительную часть тела. Несмотря на мои увещевания, он отказывался сесть.

Диагностика и лечение заболеваний глаз противоречат простому факту о человеческом теле: каждой фиброй организм пытается уберечь глаза от попадания в них чего-либо, включая руки врачей. Но я беспокоился, что давление правой руки Фреда и смазка на ней могут еще больше повредить глаз, который уже пострадал от летящих металлических осколков: люди очень часто повторно травмируют глаза в результате трения после первоначальной травмы или раздражения. Пообещав облегчить боль, я наконец уговорил его сесть на койку и смог осторожно отвести его руку от лица. Он едва мог держать правый глаз открытым, но на мгновение я разглядел повреждение: между его спазмированными веками виднелся кроваво-красный цвет.


Все врачи скорой помощи знают, что травмы лица возникают очень часто. Коллега, специализирующийся на ЛОР-хирургии, однажды сказал мне, что благодаря травмам лица, связанным с алкоголем, его дети окончили колледж. Когда я начал работать врачом в отделении скорой помощи, я тоже обнаружил, что лицо — это та часть тела, на которой чаще всего отражаются последствия насилия и пьяных казусов людей. Но, осмотрев множество пациентов с травмами лица, я заметил одну тенденцию: непосредственные повреждения глазных яблок случаются на удивление редко.

Даже если лицо пациента в свекольно-фиолетовых синяках, веки опухли до такой степени, что не раскрываются, переносица сплющена, а пазуха рядом с ней разбита и заполнена кровью и осколками костей, когда мне удается приоткрыть веки, я обычно обнаруживаю целое и невредимое глазное яблоко, удобно устроившееся на своей подушке из жировой ткани глазницы. Когда я вижу, что оно свободно вращается во всех направлениях, его поверхность белая и однородная, без намека на красный цвет, который я мельком видел у Фреда, а черный зрачок по центру сужается в ответ на свет, я понимаю, что травма не затронула его.

Человеческое лицо создано таким образом, чтобы защитить жизненно важные и очень уязвимые глазные яблоки от травм. Каждое из них глубоко посажено в костную полость, называемую орбитой, которая окружена костным гребнем, выступающим со всех сторон как щит. Над глазом находится надбровная дуга — костный гребень, увенчанный бровью и выступающий наружу, как защитный козырек, а под глазом — скуловая кость, формирующая такой же выступ. Переносица защищает глазные яблоки пропорционально своей варьирующей высоте, а внешний край глаза, расположенный ближе к виску, также находится под защитой прочного и надежного костного края лица. Пространство вокруг орбиты так умело спроектировано, чтобы отбивать атаки пуль, кулаков и углов стола, и обычно это удается.

Наше тело также обладает хорошо отточенными рефлексами для защиты глаз. Такие реакции, как уклонение или блокирование руками приближающихся объектов, укоренились настолько глубоко, что их трудно контролировать. Наши веки непроизвольно зажмуриваются, когда надо уберечься от летящего мусора, и не раскрываются, даже когда мозг знает, что приближающийся объект безопасен. Из-за этих инстинктов мне было трудно научиться самостоятельно надевать контактные линзы, и, признаюсь, мне до сих пор сложно закапывать глазные капли. Пациентам особенно трудно преодолевать свои рефлекторные реакции, когда мне приходится обследовать их глаза на наличие мелких предметов.

Если бы строение лица говорило нам о чем-то одном, это было бы то, что глаза имеют огромное значение и очень уязвимы. Однако, несмотря на все эти меры предосторожности, все равно иногда что-то умудряется проскочить мимо защиты и попадает в глаз.

Такие инородные тела — одно из самых неприятных явлений. Даже мельчайшая пылинка, которая была бы почти незаметна в любом другом месте на поверхности тела, при попадании в глаза становится непропорционально раздражающей, и ее совершенно невозможно игнорировать. Даже крохотная ресничка — специальный волосок, прикрепленный к краям век для защиты глаз от мусора, — становится неотложным отвлекающим фактором.

Постоянно увлажненная поверхность глазного яблока — один из самых чувствительных участков поверхности тела. В этом смысле глаза похожи на яички: травма этих органов вызывает боль, которая совсем не пропорциональна приложенной силе или нанесенному ущербу. Яичники, еще один парный орган, тоже чувствительны, но они защищены от непосредственных ударов костным кольцом таза. Самые деликатные и хрупкие части человеческого тела всегда выглядят как пара изящных орбит.


Когда пациентов беспокоит «что-то в глазу», обычно это что-то попадает не внутрь сферы глазного яблока. Инородные тела часто находятся где-то на поверхности глазного яблока, под веком или в одной из его складок. И именно туда я отправился на поиски металлической стружки у Фреда.

Я взял небольшой флакон с обезболивающим раствором из «офтальмологического набора» — коллекции инструментов и диагностических средств, которые всегда есть наготове в отделении скорой помощи. Следуя моим указаниям, Фред облокотился на спинку койки, запрокинул голову и посмотрел в потолок. Я капнул несколько капель во внутренний уголок его правого глаза; они на мгновение замерли, а затем устремились между век и растеклись по поверхности глазного яблока, превратившись в водянистую глазурь. Фармакологическая возможность поверхностной анестезии глаза — один из самых полезных инструментов во всей медицине. Без него удаление инородного тела было бы гораздо более жестоким как для пациента, так и для врача.

Через минуту капли подействовали, и Фред смог спокойно держать глаз открытым. Когда жгучая боль утихла, его напряженные мышцы лица тоже наконец расслабились. Я взял фонарь из чехла на стене позади него и склонился над лицом пациента. Когда я потянулся рукой к правому глазу Фреда, его голова дернулась в сторону, а напряженный корпус говорил о том, что ему все еще трудно ослабить свою инстинктивную бдительность.

«Постарайся не шевелиться», — сказал я, при этом мое лицо было в нескольких дюймах от его лица. От него пахло машинным маслом.

Я раздвинул веки пальцами левой руки и посветил фонариком на поверхность глаза, ища маленькую темную точку, которой не должно там быть. Черный зрачок в центре его глаза был обрамлен коричневым кольцом радужки, и оба были покрыты роговицей — прозрачным куполом, отражавшим свет. Я нигде не увидел ни точек, ни царапин. Я внимательно осмотрел белок глаза Фреда: он был темно-розовый, цвета драконьего фрукта. В глазное яблоко, как и в любую другую часть тела, после травмы приливает кровь, чтобы ускорить заживление. Его глаз также был переполнен слезной жидкостью: организм пытался смыть незваного гостя.

При любом тщательном поиске инородных тел в глазу веки пациента должны быть вывернуты: на их внутренней поверхности я находил множество предметов, которые царапали роговицу снова и снова при каждом моргании. Я достал стерильную ватную палочку и осторожно прижал ее мягкий луковицеобразный конец к верхнему веку Фреда. Другой рукой я потянул веко вверх за ресницы, выворачивая его, чтобы осмотреть влажную розовую поверхность. Когда я еще учился это делать, эта часть офтальмологического обследования была сложной для меня. Мне казалось, что промокшие от слез веки скользкие и их трудно захватить, и я не решался с усилием натягивать и выворачивать их. Из-за чувствительности моих собственных глаз я не горел желанием манипулировать с чужими.

За годы практики моя техника стала быстрее и точнее, как и во многих других дискомфортных медицинских процедурах. Я научился быть в меру жестоким с глазами, но никогда бы не достиг жестокости офтальмологов, которые проводят операции на глазных яблоках, захватывая их пинцетом и разрезая насквозь.

Я тщательно осмотрел каждый уголок в глазу Фреда, но не нашел ни подозрительных точек, ни осколков металла. Я выключил фонарик и встал.

«Я ничего не вижу», — сказал я Фреду. Он уставился на меня с недоверием, которое я видел во взгляде многих других пациентов, убежденных, что что-то — зачастую контактная линза — все еще мешается в их глазу. Некоторые пациенты даже опасались, что потерянная линза могла проскользнуть за глазное яблоко. В таких ситуациях я провожу тщательный и, как правило, безрезультатный поиск, а затем убеждаю их, что контактная линза, скорее всего, уже выпала и они просто чувствуют остаточное раздражение. Я также объясняю, что края глазной щели — это тупики и предметы не могут проскользнуть через них. Однако пациенты часто не верят мне, и это видно по их лицам, как и по лицу Фреда.

Ощущение, что в глаз что-то попало, настолько сильное, что человек сразу же начинает доверять этому ощущению и сомневаться в правоте врача, который, возможно, просто недостаточно тщательно искал инородное тело. У многих пациентов, обращающихся за помощью по поводу ощущения инородного тела в глазу (то же самое касается пациентов, которые чувствуют, что что-то застряло в горле), обычно там нет ничего, кроме царапины.

Но случай Фреда был иным. Я сказал ему, что есть еще одна вероятность: кусочек металла может находиться внутри глазного яблока. Шлифовальные круги вращаются быстро, и раскаленные металлические осколки отлетают от них с достаточно большой скоростью, чтобы проколоть глазное яблоко. Такие предметы, известные как внутриглазные инородные тела, встречаются нечасто, но при их наличии часто наблюдаются характерные признаки. Проколотое глазное яблоко может лопнуть, как заполненный водой воздушный шар, и спасть, при этом вязкая влага вытекает наружу, а белая фиброзная оболочка складывается и сминается. Зрачок также может из своей типичной круглой геометрической формы стать каплевидным или вытянутым, как миниатюрная черная река, впадающая в окружающую ее цветную радужку.

Однако бывает, что поврежденный глаз выглядит нормально, как в случае Фреда: глазное яблоко было выпуклым и плотным, а зрачок — идеально круглым. Но я знал, что в этом случае не стоит полагаться на свои глаза и что многие пациенты с внутриглазными инородными телами покидают отделение скорой помощи с диагнозом «царапина роговицы». Если не удалить этот объект, он может лишить человека зрения. Единственным способом узнать наверняка было заглянуть в глазное яблоко Фреда с помощью компьютерной томографии. Я разместил заявку на компьютере и стал ждать результатов.


Подробнее читайте:
Райсмен, Дж. Неизведанное тело. Удивительные истории о том, как работает наш организм / Джонатан Райсмен ; пер. с англ. Е. Ципилевой ; науч. ред. О. Сергеева. — Москва : Манн, Иванов и Фербер, 2022. — 288 c. — (Тело. Инструкция).

Ранее в этом блоге

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.